Меню Рубрики

Психические расстройства при заикании

Наличие психологических, психосоматических нарушений, безусловно, оказывает влияние на общее душевное здоровье и самочувствие человека. В настоящее время достаточно распространенным является мнение о том, что заикающиеся люди – не такие, как все. Про них говорят – «особенные», «странные», «непонятные для окружающих» и т.д. Так ли это на самом деле? И чем опасно заикание для психологического здоровья и благополучия человека?

Российскими учеными, а также исследователями из других стран, были проведены масштабные обследования людей, страдающих логоневрозами. В итоге выяснилось, что заикание, действительно, оказывает влияние на формирование личностных особенностей человека, уровень его социализации, адаптации и т.д. Чем же отличаются больные логоневрозом от других людей?

Данных о том, что заикающиеся характеризуются более высоким или низким интеллектом, по сравнению с другими людьми, в настоящее время нет. Все мы знаем, что многие великие деятели науки, искусства также страдали данным заболеванием (Исаак Ньютон, Р.И. Рождественский, С.И. Михалков и т.д.). При этом в их умственных способностях сомневаться не приходится. В то же время практика показывает, что многие дети, страдающие логоневрозом, отличаются более низкими интеллектуальными показателями, характеристиками школьной успеваемости, по сравнению со здоровыми сверстниками. Одним словом, заикание в раннем, дошкольном, младшем школьном возрасте в большинстве случаев оказывает существенное влияние на развитие познавательной сферы ребенка. Речь для малыша – это важное условие его личностного, социального, интеллектуального развития. Языковые расстройства, трудности в общении со сверстниками и взрослыми являются значительной помехой для получения и усвоения необходимой информации.

Основными особенностями эмоционально-волевой сферы людей, страдающих заиканием, являются:

  • эмоциональная неустойчивость;
  • низкий уровень самоконтроля;
  • постоянные переживания по поводу своего речевого дефекта;
  • преобладание астенических эмоций (печаль, страх и т.д.) ;
  • частое нахождение в состоянии острого эмоционального напряжения и т.д.

Одним словом, эмоционально – волевая сфера заикающихся людей в большинстве случаев характеризуется преобладанием негативных эмоций и чувств, трудностями самоуправления, душевной нестабильностью.

Большая часть больных логоневрозом испытывает существенные трудности в процессе налаживания контактов со знакомыми или незнакомыми людьми. Замкнутость, неуверенность в себе, комплексы, неспособность быстро и четко выражать свои мысли нередко являются основными «спутниками» заикания. Естественно, данные негативные моменты – это серьезная помеха для нормальной коммуникативной деятельности человека. Сложности в построении отношений с людьми одинаково болезненно переживаются представителями различных возрастных групп. Маленькие дети, подростки, страдающие заиканием, испытывают трудности в поиске дружеских отношений со сверстниками. Представители юного возраста, взрослые люди остро переживают из-за речевых нарушений в процессе общения с лицами противоположного пола. Одним словом, современный человек – социален, он не может жить вне контекста общества. Поэтому успех в коммуникативной сфере является одним из самых важных условий его профессионального, личностного, семейного благополучия.

Главными поведенческими характеристиками людей, страдающих хроническим заиканием, являются:

  • избегание общения, страх говорить;
  • стремление к одиночеству, замкнутость;
  • закрытость перед новым социальным опытом – нежелание знакомиться с людьми;
  • постоянная тревожность, раздражительность, нервная неустойчивость;
  • скованность в присутствии других людей и т.д.

Таким образом, логоневроз – это заболевание, которое оказывает существенное негативное влияние на общее психологическое здоровье и самочувствие человека, его личностное, социальное, интеллектуальное и профессиональное развитие. Особенно опасно детское заикание, последствия которого могут быть необратимыми. Именно поэтому с данным заболеванием всегда необходимо бороться. Своевременное обращение к квалифицированному специалисту – первый шаг на пути лечения заикания.

Психологи, психотерапевты Центра Психологии Самореализации оказывают профессиональную помощь в вопросах коррекции и устранения заикания у детей и взрослых. Наши специалисты проконсультируют Вас по интересующим вопросам, помогут определиться с методом, способом организации лечения, предложат высокий уровень психологической поддержки. Будьте здоровы!

источник

Невротическое заикание – расстройство нервной системы, отражающееся на плавности и ритме речи пациента. Патология также известна под названием «логоневроз».

Заикание у взрослых и детей может возникнуть на фоне затяжного стресса, при или после перенесённого эмоционального шока. Ежегодно десятки тысяч человек обращаются с подозрением на логоневроз к логопедам и неврологам.

Рассмотрим подробнее, какая форма заикания вызывается психогенными причинами и психотравмами, что предшествует возникновению приобретенного логоневроза невротической формы, чем обусловлен механизм заболевания.

Невротическое заикание (либо логоневроз) – одна из форм нарушения речевых функций, которая выражается в искажении ритма разговора, появлении речевых повторов и невротических запинок.

Данное заболевание, подобно аналогичным заиканиям, формируется вследствие тонических и тоникоклонических судорог в дыхательно-вокальной и артикуляционной мускулатуре.

Логоневроз тесно связан с психотравмирующими событиями, благодаря чему он относится к группе неврозов. Однако заболевание также может быть вызвано внезапно.

В группе риска находятся дети. Главным образом во время активного формирования речевых функций. Кратковременные запинки речи наблюдаются у 4-х детей из 100.

Основной причиной появления невротических запинок является влияние психотравмирующей ситуации либо затяжного дистресса.

В случае единоразового разрушительного психоэмоционального события заболевание может пройти через некоторое время, более серьёзные последствия (вплоть до преходящего мутизма) выражаются вследствие продолжительного пребывания в неблагоприятной для психики среде.

Можно ли начать заикаться от испуга? Примеры психогенных причин заикания у детей и взрослых:

  • стресс, сильный испуг или сильный гнев;
  • чрезмерная нагрузка при обучении разговорной речи;
  • нарушение семейных ролей и функциональности семьи у детей;
  • подражание разговору заикающегося родственника или друга;
  • потеря близкого человека;
  • проблемы любовного характера.

Зарождение и формирование логоневроза в современной медицине ещё недостаточно изучено.

Предположительно, при воздействии острых стрессовых ситуаций невротические запинки развиваются посредством появления устойчивой патологии условно-рефлекторных функций. А окончательное закрепление болезни – формированием моторного автоматизма.

Можно сделать предположение, что в возрасте с 2-х до 4-х лёт на заикание влияет патологическое закрепление естественных речевых запинок, характерная для данного возрастного периода формирования речевых функций (т.н. функциональное заикание).

Как показывает статистика, зачастую заикание на ранних стадиях начинает проявляться среди детей 3-5 лет. Осложнение симптоматики и сопутствующих невротических реакций можно наблюдать в основном среди подростков, в периоде 15-17 лет.

Процесс осложнения связан со стремительными возрастными переменами в организме человека. Логофобия (страх речи) формируется именно в период пубертата, также появляется субдепрессивные изменения настроения, возникают разного рода астенические и сомато-вегетативные расстройства.

Последствия перенесения повреждения психики могут проявляться в виде мутизма по причине торможения в зонах речедвигательного анализатора. Мутизм выражается в отказе больного от использования речи.

Длительность «периода молчания» варьируется в зависимости от состояния нервной системы, а также тяжести травмы. Торможение влияет на отделы коры и подкорки головного мозга, захватывает ствол и ретикулярную формацию.

Заикание является только симптомом различных расстройств, из списка которых преобладают: синдром неврозоподобного нарушения речи и речевой невроз (логоневроз).

Другие виды патологии могут существовать в рамках кататонии, эпилепсии, деменции и т.д. В подобных случаях больного направляют на борьбу с главенствующим заболеванием.

Существует также заикание неопределённого происхождения, которое не укладывается целиком в дихотомию логоневроза – это неврозоподобный логосиндром резидуально-органического типа.

Впоследствии растормаживания появляются фрагменты диссоциации различных уровней ЦНС. У больного ребёнка идут отдельные слова, ломается темп, изменяется плавность речи и появляются запинки, ребенок заикается, когда волнуется или нервничает.

Влияние психологически неблагоприятной среды для пациента в таком состоянии может повлечь закрепление речевых дефектов и невротических реакций.

К симптоматике нервного заикания у детей может присоединиться синдром страха, характерный для детских неврозов: больной ребёнок начинает стремиться избежать речевых контактов, идёт нарушение коммуникативных функций.

В процессе взросления вероятно появление страхов и навязчивых мыслей, заикание появляется у взрослого человека при волнении. Речевые нарушения могут то исчезать, то возникать вновь.

Чем характеризуются движения детей, страдающих невротическим заиканием? Многие исследователи данной речевой патологии высказывают различные мысли касательно сопутствующих ритуальных движений у больного. На фоне психастенической акцентуации характера была диагностирована специфическая логофобия.

У учеников школ отмечались частые прикосновения ко лбу (жест напряжённой мысли). Работящие люди наблюдали у себя, например, при общении с начальством, переминание с ноги на ногу, прикосновения к мочке уха, похлопывание по определённой части тела.

Диагностика логоневроза проходит при наблюдении сразу нескольких специалистов. Опишем детально диагностическую схему: от обращения к врачам до постановки диагноза.

Как проходит диагностика невротического заикания:

  1. Обращение к специалистам в области логопедии и неврологии.
  2. Обследование речи пациента логопедом, определение нарушения темпа, ритма, плавности, наличие ошибок, повторов, растягиваний звуков и прочих дефектов.
  3. Полная неврологическая проверка состояния психического здоровья. В том числе проверка рефлексов больного.
  4. Назначение детального курса лечения.

Дифференциальную диагностику применяют для того, чтобы отличить невротическое заикание от неврозоподобного. Последний тип патологий возникает ввиду черепно-мозговых травм или множественных отклонений центрально-нервной системы.

В основном, неврозоподобное заикание сопровождается органическими изменениями личности: инертность, несменяемость эйфорического состояния, затруднённая переключаемость.

Во избежание органической природы заикания врачами в дополнение назначается проведение следующих исследований: МРТ, Эхо-ЭГ, ЭЭГ, РЭГ или КТ головного мозга.

Необходимо понимать, что невротическое заикание (когда ребенок или взрослый внезапно, резко начал заикаться) может являться сопутствующим заболеванием при определённых психических отклонениях (например: шизофрения, олигофрения, психопатия). В таких случаях больному назначают консультацию у психиатра.

Кроме того, невротическое заикание следует отличать от функционального заикания у детей. Последнее возникает из-за быстрого развития речи в возрасте 2-5 лет, когда полушария мозга не успевают созревать. Оно имеет временный характер и проходит само, не является истинным логоневрозом.

Можно ли и как вылечить заикание, возникшее от испуга? Логоневроз поддаётся коррекции. Прежде, чем преступать к лечению, требуется изучить и устранить повлекшую к патологии причину.

Лечение проводится медикаментозным и психотерапевтическим путём. Время и интенсивность курса зависит от сложности заболевания, для эффективности проводимых процедур следует точно придерживаться всех врачебных установок.

Список лечебных процедур для улучшения состояния пациента:

  • релаксирующий массаж – снятие тонуса речевого аппарата и улучшение кровообращение в теле;
  • дыхательная гимнастика – налаживание качественного дыхания;
  • настенная психотерапия – психологическое преодоление речевого барьера между больным и социумом;
  • медикаментозные средства – лечение серьёзных психических расстройств;
  • электросонотерапия – улучшение кровообращения, снижение болевой чувствительности;
  • психологические тренинги, арт-терапии и сеансы психоанализа – социализация больного, установление и самоизлечение болезни;
  • гипноз – расслабление тела и выяснение причин психотравмы у пациента.
  • Невротическое (в просторечье «на нервной почве») заикание у ребенка и взрослого чаще всего возникает вследствие перенесённого стресса. Неблагоприятные психологические факторы влияют на деструкцию речи человека. Симптоматика заболевания может как выражаться ярко, так и косвенно с попеременными рецидивами.

    Логоневрозу больше подвержены личности, обладающие слабой психоустойчивостью. Чаще всего заболевание характерно для раннего детского возраста, к примеру, ребенок внезапно испугался и после перенесенного испуга резко начал заикаться.

    В зависимости от тяжести заболевания и условий лечения, патология имеет благоприятный и неблагоприятный исходы. В случае прогредиентной (благоприятной) ситуации симптомы способны исчезнуть полностью.

    Что такое невротическое заикание, чем оно отличается от неврозоподобного, как можно его победить:

    источник

    Что такое заикание? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Черемушниковой И.И., детского невролога со стажем в 29 лет.

    Заикание — это болезнь, при которой человек не может своими волевыми качествами характера контролировать или «сглаживать» судорожно расстроенную речь, из-за чего повторяет или продлевает слова, слоги, фразы [1] [21] .

    Эта патологическая речь отличается не только повторением или удлинением произносимых звуков, слогов, слов, но и частыми остановками, разрывающими равномерное течение речи. Речевые тики (частое повторение слов-паразитов, протягивание звуков по типу «э-э-э») и речь взахлёб не имеют к заиканию никакого отношения [1] [14] [17] [24] [37] .

    Заикание поражает людей всех возрастов. Чаще всего оно встречается у детей от 2 до 6 лет, когда они развивают свои языковые навыки. По данным мировой научной литературы, заикаются около 2,5 % детей дошкольного возраста [36] [37] .

    Среди взрослых заикание встречается у 0,73 % людей, охватывая более 70 миллионов человек во всём мире. А в недавнем исследовании американские учёные выявили, что из 135 взрослых людей заикается примерно один человек [34] [36] [37] .

    Мальчики заикаются в 2-3 раза чаще, чем девочки. С возрастом эта гендерная разница только увеличивается: мальчиков, которые продолжают заикаться, становится уже в 3-4 раза больше, чем девочек с этими же проблемами. Мужчины также заикаются чаще, чем женщины (в четыре раза).

    Приблизительно от 5 до 10 % детей заикаются в течение нескольких недель или нескольких лет. При этом 75 % детей выздоравливают от заикания, а остальные 25 % могут продолжить заикаться на протяжении всей жизни [2] [12] [24] [28] [30] [32] [34] .

    Чем раньше начинается заикание, тем больше вероятность, что оно будет недолгим [1] . Так, ребёнок, который начинает заикаться до 3,5 лет, реже заикается в дальнейшей жизни.

    Причины заикания делятся на две группы:

    • Предрасполагающие причины — связаны с генетикой или патологическими процессами, которые произошли во младенчестве. На них практически невозможно повлиять.
    • Провоцирующие причины — на них может повлиять как сам заикающийся, так и его окружение путём изменения образа жизни, воспитания, здорового питания, закаливания, создания психологически комфортного окружения и др. [27] .

    Предрасполагающие причины заикания:

    • Наследственность — невропатическая генетическая отягощённость у родственников первой линии (родителей, братьев, сестёр, детей), которые имели такие «гипертрофированные» черты характера, как потребность в одобрении и расположении всех окружающих людей, ночные страхи, недоверие, зацикленность на собственных переживаниях, непереносимость критики, неуверенность в себе и т. д. [6][15] .
    • Невротические особенности заикающегося (ночные и дневные страхи, дневное или ночное недержание мочи, повышенная импульсивность, эмоциональная несдержанность).
    • Наследственная отягощённость по подкорковой недостаточности, т. е. наследственные заболевания, которые связаны с нарушением работы отделов мозга, участвующих в координации двигательной активности (таламический синдром Дежерина — Русси, гипоталамический синдром, болезнь Паркинсона, повышение постуральных (статических) рефлексов, паллидарный тремор, гипотонически-гиперкинетический синдром, гемибаллизм).
    • Патология, развившаяся у ребёнка ещё в утробе матери или сразу после рождения (гипоксия, ишемия и внутрижелудочковые кровоизлияния).
    • Соматоневрологические заболевания с энцефалопатическими последствиями (нехватка кислорода плоду, инфекция во время беременности; резус-конфликт и конфликт по АВО системе; удушье новорождённого; травма при родах; врождённый порок сердца; последствия черепно-мозговых травм; интоксикация этиловым спиртом, свинцом, хлороформом, наркотиками и бактериальными токсинами — дифтерией, столбняком).
    • Ослабление или исчерпание возможностей нервной системы компенсировать нарушения в результате инфекционных и соматических заболеваний, а также при наличии трудностей социальной адаптации [5][6][7][8][9][15] .
    Читайте также:  Адаптол помог при заикании

    Провоцирующие причины заикания:

    • однократная травмирующая ситуация (испуг, страх и др.);
    • общение с ребёнком в семье на двух и более языках;
    • быстрый темп речи (тахилалия);
    • неправильное проговаривание звуков, букв, фраз;
    • подражание окружающим, у которых есть патология речи.

    В настоящее время проводится много исследований по изучению распространённости заикания в двуязычных семьях. Например, одно исследование показало, что дети, говорящие по-английски и ещё на другом языке, имеют повышенный риск заикания и более низкие шансы на избавление от него, чем одноязычные дети. Другое исследование, хотя и методологически слабое, показало относительно неразличимые проценты одноязычных и двуязычных заикающихся [28] . Из-за такого количества противоречивых данных связь между двуязычием и заиканием была названа «загадочной» [35] .

    К неблагоприятным условиям относятся:

    • «ослабленность» ребёнка иммунодефицитом, соматической и неврологической болезнью;
    • возрастные особенности деятельности мозга (повышенная судорожная готовность и др.);
    • ускоренное развитие речи с быстрым темпом и распадом плавности и внятности;
    • повышенная реактивность психических процессов из-за «неправильных» отношений с близкими людьми, социальной дезадаптации, частичной или полной утраты способности приспосабливаться к условиям общества;
    • нехватка общения с позитивно настроенными людьми;
    • недостаток динамики развития мелкой и крупной моторики и чувства ритма [16][33] .

    При заикании наблюдается частые повторы букв, слогов или даже слов, протяжные звуки, а также частые остановки или паузы между слогами, словами и предложениями. Всё это разрывает плавное течение речи. Такое состояние следует классифицировать как расстройство только в том случае, если оно заметно нарушает качество речи и длится более трёх месяцев.

    Заиканию также характерны:

    • тенденция к избеганию общения;
    • частое пребывание в расстроенном состоянии;
    • спазмированные мышцы лица и шеи;
    • нехватка волевых качеств характера (выдержки и самообладания, терпеливости и целеустремлённости, настойчивости и принципиальности, инициативности и решительности, организованности и последовательности, самостоятельности и самоконтроля);
    • страх перед публичным выступлением;
    • внезапные повышения тембра голоса в интонации [25][26] .

    Во время волнения у человека с заиканием непроизвольно возникают различные виды насильственных движений — так называемые «тики», гримасы и неестественные движения. Таким образом он пытается преодолеть внутреннее напряжение и заикание [5] [23] [26] .

    Также при заикании встречаются нарушения устной не только устной, но и письменной речи: часто повторяются одинаковые буквы и слоги, возникают разрывы при написании слов. Это связано с дисфункцией мозга, которая мешает человеку правильно строить предложение [9] .

    Заикающиеся люди часто замечают непостоянность заикания: у них бывают «хорошие» дни, когда заикания практически нет, и «плохие» дни, когда они заикаются в течение всего дня [29] .

    В основе патогенеза заикания лежит неконтролируемое судорожное нарушение речи по типу системного нейромоторного сбоя. Оно в первую очередь связано с нарушением работы базальных ганглиев, которые регулируют длительность движений мышц и фонетической реализации элементов речи.

    При заикании нарушается последовательность смены сигналов начала и завершения элементов речи:

    • Если сигнал завершения предыдущего элемента недостаточно сильный, то он повторяется снова. Так развивается типичное клоническое заикание — повторение звуков и слогов.
    • Если речевой аппарат получает команду озвучивать следующий звук, но при этом ещё не завершён предыдущий сигнал, то последовательность формирования речи приостанавливается и развивается тоническое заикание — паузы или растягивание звуков.

    Появление заикания также связано с генетическими нарушениями. Начиная с 2010 года, исследователи из Национального института глухоты и других нарушений коммуникации (NIDCD) определили четыре различных гена, мутации в которых связаны с заиканием. К ним относятся ген 12-й хромосомы, а также гены GNPTAB, NPTG и NAGPA. Мутации в этих генах встречаются у 6 % заикающихся [29] [31] [37] .

    Вероятный патогенез заикания связан с перевозбуждением правого полушария головного мозга и межполушарными нарушениями ритмического компонента речи. При заикании возникает дезорганизация на уровне коры головного мозга. Из-за этого «усиливается» невербальный ритм речи, связанный с преобладанием работы правого полушария [3] [4] [10] [11] .

    Но иногда, когда мысли «обгоняют» язык, возникает физиологическое заикание. В его основе лежит трудность в реализации речевого замысла в момент общения. Вероятный патогенез такого заикания — лингвистически слабая работа левого полушария мозга, которая проявляется в проблемах с реализацией запрограммированного смысла высказывания [11] [12] .

    В МКБ-10 (Международной классификации болезней) заикание относится к психическим расстройствам и расстройствам поведения, которые обычно начинаются в детском или подростковом возрасте [15] .

    По месту проявления оно делятся на следующие группы:

    • респираторное (дыхательное) заикание;
    • вокальное (голосовое) заикание;
    • артикуляционно-фонетическое заикание;
    • смешанное заикание (например, дыхательно-артикуляционное или артикуляционно-голосовое).

    Дыхательное заикание является самой тяжёлой формой дыхательных судорог. Оно делится на две подгруппы:

    • инспираторные формы заикания — проявляются на вдохе;
    • экспираторные формы заикания — проявляются на выдохе [11][12] .

    В зависимости от патогенеза и причины возникновения бывает две формы заикания:

    • Неврозоподобная форма — заикание, связанное с остаточными органическими изменениями головного мозга, которые возникли у малыша ещё внутри утроба матери или в раннем детстве. Примерами такой формы являются заикание и гиперкинезы (тики) при детском церебральном параличе и минимальном нарушении работы мозга с синдромом гипервозбудимости и дефицита внимания (СДВГ). У детей с нервозоподобным заиканием часто диагностируют задержку психического и моторного развития [1][9][30][37] .
    • Психогенная (невротическая) форма (логоневроз) — заикание, возникающее из-за испуга или хронического стресса, которые приводят к развитию психосоматических заболеваний. Такая форма заикания встречается достаточно редко [2] .

    Первая стадия [17] [24] [26] :

    • Заикание возникает очень редко, эпизодически. Оно практически незаметно для окружающих и самого заикающегося. Однако со временем заикание становится более постоянным и выраженным, при этом периоды плавной речи постепенно сокращаются и наступают всё реже и реже.
    • В большинстве случаев заминки связаны с произнесением первого слова в предложении, предлогов и союзов.
    • Заикание усиливается, когда человеку кажется, что к нему относятся с пренебрежением или «вторгаются» в его личную сферу, а также когда собеседник устанавливает своё превосходство в беседе. При этом заикающийся начинает испытывать психологический дискомфорт, становится возбуждённым, из-за чего начинает быстрее говорить и нервничать.
    • Заикающийся человек во всех ситуациях говорит свободно, без смущения, при этом он ещё «не осознаёт» своего дефекта речи и не боится публичного общения.

    Вторая стадия [21] :

    • Заикающийся уже осознаёт наличие дефекта речи. Нарушение становится более длительным, но оно всё ещё мало заметно окружающим. Судорожный дефект речи может полностью исчезнуть на короткое время.
    • Заикание чаще всего проявляется при произнесении многосложных слов, «торопливой» речи или в моменты эмоционального возбуждения.
    • Случаи заикания возникают одинаково часто как в общественных местах, так и дома. Однако в особо важных и ответственных ситуациях центральная нервная система может контролировать речь заикающегося, замедляя темп речи, тем самым уменьшая количество запинок.

    Третья стадия [25] [26] [27] :

    • В определённых ситуациях (особенно при публичном выступлении) очень трудно произнести речь, выстроить правильные ассоциации между значениями слов и производимыми звуками. Заикающийся всё это чётко осознаёт.
    • Постоянно возникают сложности при произнесении определённых слов и звуков.
    • Чтобы избежать «запинок», человек начинает заменять одни слова на другие.
    • При всех явных признаках заикания человек не избегает общения, у него нет выраженных переживаний на счёт дефекта речи, отсутствует страх речи и неловкость при разговоре.

    Четвёртая стадия [10] [22] [24] :

    • Заикание становится большой личностной проблемой для человека. У него возникает явное предвзятое отношение к своему дефекту речи: он смущается и даже стыдится его. У заикающегося возникают мысли типа «я не могу говорить», «меня невозможно слушать», «людям со мной неприятно» и др.
    • Сформированы стереотипные трудности при произнесении определённых слов и звуков. Причём заикающийся уже точно знает, в каких ситуациях, при каких условиях и в обществе каких людей заикание усиливается и может проявиться максимально ярко.
    • Осознание своей речевой «ущербности» ведёт к уклончивым ответам и появлению страха общения с окружающими.
    • Всё перечисленное постепенно ведёт к замкнутости и избеганию общения.

    Заикание приводит к таким отрицательным последствиям, как [12] :

    • стеснительность;
    • замкнутость;
    • мнительность;
    • напряжённость;
    • настороженность;
    • заниженная самооценка;
    • раздражительность и импульсивность;
    • страх одиночества, пугливость.

    Часто у людей с заиканием возникают различные страхи, так называемые «фобии». Наиболее распространённой является боязнь публичного общения и страх перед началом собственной речи — логофобия [1] [22] [24] .

    Также заикание может привести к снижению уровня качества жизни [11] [12] :

    • задержке и общему недоразвитию речи;
    • трудностям обучения, усвоения учебного материала в детском саду и школе;
    • проблеме выбора профессии;
    • торможению карьерного роста;
    • трудностям в создании семьи.

    Всё это со временем может привести к ещё большему усугублению картины заикания, так как формируется порочный круг: с изменением самооценки на фоне заикания ухудшается эмоциональное состояние и нарастает стресс, что ещё больше усиливает заикание и ухудшает навыки общения.

    Кроме того, психогенному заиканию часто сопутствуют другие заболевания:

    • нарушение венозного оттока головного мозга;
    • гипотония (сниженный тонус) мышц, а также признаки раннего остеохондроза и другие нарушения шейных отделов позвоночника;
    • плоскостопие, нарушение осанки, сколиоз;
    • вертебро-базилярный синдром и ослабление кровотока позвоночной артерии;
    • вегетососудистая дистония и нарушения вестибулярного аппарата;
    • повышенное внутричерепное давление.

    Диагноз «заикание» выставляется неврологом, психологом, психиатром или психотерапевтом, если представленные симптомы этого недуга длятся более трёх месяцев [6] [8] .

    Как правило, диагноз устанавливается на основе клинической картины, однако чтобы отличить неврозоподобные и психогенные заикания от других органических причин дефекта речи нужно провести ряд нейрофизиологических обследований (по показаниям врача):

    • эхоэнцефалоскопия (Эхо-ЭГ) — позволяет оценить состояние головного мозга, обнаружить объёмные новообразования;
    • электроэнцефалография (ЭЭГ) — фиксирует изменения работы головного мозга через измерение его электрической активности;
    • доплерография сосудов головного мозга и реоэнцефалография (РЭГ) — позволяют оценить качество кровоснабжения головного мозга и обнаружить нарушения в сосудах;
    • ультразвуковая транскраниальная доплерография с функциями микроэмболодетекции (выявления небольших тромбов в сосудах головного мозга);
    • аксиальная компьютерная (КТ) или магнитно-резонансная томография (ЯМР) в различных режимах.

    Каждый из этих методов исследования проводится для того, чтобы не пропустить органические болезни головного мозга (например, опухоль или сосудистые заболевания). В структуре таких нарушений заикание является вторичным.

    С этой же целью может потребоваться консультация окулиста (биомикроскопия глазного дна и осмотр его периферии трёхзеркальной линзой Гольдмана) и генетика (кариотипирование, синдромальная диагностика).

    Лечение заикания, как правило, комплексное, этапное и достаточно длительное. В нём должны участвовать несколько специалистов.

    Врач-невролог или психоневролог — это врач с высшим медицинским образованием невролога, который окончил курсы психиатрии. Он назначает соответствующую медикаментозную терапию исходя из состояния нервной системы, контролирует динамику развития симптомов заболевания.

    Врач-психотерапевт — это специалист с высшим медицинским образованием, который занимается лечебным воздействием на психику человека. Он использует разные виды психотерапии, включая прямой разговор, гипноз и ряд других техник:

    • Субличностный анализ. Этот подход рассматривает элементы поведения как внутренние образы, которые воспринимаются сознанием человека как части, отдельные от самой личности. Субличности человека привязаны к его семейным, социальным, профессиональным ролям (например, роль родителя, дочки/сына, начальника, коллеги и др.). Психотерапевт в данной технике пытается раскрыть черты и проявления субличностей заикающегося, когда тот ведёт свой внутренний диалог, и пытается изменить патологические черты поведения, нейтрализуя заикание.
    • НЛП (нейролингвистическое программирование) — это ряд психологических методик, благодаря которым удаётся воздействовать на подсознание заикающегося, изменяя его мышление и поведение через введение в его сознание специальных лингвистических программ (установок).
    • Работа с игрушками в качестве дыхательной гимнастики. Для тренировки используют мыльные пузыри, игрушки-вертушки и прочее. При этом ребёнка просят дуть через соломинку, пуская пузыри в воду, дуть на одуванчики и кораблики в воде, надувать шарики и т.д.
    • Аутотренинг — приём самовнушения, посредством которого можно изменять черты характера и вредные привычки.

    Иглорефлексотерапевт — это специалист с высшим медицинским образованием невропатолога или невролога, который прошёл специальное обучение по иглоукалыванию. Он воздействует на специальные точки, нервные окончания, снимая нервное напряжение.

    Психолог проводит тестирование, помогает установить причину возникновения речевого дефекта и разобраться с внутренними проблемами человека, выявляя слабые стороны его характера. Для этого он использует словесные методы воздействия.

    Логопед обучает заикающегося правильно дышать во время речи, пользоваться голосом, легко артикулировать, плавно и ритмично говорить [18] [19] [20] [21] .

    Инструктор по лечебной физкультуре разрабатывает оздоровительные мероприятия, к которым относятся закаливающие процедуры, лечебный массаж и физкультура. Это укрепляет иммунитет человека и позволяется как бы «сбросить отрицательную накопленную энергию» через повышенную мышечную активность [13] [16] .

    Хотя каждый специалист вносит важную неоценимую лепту в лечение заикания, ни один из них не сможет устранить его полностью самостоятельно.

    К лечению данной речевой патологии нужно приступать незамедлительно после постановки диагноза неврологом, психологом или психиатром. Для надёжного излечения от заикания необходимо не менее полугода [22] [26] [27] . Но даже комплексный междисциплинарный и индивидуальный подход к лечению, к сожалению, не всегда приводит к полному выздоровлению [24] [27] .

    Читайте также:  Адаптол для детей при заикании

    Так как заикание связано с неустойчивостью и дисбалансом работы полушарий головного мозга, специфической профилактики заболевания не существует.

    Чтобы создать благоприятные условия для выздоровления, нужно придерживаться следующих правил:

    • Не следует акцентировать внимание на дефекте речи заикающегося, говорить об этом, как о болезни. Лучше всего при общении вести себя естественно и непринуждённо.
    • В присутствии заикающегося всем окружающим и близким необходимо говорить правильно — грамотно выражать свои мысли, используя литературную лексику, не растягивая слова и не убыстряя темп речи.
    • Следует беречь здоровье и укреплять иммунитет заикающегося: соблюдать режим дня, обеспечивать хороший, здоровый дневной и ночной сон, придерживаться сбалансированного рациона, закаляться и приобщаться к спорту.
    • Необходимо оградить заикающегося от неконтролируемого стресса, обучив его спокойно относиться ко всему, что бы ни происходило. Стараться всегда быть оптимистически настроенным и доброжелательным.
    • Чтобы всегда быть в хорошем настроении, заикающемуся нужно нужно найти хобби или увлечение, которое поможет снять стресс, даст возможность хорошо расслабиться и отвлечься от негативных мыслей: живопись, танцы, музыка, фотографирование, рукоделие, садоводство, кулинария, чтение, уход за домашними животными, езда на велосипеде и др.
    • Нужно попытаться максимально оградить заикающегося от травмирующих психику книг и фильмов.
    • Нельзя разрешать ребёнку играть в слишком возбуждающие игры, особенно в вечернее время суток [2][12] .

    источник

    Вэту малочисленную группу вошли три челове­ка: один ребенок дошкольного возраста и 19-летний юно­ша, страдающие шизофренией, а также больной 23-х лет, у которого в результате острой психотравмы развился реактив­ный психоз (реактивный параноид).

    Особенности течения заикания у данной группы больных во многом зависят как от клинических проявлений психи­ческого заболевания, так и от возраста, в котором это забо­левание развивается.

    Характеризуя клинические особенности шизофрении дет­ского возраста, необходимо отметить, что одним из ранних симптомов этого заболевания являются расстройства речи. Дети мало пользуются ею, иногда у них возникает электив­ный мутизм как проявление нарушения контакта с окружа­ющими или рудиментарные кататонические расстройства. При более длительном течении болезни могут наблюдаться неравномерность речевого развития, нарушения темпа, вы­чурность интонации, монотонность голоса.

    На фоне характерной двигательной неловкости либо растор-моженности, сопровождающейся изменениями речевого темпа и ритма, в отдельных случаях может развиться и заикание.

    В качестве примера приведем историю болезни больного М., 6 лет, вошедшего в данную группу заикающихся.

    Ребенок от первой беременности, которая протекала на всем протяжении с тяжелым токсикозом. Роды срочные. Масса тела при рождении — 2800 г, рост — 49 см. Закричал сразу. Грудное вскар­мливание — один месяц, потом в связи с тяжелым маститом у ма­тери мальчик был полностью переведен на искусственное питание.

    Мать — зубной врач, отец — инженер. Матери к моменту рож­дения сына было 36 лет, отцу — 52 года. Наследственность отяго­щенная: родная тетка отца, с которым мать разошлась вскоре пос­ле рождеьия сына, болела шизофренией.

    Физическое развитие: первые зубы появились к 4 месяцам, си­деть начал в 7 месяцев, ходить — к 1 году 4 месяцам.

    Речевое развитие: гуление — с 4 месяцев, первые слова начал про­износить после года, фразовая речь появилась к 1 году 7 месяцам.

    До трех с половиной лет поведение ребенка не отличалось ка-кими-либс особенностями. Он был очень привязан к матери, которая, считая себя виноватой в том, что мальчик лишен отца, всю свою жизнь посвящала сыну. Детский сад М. не посещал, в отсутствие матери оставался с бабушкой и всегда с нетерпением ждал возвра­щения матери с работы.

    Когда мальчику исполнилось три с половиной года, мать в свя­зи со сложным переломом ноги попала на длительное время в боль­ницу. М. очень тяжело переносил разлуку с ней. Часто плакал, поте­рял аппетит, заметно перестал интересоваться игрушками. Появились ночные страхи. Первое время, по рассказам бабушки, содержание страхов совпадало с психотравмирующей ситуацией: мальчику не­сколько раз представлялось, как Баба-Яга уносит из дома мать. Затем страхи приобрели отвлеченный, не связанный с психотрав­мой характер. Ребенок начал бояться скульптурного портрета Льва Толстого. Когда бабушка спрятала скульптуру, мальчику начало казаться, что кто-то смотрит на него из угла, находится под крова­тью. Присутствие рядом бабушки ребенка успокаивало не сразу.

    В этот период поведение мальчика изменилось. На улице он почти не играл с детьми, подолгу в одиночестве катал найденную где-то самодельную маленькую тачку на подшипнике, забросил свои ранее любимые игрушки. Привлечь его внимание к чему-либо ста­ло очень трудно, так как он все время был сосредоточен на своих мыслях. Разговоры бабушки о матери оставляли М. равнодушным.

    Вернувшаяся из больницы через полгода мать не узнала своего сына — ребенок к ней полностью охладел. По ее словам, мальчик, наверное, от нее отвык.

    Постепенно изменилась и речевая активность больного. Маль­чик преимущественно говорил только тогда, когда к нему обраща­лись окружающие. Речь его стала более упрощенной, он все реже использовал развернутые фразы. На вопросы отвечал нехотя, слов­но отвлекался от какого-то важного дела, в которое ушел с головой.

    В б лет у М. на фоне указанных особенностей без видимой при­чины постепенно начало развиваться заикание, в связи с чем он и попал к нам на консультацию.

    При логопедическом обследовании выявлено заикание в сред­ней степени, артикуляторно-голосовая форма, тонико-клонический тип речевых судорог. Темп речи замедлен, артикуляция вялая, го­лос монотонный, тихий. Наблюдается нарушение звукопроизноше-ния по типу стертой дизартрии (ротацизм, ламбдацизм). Сопутству­ющие и ритуальные движения отсутствуют. Речь во время обследо­вания односложная. Активный словарь возрасту не соответствует. Обращенную речь понимает удовлетворительно (некоторые смыс­ловые оттенки не улавливает), внимание ребенка удается сконцен­трировать с трудом. Выраженные речевые затруднения возникают

    в начале речи, когда больной произносит первые слова, как бы преодолевая речевую вязкость. К игрушкам, картинкам, логопеди­ческим инструментам относится безразлично. Внимания на речевых затруднениях не фиксирует. Диагноз: шизофрения.

    В случаях развития психического заболевания у взрослых людей при условии, что заикание появилось у них в детстве, речевое нарушение, особенно когда оно значительно выра­жено, может в течение ряда лет протекать как логоневроз.

    У таких больных могут наблюдаться вторичные логонев-ротические наслоения, ситуативный страх речи, звукофобии и т. п. Но при появлении первых признаков психического заболевания отношение больного к дефекту речи начинает меняться. Психогенное значение заикания постепенно утра­чивается, и по мере нарастания психопатической симптома­тики речевое нарушение перестает играть в жизни больного заметную роль.

    Больной О., 19 лет, студент II курса технического вуза. Иного­родний, живет в общежитии.

    Обратился к специалистам с жалобами на заикание, которое появилось в 5 лет, возможно, по подражанию, так как он общался с заикающимися детьми. Заикание развивалось постепенно. В анам­незе — корь, эпидемический паротит; травмы черепа отрицаются. Сведениями, относящимися к раннему психофизическому и рече­вому развитию, больной не располагает. Со слов больного, наслед­ственность не отягощена. Родители (отец — офицер, мать — по спе­циальности бухгалтер, не работает), брат и сестры здоровы; пси­хических заболеваний, нарушений речи в семье и у ближайших родственников нет. За несколько месяцев до поступления на амбу­латорное лечение к нам в кабинет лечился в Ленинградской клини­ке неврозов им. акад. И. П. Павлова по поводу неврастении. Перед госпитализацией жаловался на сильные головные боли, раздражи­тельность, слезливость, повышенную утомляемость, плохую память, невозможность сосредоточиться во время лекций и занятий. После курса лечения состояние больного в течение двух месяцев было удовлетворительным, затем снова резко ухудшилось, в связи с чем он в институте был вынужден взять академический отпуск.

    Внимание на речи начал фиксировать в 12—13-летнем возрас­те. Ранее по поводу заикания лечился у логопеда в Караганде. На­блюдалось кратковременное улучшение речи.

    К моменту начала лечения в кабинете испытывал боязнь речи в ситуации выступлений на групповых занятиях в институте, трудно общался с незнакомыми людьми, речь значительно ухудшалась в магазинах, когда приходилось стоять в очереди (со страхом ждал речевого срыва в начале речи).

    При логопедическом обследовании выявлено заикание в тяже­лой степени, артикуляторно-дыхательная форма, тонико-клоничес-кий тип речевых судорог. Темп речи в пределах нормы, артикуля­ция вялая, незначительно нарушено звукопроизношение (ротацизм), голос тихий, несколько напряженный. Наблюдается эмбалофра-зия

    «ну», «вот». Оральный и динамический праксис — с невы­раженными нарушениями.

    Диагноз психотерапевта: неврастения.

    В процессе лечения больной регулярно посещал кабинет, вы­полнял все назначения и рекомендации специалистов, самостоятель­но активно работал над речью. К концу курса лечения у О. наблюда­лось значительное улучшение речи и некоторое улучшение общего состояния — прекратились головные боли, почти восстановилась ра­ботоспособность. Он возобновил занятия в институте.

    На первую контрольную проверку речи, которая назначается через месяц после окончания курса лечения, больной не явился. Позднее на приеме сообщил, что был болен гриппом. Состояние речи и здоровья резко ухудшилось. Учиться в институте больше не может и не хочет, так как не видит в этом смысла. В ближайшее время уезжает домой к родителям, где постарается найти какую-нибудь работу, не требующую больших затрат энергии, а в свобод­ное время будет заниматься самообразованием и совершенствовать свой характер.

    На вопрос, что больному не нравится в его характере, ответил: «Это я сейчас тщательно обдумываю, а когда обдумаю до конца, составлю план работы над собой. Если хотите, я сделаю копию и вам пришлю».

    Мы рекомендовали О. в связи с его плохим самочувствием по приезде домой обратиться в психоневрологический диспансер. Об этом же письмом уведомили его родителей.

    Больной выполнил свое обещание и, спустя несколько месяцев, мы получили от него письмо на 36 тетрадных страницах, в котором он очень подробно излагал план всей своей жизни, рассчитанный на ближайшие десять лет. В плане было предусмотрено изучение психологии и логики (эти науки должны были помочь О. лучше раз­бираться в людях), физиологии человека (цель — глубокое позна­ние особенностей собственного организма), математического ана­лиза (с помощью этого предмета больной собирался с математической достоверностью подводить итоги своей разносторонней де­ятельности). Самостоятельная работа над собой также предусмат­ривала чтение художественных произведений, посвященных изоб­ражению «сильных личностей», так как О. хотел на их примере выработать у себя твердый мужской характер, сильную волю. Спортивные занятия по плану предусматривали совершенствование в медленном беге как универсальном виде спорта, который, кроме того, должен был служить цели подавления полового влечения. Общение с девушками больной планировал начать через 10 лет, когда претворит в жизнь свою программу.

    План самостоятельной работы был характерно оформлен. Он изобиловал различными схемами, зашифрованными названиями (например, МПППВ — меры по подавлению полового влечения), поражая нелепым указанием точных дат претворения в жизнь тех или иных пунктов плана. О заикании и работе над речью в письме не было ни слова. О. немного беспокоило только то, что осуществ­лению плана мешают плохие отношения с отцом, который оказал­ся «злым человеком», не желающим понять собственного сына. Между прочим больной сообщил о своих посещениях психоневро­логического диспансера и беседах с лечащим врачом. По запросу из диспансера мы получили медсведения, в которых был указан новый диагноз больного — шизофрения.

    Приведем еще один случай, вошедший в число исследо­ванных историй болезни.

    При невыраженном заикании, возникшем в детстве, и от­сутствии значительных логоневротических наслоений в ре­зультате психотравмы у взрослого заикающегося не толь­ко ухудшилась речь, но и развилось острое психопатическое реактивное состояние. В этом случае дальнейшее течение речевого нарушения также определялось особенностями про­явления развившегося заболевания.

    Больной С, 23 года, по специальности — художник-оформитель. Окончил Ленинградское высшее художественно-промышленное учи­лище им. В. Мухиной.

    Обратился в логотерапевтический кабинет в связи с усилением заикания, которое впервые появилось в 4 года в результате испуга. Дефект речи практически больному не мешал, так как был слабо выражен. По поводу заикания ранее нигде не лечился.

    Больной женат на женщине, которая старше его на три года. Жену любит. Имеет годовалого сына, к которому очень привязан. Живет с семьей в маленькой комнате трехкомнатной квартиры сво-

    их родителей. Атмосфера в доме напряженная. Отец больного зло­употребляет алкоголем. Мать к невестке относится плохо, считая, что она женила на себе ее слабохарактерного сына. Невестка пла­тит ей тем же, не позволяя подходить к ребенку, которого в связи со сложными отношениями отдали в ясли.

    Отношения между супругами в последнее время ухудшились. Жена начала упрекать С. в том, что он мало зарабатывает, тогда как другие с его специальностью зарабатывают очень хорошо, не может обеспечить семью нормальной жилплощадью, вынуждает жить ее со своими родителями и т. п. Также она неоднократно го­ворила, что он — «мальчишка» и что замуж нужно выходить за солидных, самостоятельных мужчин. В течение последнего месяца жена отказывала больному в супружеской близости. В связи со сло­жившейся ситуацией С. находился в состоянии сильного эмоцио­нального напряжения, уговаривал жену потерпеть, уверял, что их материальное положение изменится.

    Накануне прихода С. в диспансер жена заявила ему, что нашла другого мужчину — «не сопляка», который может обеспечить ее и ребенка, и что она уже длительное время находится с ним в близ­ких отношениях. С, не помня себя от отчаяния и обиды, ударил жену. В ответ на это она забрала сына и уехала за город к своей матери. С. всю ночь проплакал. Морально поддержать его было некому. Родители уехали отдыхать, и он находился дома один.

    Утром, когда С. покупал хлеб, оказалось, что он разговаривать практически не может. Вместо работы больной пошел в логотера­певтический кабинет.

    Читайте также:  Адаптация ребенка с заиканием к детскому саду

    При логопедическом обследовании было выявлено заикание в тяжелой степени, смешанная форма, выраженное преобладание тонического типа речевых судорог, сопутствующие движения голо­вы. Темп речи ускорен, голос напряженный, артикуляция — в пре­делах нормы. Оральный и динамический праксис — без нарушений.

    С больным была проведена психотерапевтическая беседа и вве­ден на двое суток охранительный режим, психотерапевтом были назначены успокаивающие и противосудорожные препараты.

    С. явился в кабинет уже на следующий день. Больной был не брит, в измятой, запачканной одежде, все время озирался по сто­ронам, находился в состоянии сильного возбуждения. Хотел сооб­щить что-то очень важное, но его речь была затруднена настолько, что мы предложили ему на вопросы отвечать письменно. Он напи­сал следующее: «Я своей жене больше не нужен. Я мало зараба­тываю, а она — племянница американского миллионера и привык­ла жить очень хорошо. Она подкупила мафию, и теперь меня хотят убить. Они выслеживают меня из дома напротив. Ходят за мной по

    -улице. Стрелять они будут из автоматической винтовки с оптичес­ким прицелом».

    Когда больной пытался говорить, понять можно было только отдельные слова. Артикуляторный тонус, дыхательные явления еще более усилились, напряженный, громкий голос часто пресе­кался. Он говорил возбужденно и быстро, брызгая слюной, со­вершенно не фиксируя внимания на речи. Отвечать на вопросы письменно у него не хватало терпения (писал вкривь и вкось), но зато он активно пользовался мимикой и жестикуляцией, вырази­тельно показывая, как в него целятся из винтовки. На вопросы, связанные с речевыми затруднениями, отвечал неадекватно ситу­ации. Так, когда мы спросили у него, мешает ли ему в настоящий момент его речь, удивленно пожал плечами и отрицательно пока­чал головой. Отвлечь его хотя бы ненадолго от мысли о пресле­довании не удавалось.

    С приема больной был госпитализирован в психиатрическую больницу с диагнозом: реактивный психоз (реактивный параноид).

    В больнице С. пробыл около месяца. Через несколько дней пос­ле выписки он пришел к нам в кабинет вместе с женой и сыном. Супруги, немного смущаясь, сообщили, что они помирились и про­сили извинить их за причиненное беспокойство.

    С. в поведении был совершенно упорядочен, настроение у него было хорошее, речь — с незначительным затруднением. От лече­ния заикания он отказался. Беседуя отдельно с женой, мы узнали, что она дорожит благополучием семьи и любит мужа, никогда ему не изменяла, просто решила его попугать, чтобы он стал энергич­нее добиваться прочного материального положения. Теперь она понимает свою ошибку и очень жалеет о случившемся. Родители С. также решили пойти навстречу супругам и выделить им отдельную жилплощадь.

    Из приведенных примеров видно, что заикающиеся, у кото­рых развилось психическое заболевание, в силу отсутствия критического отношения к своему состоянию и в том чис­ле к речевому нарушению, не фиксируют внимания на ре­чевом затруднении, даже если оно значительно выражено. Лечение заикания у таких больных не только утрачивает смысл, но и становится невозможным. Устранение психо­патической симптоматики или улучшение психического со­стояния больного в одних случаях, как это было показано в истории болезни С, улучшает речь заикающихся, в других случаях, видимо, возможно некоторое усиление фиксации

    внимания на речи в связи с возвращением к больному утра­ченной критики. Только при этом условии появляются пред­посылки для проведения с больным логотерапевтической работы.

    Дата добавления: 2015-04-01 ; просмотров: 1190 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

    источник

    Заикание — судорогоподобные движения артикуляционной и гортанной мускулатур, возникающих чаще вначале речи (реже в середине), в результате которых пациент вынужден задерживаться на каком-либо звуке (группе звуков). Данные симптомы заикания весьма схожи с клоническими и тоническими судорогами. При клоническом заикании наблюдается повторное образование слов, слогов и звуков. Тоническое заикание не позволяет пациенту сдвинуться со звуковой остановки, чтобы перейти к артикуляции другого звука. В своем развитии заикание проходит 4 фазы от редких приступов периодически возникающего заикания до серьезной личностной проблемы, ограничивающей способность человека к общению.

    Заикание — судорогоподобные движения артикуляционной и гортанной мускулатур, возникающих чаще вначале речи (реже в середине), в результате которых пациент вынужден задерживаться на каком-либо звуке (группе звуков). Данные симптомы заикания весьма схожи с клоническими и тоническими судорогами. При клоническом заикании наблюдается повторное образование слов, слогов и звуков. Тоническое заикание не позволяет пациенту сдвинуться со звуковой остановки, чтобы перейти к артикуляции другого звука.

    Выделяют невротическую и неврозоподобную формы заикания. Невротическое заикание возникает у здоровых детей, как результат стрессов и неврозов. Неврозоподобное заикание свойственно детям с заболеваниями нервной системы (как наследственными, так и приобретенными).

    Выделяют две группы причин возникновения заикания: предрасполагающие и провоцирующие. Среди предрасполагающих причин возникновения заикания необходимо выделить:

    • наследственную отягощенность;
    • заболевания, вызывающие энцефалопатические последствия;
    • внутриутробные, родовые травмы;
    • переутомление и истощение нервной системы (как следствие инфекционных заболеваний).

    Условиями, способствующими возникновению заикания могут выступать:нарушение развития моторики и чувства ритма; скудность эмоционального развития; повышение реактивности в результате анормальности отношений с окружающими; скрытые психические нарушения (например, ущемленность). Наличие одного из вышеперечисленных условий достаточно для нервного срыва и, как следствие, заикания. К причинам, провоцирующим возникновение заикания, относятся: одномоментная психическая травма (страх, испуг); двуязычие или многоязычие в семье; подражание; тахилалия (ускоренная речь).

    Патогенез заикания схож с механизмом подкорковой дизартрии. В его составе — нарушение координации дыхательного процесса, артикуляции и голосоведения. Поэтому заикание часто обозначают как дизритмическую дизартрию. Срыв индукционных взаимодействий коры головного мозга и подкорковых структур приводит к нарушению регуляции коры. В связи с этим происходят сдвиги в работе стриопаллидарной системы, которая отвечает за «предуготовность» к совершению движения.

    В движении участвуют две группы мышц — одни сокращаются, другие — расслабляются. Благодаря точному и согласованному перераспределению тонуса мышц, возможно совершение быстрых, точных и строго дифференцируемых движений. Именно стриопаллидарной системой осуществляется контроль над рациональным перераспределением тонуса мышц. Блокирование стриопаллидарного регулятора речи вследствие эмоционального перевозбуждения или анатомо-патологических повреждений мозга приводит к клоническим повторениям (тик) или тоническому спазму. Со временем патологический рефлекс — нарушение речевого автоматизма и гипертонус мускулатуры речевого аппарата – перерастает в условный рефлекс.

    Дыхание. Среди нарушений дыхательного процесса при заикании отмечается громадный расход воздуха на вдохе и выдохе, что обусловлено расстройством сопротивления в области артикуляции. Нарушение речевого дыхания при заикании заключается в образовании пациентом инспираторно-гласных или проторных звуков. Другими словами, для движения голосовых связок и образования проторного шума пациент использует вдыхаемый воздух. Укороченный выдох наблюдается не только во время речи, но и в покое.

    Голос. Попытка произношения звука при заикании сопровождается судорогоподобным замыканием голосовой щели, что препятствует возникновению звука. Во время приступа гортань быстро и резко движется вверх, вниз и выдвигается вперед. Из-за не способности на плавное произношение пациенты пытаются произносить гласные звуки твердо. Наблюдается смягчение симптоматики заикания при пении и шепоте вплоть до полной нормализации речи.

    Артикуляция. Кроме функциональных нарушений в артикуляционном аппарате при заикании наблюдаются и соматические нарушения. Например, высокий свод неба, отклонение высунутого языка в сторону, в носовой полости — искривленная носовая перегородка, гипертрофия раковин.

    Сопутствующие движения — это движения, сопровождающие речь при заикании, не являющиеся необходимыми, но, в то же время, производимые пациентом, как сознательное движение. Во время приступа заикания пациенты могут откидывать голову назад, наклонять ее, закрывать глаза, сжимать кулак, пожимать плечами, топать ногой, переступать с ноги на ногу. Словом, совершать движения, которые можно обозначить как тонические или клонические судороги.

    Психика. С развитием заикания неизбежны те или иные психические расстройства. Наиболее часто встречается страх перед некоторым буквами, слогами и словами, а именно их произношением. В своей речи пациенты, страдающие заиканием, намеренно избегают таких букв и слов, по возможности подыскивают им замену. При обострениях может возникать абсолютная немота. Мысли о невозможности нормального общения могут доводить до сознания неполноценности и в отношение всего «я».

    1-ая фаза. Наблюдаются небольшие эпизоды заикания, сокращение периодов плавной размеренной речи. Окончание первой фазы заикания определяют по следующим симптомам:

    • затруднения в произношении возникают чаще в начальных словах предложений;
    • эпизоды заикания возникают при произнесении союзов, предлогов и других кратких частей речи;
    • «коммуникативное давление» усугубляет заикание;
    • ребенок никак не реагирует на свои трудности с произнесением слов, разговаривает без смущения. Нет беспокойства, страха речи. Спровоцировать заикание способна сиюминутная эмоциональная вспышка.

    2-ая фаза. Появляются проблемы в контактировании, некоторые сопутствующие движения. Постепенно повышается число ситуаций, сложных в плане общения.

    • заикание приобретает хронический характер, но различается тяжесть приступов;
    • проблемы с произнесением возникают чаще в многосложных словах, во время быстрой речи и значительно реже в кратких частях речи;
    • ребенок осознает нарушения своей речи, но не считает себя заикающимся. Говорит непринужденно в любой ситуации.

    3-я фаза. Закрепление судорожного синдрома. Однако пациенты не испытывают страха речи и какой-либо неловкости. Они используют любую возможность для общения. Предложение о лечении не вызывает какой-либо поддержки или энтузиазма со стороны пациента. Они как будто дают себе установку на спокойствие.

    • пациенты осознают, что по причине заикания некоторые ситуации становятся затруднительными в плане общения;
    • появляются трудности в связи с произнесением определенных звуков, слов;
    • попытки заменить «проблемные» слова другими.

    4-ая фаза. На этой стадии заикание — большая личностная проблема. Появляются выраженные эмоциональные реакции на заикание и, как следствие, избегание речевых ситуаций. Если раньше пациент прибегал к замене «проблемных» звуков (слов) периодически, то теперь он делает это постоянно. Он начинает обращать внимание на реакцию окружающих на его заикание. Характерные черты 4-ой фазы заикания:

    • ожидание заикания (антиципация);
    • затруднения при произнесении определенных звуков (слов) принимают хронических характер;
    • логофобия (страх речи);
    • ответы на вопросы становятся уклончивыми.

    Наличие заикания вынуждает ребенка избегать речевых ситуаций, в результате чего сужается круг его общения и, как следствие, общего развития. Появляется мнительность, настороженность, ощущение разницы между собой и сверстниками. В результате непонимания между ребенком и его родителями (одноклассниками, сверстниками) развивается ощущение ущемленности, собственной неполноценности. Нарастает раздражительность, появляется пугливость, которая может привести к угнетению психики и усугублению заикания. Заикание может привести к снижению успеваемости в школе по причине неловкости, стеснительности и замкнутости ребенка. Развитие заикания может помешать в выборе профессии, а также в создании семьи.

    Для диагностирования заикания необходимо наличие следующих признаков:

    • нарушение ритмичности речи (обрывки слов, фраз, повторение слогов, растягивание определенных звуков);
    • трудности и запинки в начале речи;
    • попытки справиться с заиканием с помощью побочных движений (гримасы, тик).

    В случае продолжительности вышеперечисленных расстройств более 3-х месяцев диагностируется заикание. Таким пациентам необходима консультация не только невролога, но и логопеда. Для исключения органических заболеваний нервной системы проводят реоэнцефалографию, ЭЭГ головного мозга, МРТ-диагностику.

    Успешность лечения невротического заикания во многом зависит от своевременности диагностирования. В виду малоэффективности традиционных психотерапевтических методов лечения заикания (поведенческий, гипнотический и т. д.) в современной медицине отдается предпочтение специальным терапевтическим подходам, которые включают в себя элементы нескольких методов лечения. Такие комбинированные психотерапевтические методы лечения заикания применяют и в индивидуальной, и в групповой форме. Коррекция нарушений речи проводится путем логопедических занятий по коррекции заикания и ускоренной речи.

    Невротическое заикание у детей младшего возраста хорошо поддается лечению в логопедических детских садах и группах. Здесь делают акцент на коллективную игровую психотерапию, логопедическую ритмику. Не малое значение придается и семейной психотерапии, где используется внушение, отвлечение внимания, релаксация. Детей учат разговаривать в такт с ритмичными движениями пальцев рук или монотонно и нараспев. В основе метода саморегуляции установка на то, что заикание — определенное поведение, подвластное изменению. В его составе — десенсибилизация, аутогенные тренировки. Целью вспомогательного медикаментозного лечения является снятие симптомов страха, тревоги, депрессий. Рекомендовано назначение седативных (в т.ч. фитотерапевтических) и общеукрепляющих средств.

    В медикаментозном лечении неврозоподобного заикания, возникающего в связи с органическим поражением головного мозга, применяют спазмолитики ( толперизон, бенактизин), с осторожностью транквилизаторы (в минимальных дозах). Доказана эффективность проведения курса дегидратации. В случае клонического заикания рекомендовано назначение нескольких курсов (от 1 до 3 месяцев) гопантеновой кислоты. Кроме того, в комплексное лечение заикания рекомендуется включать физиотерапию, а также массаж (как общий, так и логопедический).

    Прогноз благоприятный более чем в 70% случаев заикания среди детей.

    Методы профилактики заикания разделяют на две группы. Одна из них нацелена на поддержание и укрепление детского здоровья, вторая — на организацию речевого развития ребенка. Полноценное питание, постоянный уход, соблюдение режима дня и гигиены — это важные составляющие психического и речевого развития ребенка, сохранения и укрепления его здоровья. Нормальному функционированию нервной системы и предохранению ее от перегрузок способствует правильное чередование бодрствования и сна. Следует беречь психику детей от чрезмерной информационной нагрузки (просмотр «взрослых» телепередач, чтение перед сном гиперэмоциональных сказок), ситуаций, способных вызвать испуг.

    Полноценное речевое развитие ребенка должно включать в себя три направления. Первое — расширение кругозора, понятия и представления об окружающем мире, явлениях и предметах (игры, прогулки, чтение книг). Второе — профилактика и предупреждение запинок в речи ребенка, обучение плавности и неторопливости речи, умению логично и последовательно излагать свои мысли, желания. Третье — формирование правильного звукопроизношения, ритмике и темпу речи. Однако сообщать ребенку новую информацию следует постепенно, дозировано.

    Исправив заикание, во избежание рецидивов необходимо создать ребенку соответствующие обстановку и режим, которые будут способствовать поддержанию благоприятной психологической обстановки.

    источник