Меню Рубрики

Полушарии мозга при заикании

Логопеды бьют тревогу: мало кто из современных детей обладает правильной и здоровой речью. Дефекты могут быть самыми разными, как и причины их появления. Но самым загадочным и тяжело поддающимся коррекции является заикание.

Что делать, если эта проблема возникла у ребенка? Есть ли варианты вылечить заикание у взрослого человека? Какие ошибки чаще всего совершают родители и даже логопеды? Об этом рассказала доктор психологических наук Татьяна Визель — уникальный специалист с мировым именем, профессор, нейропсихолог. Она разработала методику, которая дает шанс говорить правильно в любом возрасте. В начале разговора Татьяна Григорьевна сразу предупредила: «Сегодня я скажу много крамол»…

— Татьяна Григорьевна, что такое заикание? Как эта особенность говорения «формируется»?

— В русском языке термин «заикание» происходит от слова икать. Видимо, кому-то когда-то показалось, что, когда кто-то дает в речи запинки, он как бы икает. Но в других языках — совсем другие смыслы, в основном они обозначают какое-то спонтанное движение языка.

— Это же не новое явление. В другие исторические периоды заикание пытались лечить, понимая, что это не норма?

— Когда мы говорим о чем-то исторически важном, начинаем с древней истории. Демосфен — величайший оратор. Он заикался! Как же Демосфен преодолевал свое заикание? Он выходил на берег моря, клал под язык камушки и пытался говорить понятно и внятно. Он, прежде чем что-либо сказать, выстраивал план своего высказывания, употреблял выразительные жесты, мимику. И это помогало, а почему — я потом скажу. Это явление изучал и Гиппократ… В какой-то момент были попытки решить проблему заикания хирургически: отрезали кончик языка, расширяли голосовую щель, подрезали уздечку под языком. Кроме этого, ряд авторов говорили, что заикание — результат инфекционных болезней, испуга или подражания другим заикающимся. Как было установлено, все это провокационные, но не причинные факторы.

— В обывательской среде до сих пор есть мнение, что дети начинают заикаться после сильного испуга…

— Испуг испытывают многие дети, а заикаются не многие. То есть если нет предрасположенности к заиканию, то его и не будет. Одного ребенка напугала собака — и он вскоре забыл этот случай, а на другого полаяла — и он стал заикаться.

Среди заикающихся в три раза больше мальчиков, чем девочек. Для девочек активность правого полушария — родная. Им «разрешается» плакать, а мальчикам говорят, что это стыдно. Поэтому для мальчиков возбуждение правого полушария «не родное».

— Потому что существует природная предуготованность к заиканию. Кстати, есть классификация страхов у детей. На первом месте — собаки. Второе место поделили врачи и воспитатели детских садов. У нас один мальчик при анкетировании сказал, что очень боится воспитательницу, потому что она обещает вылить суп в трусики, если он не будет его доедать. Испугаешься тут! И вот только на третьем месте в рейтинге страхов идут плохие люди, злодеи, пьяные дяди и так далее. Есть в этом списке и родители, но, правда, не на первых местах.

— А что ученые говорят о феномене заикания?

— Очень многие ученые, как русские, так и зарубежные, считали, что заикание — это спастический невроз, возникающий из-за слабости речевых центров. А что такое спастический невроз? Это судорога. Профессор Сикорский в свое время выделил 40 типов судорог. И подчеркнул, что заикание возникает только в детском возрасте. Физиологического заикания у детей не бывает. Если ребенок в раннем возрасте начал говорить с запинками, они потом сами собой могут уйти. Но уже есть опасность, что в любом другом возрасте может возникнуть рецидив. Заикание — это рецидивирующее заболевание. Поэтому, если ребенок в раннем возрасте начинает запинаться, на это надо обратить самое серьезное внимание. Академик Павлов все предшествующие идеи дополнил предположением, что в основе заикания — нарушение соотношения процессов возбуждения и торможения, то есть отсутствие синхронной работы между корой головного мозга и подкоркой. Это тоже вошло в теорию заикания… Есть еще несколько теорий, в том числе и о том, что заикание может возникнуть при переучивании левшей.

— Заикание передается по наследству? Есть данные об этом?

— Очень много исследований провели — неоднородных и неоднозначных. Но результат — в пользу передачи заикания по генетическим каналам. И оно в любом случае возникает в период от двух до шести лет. Максимум — в семь, но это редко. Если в это время не возник дефект, то даже генетически запрограммированный на это ребенок не будет заикаться. Если не будет влияния агрессивной внешней среды и ребенок спокойно перерастет этот короткий, но опасный возраст, то он уже никогда не будет заикаться! В подтверждение этой теории еще добавлю: встречаются заикающиеся близнецы. А вот из двойняшек обычно заикается кто-то один.

— С чем связано то, что левши предрасположены к заиканию?

— Выяснилось, что практически все заикающиеся — явные или скрытые левши. У левшей правое полушарие более активно. Правое полушарие отвечает за эмоции. Левое — за рациональное мышление. И если есть какой-то провоцирующий фактор, то эмоциональное вступает в конфликт с рациональным. И этого уже очень много для возникновения заикания. Кстати, среди заикающихся в три раза больше мальчиков, чем девочек. Почему? Потому что для девочек активность правого полушария — родная. Девочкам «разрешается» плакать, капризничать, а мальчикам говорят, что плакать стыдно. Поэтому для мальчиков возбуждение правого полушария «не родное». Но если оно «пробивает» себе дорогу, то срываются межполушарные отношения и возникают заикания. Девочки в этом смысле более адаптивны и выносливы.

Ребенка до шести-семи лет надо учить расставлять паузы, программировать речь на смысловые отрезки. Речь всегда выразительна. Если ребенок говорит невыразительно, он не овладел речью. Любому маленькому ребенку с двух-трех лет нужно прививать выразительную речь — «с чувством, с толком, с расстановкой». Много слушать, много читать выразительно. Но не стихи, а прозаическую речь — сказки, рассказы. Важный момент: заикающимся детям быть вместе в одном коллективе нельзя — они подражают друг другу.

— Какие методы коррекции сейчас используют логопеды?

— Это логопедические тренинги дыхательного, голосового и артикуляционного аппарата. Там учат правильно дышать, правильно организовывать голосоподачу и правильно артикулировать. Но интересный факт: я знаю много музыкантов, которые заикаются, но прекрасно играют на духовых инструментах. Им нужно отрабатывать дыхание? Нет. Я знаю вокалистов, которые прекрасно поют, но заикаются. Им нужно ставить голос? Нет. То же самое и с тренировкой артикулярного аппарата. Зачем его тренировать, если человек при невротическом заикании может месяцами и даже годами не заикаться? Я сейчас скажу крамолу: какой смысл тренировать отдельные функции? Это не вредно, это любому человеку полезно: потренировать и дыхание, и голос, и артикуляцию. Беда в том, что это не имеет никакого отношения к преодолению заикания. Но взрослым людям это иногда помогает. Почему? Потому что они уверены, что с ними занимаются специалисты и делают то, что надо, а так как они слушаются этих специалистов, значит, все у них будет хорошо. Более того: я всегда утверждаю, что взрослые заикающиеся невротики умеют хорошо говорить. Но они не знают об этом и боятся говорить. Если их убедить, что вот с ними поработали и теперь они должны прекрасно говорить, то они будут прекрасно говорить. Поэтому взрослому могут помочь эти виды техник в качестве психотерапии. Ребенку — нет.

— Как тогда работают с детьми?

— Часто учат ритмизированной речи: она как бы «выпуклая» на начальном этапе и нивелированная на заключительном. Например, если попросить сказать так: «Я-бу-ду у-чить-ся го-во-рить!» — любой заикающийся четко скажет эту фразу. Так учат детей с шести-семи лет — учат незаметно отбивать ритм рукой, как бы помогать себе не сбиваться. Можно даже при этом держать руку в кармане или за спиной — кому как удобнее, можно пальчики перебирать незаметно, так тоже советуют специалисты. Этой методикой могут овладеть даже взрослые люди с заиканием. Но в нивелированной речи есть некоторая искусственность, поэтому на занятиях и на комиссиях все говорят прекрасно, а когда выходят на улицу, отказываются придерживаться ритма. Потому что никто не хочет поступиться экспрессией речи. Наши эмоции в речи. Интонации, жесты, мимика — это отражение нашей личности. Любой человек хочет говорить выразительно и обнаружить свою личность.

— Выходит, эти методы неэффективны?

— Нет, они улучшают речь детей и даже взрослых. Но не борются с заиканием как таковым. Есть более «провальная» и даже отвратительная рекомендация, которую иногда дают заикающемуся ребенку: это совет вдохнуть воздух, а потом говорить. Во время осознанного вдоха дыхательная система напрягается, а нам надо, чтобы расслабилась! Речевой вдох должен регулироваться не усилием воли, а речевым смыслом. Есть специальные упражнения, которые приучают к рефлекторному вдоху. Родителей своих маленьких пациентов я обучаю этим упражнениям, и они успешно их применяют в работе с детьми. Самое простое — это обычные «ладушки», когда ребенок ритмично сжимает одну ладонь другой ладонью и проговаривает текст. Сначала знакомый — например сказку про Колобка, а потом уже и незнакомый. Это лучше, чем отстукивание ритма, потому что работают две руки, то есть мы задействуем оба полушария мозга, таким образом гармонизируя два полушария. Казалось бы — мелочь, но на самом деле это радикально меняет проблему. Но только при условии, что это начальная стадия заикания. Это важный момент.

— Как лечить заикание у взрослых?

— Избавить от заикания взрослого человека можно только психотерапией. Никаких других методов нет. Если метод с перекладыванием ладошек окажет на него психотерапевтическое воздействие, то он тоже поможет. То есть, если кто-то сумеет его убедить, что при помощи рук можно урегулировать работу обоих полушарий и заикание пройдет, то ему этот метод обязательно поможет. Но нет гарантии, что не будет рецидива. Нет ни одного метода, который гарантирует, что у взрослого не будет рецидива. Взрослые люди с невротическим заиканием месяцами, а порой и годами отлично говорят. А потом вдруг сорвались! Почему? Потому что довлеет патологический стереотип. Каждый взрослый заикающийся умеет хорошо говорить, но ему мешает память. Поэтому взрослого важно чем-то зацепить и убедить, что этот метод ему точно поможет. А ребенка до шести-семи лет надо учить расставлять паузы, программировать речь на смысловые отрезки. И еще — речь всегда выразительна. Если ребенок говорит невыразительно, он не овладел речью. Любому маленькому ребенку с двух-трех лет нужно прививать выразительную речь. А что такое выразительная речь? Это «с чувством, с толком, с расстановкой». Много слушать, много читать выразительно. Но не стихи. Если ребенок начал заикаться, от стихов уводите, на два-три месяца точно! И даже музыку тоже чуть притормозите. Потому что это вода на мельницу правого полушария, а нам надо его немного успокоить. А вот прозаическую речь — сказки, рассказы — это пожалуйста. Важный момент: заикающимся детям быть вместе в одном коллективе нельзя — они подражают друг другу.

Есть «провальная» и даже отвратительная рекомендация, которую иногда дают заикающемуся ребенку, — вдохнуть воздух, а потом говорить.

— Если в семье не было заикающихся родственников, можно как-то на раннем этапе обнаружить проблему?

— По моему методу коррекцию заикания необходимо начинать с появления ее предвестников. К ним относятся убыстрение или замедление речи ребенка, избыточное повторение отдельных слов или слогов. Очень важно ребенка с заиканием не растить как мимозу, оберегая от волнений, потому что первое серьезное волнение даст рецидив. Его надо приучать к обычной жизни. Не перевозбуждать, конечно, но он должен и на аттракционах кататься, и с другими детьми общаться, и поссориться иногда, и маму иногда не послушаться, посопротивляться чему-то. И страшилки ему тоже нужны! Потому что адреналин должен полировать кровь. И ребенка с заиканием надо закалять в переживании невротических состояний, даже если будут какие-то небольшие рецидивы. Оберегать его от реальной жизни — это не способ профилактики и лечения заикания. Потому что первая трудная ситуация вернет проблему на место. Вот это я особенно хотела сказать родителям!

— Сейчас заикание представлено двумя основными видами. Первый — это органический, или неврозоподобный. Второй — функциональный невротический. Функциональное — это невроз, логоневроз. У подростков и взрослых обязательно бывают логофобии, то есть страх речи. И такое заболевание имеет волнообразное течение: человек то хорошо говорит, но плохо. Когда возбуждается сильно — плохо говорит, успокоился — получше. С возрастом это имеет тенденцию к угасанию. А вот органическое заикание отличается стабильностью. Ребенок с органическим заиканием будет всегда одинаково говорить, независимо от того, волнуется он или нет, в какой ситуации он находится.

Локализация запинок, или, по-другому, судорог, бывает в трех отделах речевого аппарата: артикуляционном, голосовом или дыхательном — это там, где расположены трахея, бронхи, легкие. Самые тяжелые формы заикания — дыхательные. Потому что дыхание — это то, с чего начинается речевой акт. Менее тяжелые — голосовые. И более легкие — артикуляционные. Бывает и смешанный вариант, когда есть все три вида запинок. То есть все три аппарата могут быть не в порядке, когда они в судорожном состоянии.

источник

Начиная с известной работы Брока возникла концепция о неравнозначности полушарий головного мозга для речевой деятельности . Ни Брока, ни другие врачи не наблюдали нарушения речевых функций, подобных афазиям, при поражениях правого полушария в любой из его областей. Поэтому создавалось полное впечатление о «немоте» этого полушария, и роль этого «немого» в психофизиологических процессах у человека до самого последнего времени не была сколько-нибудь определена.

Высказывались предположения о дублировании функций для поддержания достаточной степени надежности в работе мозга и другие не менее заманчивые гипотезы, не имеющие, однако, под собой достаточного экспериментального материала.

Долгое время левое полушарие считалось доминирующим . Ведь если оно оперирует словами, значит оперирует и мыслями и по логике вещей является ведущим в межполушарных отношениях. Конечно, и раньше замечали некоторые функциональные особенности правого полушария. Полученные факты говорили о том, что «немое» полушарие обладает большими, чем левое, способностями к зрительно-пространственному различению, к объемному конструированию и музыке.

Так, французский композитор Равель в расцвете своих творческих сил пережил кровоизлияние в левое полушарие мозга, что вызвало временный паралич его правых конечностей и речи, но не изменило музыкальных способностей [Грановская, 1984].

Под местным наркозом в сонную артерию вводят катетер, наполненный специальным раствором, предохраняющим его от закупорки кровью. После введения катетера больного укладывают на спину, просят поднять обе руки вверх и вести обратный счет от 100. В одну из артерий вводят сильное снотворное вещество — амитал натрия. Через несколько секунд рука больного, противоположная стороне введения, бессильно падает, что говорит о достижении веществом данного полушария. Если именно это полушарие отвечает за речь, то счет прекращается и больной немеет на 2—5 мин. Если за речь отвечает другое полушарие, то задержка речи происходит на несколько секунд, после чего счет возобновляется и человек может, правда, с видимым усилием, отвечать на вопросы, которые ему задает психолог.

Как ни хороши были описанные выше методики , но коренной поворот во взглядах на работу полушарий произвели не они, а результаты исследований на людях с так называемым расщепленным мозгом . Такие операции стали проводить на человеке в конце 40-х годов тоже по поводу эпилепсии. Известно, что эпилептические очаги обладают свойством зеркальности. Например, если удалить эпилептический очаг в височной области левого полушария, есть большая вероятность того, что через некоторое время аналогичный очаг появится на том же месте в правом полушарии. Кроме того, генерализованные припадки захватывают оба полушария головного мозга даже при наличии очага в одном из них. Поэтому возникла идея о разделении полушарий с целью уменьшения распространения патологической активности и предотвращения образования зеркального очага.

Американские нейрохирурги из Калифорнийского технологического института Фогель и Боген решились на полную перерезку мозолистого тела у человека. Результаты операции превзошли все ожидания в отношении лечения эпилепсии, и, казалось, это вмешательство совершенно не изменило ни личность, ни поведение больного. Успех способствовал широкому распространению операции. Однако данные, полученные при более тщательном психологическом обследовании таких больных после операции Газзанигой и Сперри, обнаружили некоторые особенности, которые не укладывались в рамки существовавших воззрений на работу полушарий.

Читайте также:  Адаптол отзывы детям при заикании отзывы

Тестирование, проводимое Центром коррекции речи в течение года показало, что у заикающихся правшей (575 чел.) 37% имели ведущий глаз левый, 18% были амбивалентными и только 45% имели ведущий глаз правый. Таким образом, можно сделать вывод о том, что наущение межполушарных взаимодействий является ведущим фактором в возникновении заикания у правшей.

Кроме того, полученные данные указывают на необходимость самостоятельного тестирования всеми родителями ведущего глаза и ведущей руки с целью своевременной диагностики возможной предрасположенности ребенка к дислексии и дисграфии.

Ключевые слова: заикание, полушария мозга

Еще рекомендуем:
Оказывается, что в 65% случаев, заикание возникает у ребятишек в возрасте до 3-х лет. Противоречивый возраст. Еще в 20% случаев заикание возникает в возрасте от 3 до 3,5 лет.

Заикание есть внезапное нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судорогой (Заикание как невроз), наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого”.

Многолетние наблюдения показали, что еще одной проблемой дизартриков является монотонность голоса. Куда стремится голос. Речь течет, как медленная река, не вызывая эмоционального всплеска

источник

Предполагается, что речевая функция человека в современном состоянии появилась около 80 тыс. лет назад, в те времена, когда люди еще сосуществовали с неандертальцами. Уже тогда у человека сформировался шиловидный отросток, который необходим для активной артикуляции при помощи языка, а слуховой механизм настроился на восприятие звуковых частот, которые мы используем в современной речи.

Если взглянуть внимательно, системы коммуникации животных и речь человека отличаются радикально. Речь человека — инструмент мышления и творческой деятельности, она не предназначена только для общения. Основное использование речевой функции сводится к внутреннему мыслительному процессу. Речевые особенности в некоторой степени становятся рамками мышления — в исследованиях наблюдаются отличия в особенностях поведения и восприятия у носителей разных языков.

При этом все существующие языки (даже те, которые формировались в изолированных сообществах) имеют единую структуру построения связи между элементами речи. Так, в основе универсальной структуры всех языков мира лежит рекурсия. Рекурсия — это простая логическая операция, при которой одна единица высказывания вкладывается в другую. Пример — «. кот, который пугает и ловит синицу, которая часто ворует пшеницу, которая в тёмном чулане хранится. » , и так можно говорить до бесконечности. Даже грамматическая база всех языков мира имеет общее сходство. Среди более чем 6 тысяч языков существует всего 24 способа соединить вместе подлежащее, сказуемое и другие члены предложения. Но большинство всех языков мира использует только 4 из них. Это говорит о заложенной в нас «грамматикеской» составляющей речи, которая определена на уровне нейрофизиологии.

Речь человека в современном виде является совсем недавним генетическим приобретением. Ее эволюция прямо связана с эволюцией мышления. Речь контролируется одними из самых молодых систем головного мозга. [1], [2], [3], [17]

Речевая функция широко распространена по всему мозгу и не ограничивается областями Брока и Вернике. Во время речи активны многие области коры в лобной, теменной и височной долях, а также подкорковые структуры — базальные ганглии, ядра таламуса.

Область Брока кодирует речевые сигналы, участвует в управлении речевой мускулатурой. Область Вернике декодирует речевые сигналы, распознает собственную речь и речь других людей. Примечательно, насколько быстро область Вернике это делает — она может различать около 20-30 различных фонем в секунду. Это быстрее, чем распознаются неречевые звуки.

Мы видим, что многие центры расположены симметрично в полушариях мозга, то есть речевая функция дублируется. Однако в случае с речью происходит не просто дублирование, а специализация, то есть одинаковые центры полушарий начинают работать по-разному. В результате наблюдается межполушарная асимметрия, или латерализация, которая позволяет выполнять более сложные функции. Латерализация формируется до окончания подросткового возраста.

Поражение левого полушария (у правшей) до 12 лет может не влечь за собой нарушений речевой деятельности, характерных для сходных травм у взрослых, поскольку к этому возрасту процесс разделения речевых функций между левым и правым полушариями еще не закончен. В том числе поэтому дети до 12 лет поддаются восстановлению речи немного быстрее — структура речевой функции остается лабильной, пока не закончена латерализация.

У правшей речевые центры левого полушария преимущественно осуществляют синтез речи, а правого — влияют на невербальную составляющую речи (выражение лица, жестикуляция, язык тела и т.д.). У левшей соответственно наоборот.

Исследования показывают, что активность нейронов в процессе речи может распространяться двумя путями:

  1. Медиальный: базальные ганглии, ядра таламуса, дополнительная моторная область коры (SMA), речевые центры коры.
  2. Латеральный: боковая премоторная кора (LPC), речевые центры коры.

Медиальный путь проходит через SMA и отделы базальных ганглиев. Латеральный путь проходит преимущественно по двигательным отделам самой коры.

Эти пути действуют параллельно, однако медиальный путь активен преимущественно при использовании уже закрепленного речевого навыка, а латеральный путь связан с осознанным контролем речи.

Данные МРТ исследований показывают обратную зависимость между выраженностью заикания и активностью латеральных путей. То есть заикание чаще всего связано с нарушением медиального пути. Когда контроль сдвигается от медиального пути к латеральному, заикание уменьшается. Например, использование внешнего ритма во время речи (метроном, рифма, чтение в унисон, синхронное чтение, чтение с буквенной жестикуляцией) в той или иной степени сдвигает контроль к латеральному пути. То же самое происходит при использовании специальных программ для лечения заикания, например DAF.

В спонтанной речи взрослого человека, у которого речевой навык уже сформирован, наиболее активен именно медиальный путь связи между речевыми центрами, включающий базальные ганглии. Медиальный путь используется по умолчанию.

У детей во время формирования речевого навыка более активны латеральные пути.

Представленная схема показывает, что речь человека является сложной функцией, которую осуществляют как элементы коры, так и глубокие отделы мозга. [1], [7], [9], [12], [13], [14], [15], [16], [17]

Заикание появляется в первую очередь при нарушении работы базальных ганглиев. Эта система содержит «таймер», который устанавливает темп артикуляции звуков, посылая сигналы в точные отрезки времени. Ядром заикания является нарушение организации двигательной последовательности речевого навыка, как результат нарушенной работы встроенного «таймера» базальных ганглиев.

Ключевая концепция заключается в том, что речь является последовательной двигательной задачей, которая требует точного времени активности мышц, чтобы произвести определенный двигательный сегмент — звук или слог. Каждому двигательному сегменту для выполнения требуется «сигнал начала» и «сигнал завершения».

Именно базальные ганглии предоставляют эти сигналы. Они регулируют длительность мышечных движений и длительность фонетической реализации элементов речи.

Эта система влияет на множество двигательных навыков, помимо речи. Например, исследования активности мозга обезьян показывают, что базальные ганглии производят «сигнал завершения», отмечая окончание выполненного сегмента в хорошо изученной последовательности движений. «Сигнал завершения» сообщает коре о необходимости выпустить следующий моторный сегмент в последовательности двигательного навыка.

Смена сигналов начала и завершения элементов последовательности является базисом речевого навыка. Когда она нарушается, речевой аппарат не получает четких сигналов о ритмических характеристиках речи и о длительности озвучивания фонем, либо получает эти сигналы в искаженном виде. Исходя из этой модели, инициация речевых сегментов может осуществляться по-разному:

  • Если сигнал завершения предыдущего сегмента недостаточно сильный, происходит повторение предыдущего сегмента (типичное клоническое заикание).
  • Если происходит преждевременная инициация следующего речевого сегмента — когда еще действуют сигналы к озвучиванию предыдущего звука, речевой аппарат получает команду озвучивать следующий звук, в результате чего возникает остановка всей последовательности (тоническое заикание).

Так, исследования показывают, что в момент заикания речевые мышцы получают сигналы к торможению и возбуждению одновременно. Это наглядно показывает сбой последовательности сигналов начала и завершения. Чаще всего нарушения этих сигналов комбинируются, у большинства наблюдается смешанный тип заикания. [5], [6], [10], [14]

Если взглянуть на структуру речи, то экстернализация (процесс превращения внутреннего психического действия во внешнее выражение), артикуляция и звуки периферийны по отношению к мыслям. Связь между мысленным образом и его звуковым выражением абстрактная, искусственная.

Способность к речи у человека врожденная. Но чтобы научиться говорить, ребенку нужно научиться выражать мысли звуками, которые прямого отношения к содержанию мыслей не имеют. В это время ребенок учится соотносить внутренние образы, мыслительный процесс с искусственным языком звуков.

Поэтому речь и является навыком: для его формирования необходим длительный процесс обучения, когда с использованием латеральных путей речевой навык закрепляется на уровне медиального пути. Причем этот процесс должен совпасть по времени с формированием соответствующих областей коры головного мозга в первые несколько лет жизни.

Исследования показывают, что если в этот период ребенок не будет получать речевую информацию, будет находиться в лингвистической депривации, то и в более старшем возрасте способность к речи значительно падает, человек сложно поддается обучению языку. То есть существует критический период, в который происходит формирование и закрепление речевого навыка. Если в этом возрасте возникает заикание, то речевой навык закрепляется нарушенным.

Поэтому, когда мы говорим о лечении заикания, мы имеем в виду работу над речевым навыком. Это отличает заикание от множества других патологий и делает его уникальным в своем роде нарушением. [2], [3], [18]

Заикание связано с тонкими нарушениями в корковых/подкорковых механизмах, участвующих в работе моторных отделов речевых областей. Исследования показывают, что эти нарушения наблюдаются даже если заикание не происходит в данный момент времени. То есть патологическая активность в речевых центрах определяется и в те моменты, когда у человека получается не заикаться, и даже когда он молчит — во время «внутреннего диалога» или моделирования речевой ситуации.

Патологическая активность в этих областях становится более выраженной, когда человек переживает эмоциональный стресс. С одной стороны, речевые центры получают нарушенные сигналы начала и завершения звуков. С другой стороны, такие же искаженные сигналы базальные ганглии посылают в другие области мозга, участвующие в высшей регуляции речи, например, в лобные доли. Они отвечают за сознательный выбор, за отсеивание несущественных сигналов, за подавление лишних эмоций, сигналов от более глубоких отделов мозга. Находясь под воздействием потока нарушенных сигналов, лобным отделам сложнее противостоять стрессу и отсеивать эмоциональный шум.

Если заикание возникает чаще при общении с людьми, это свидетельствует о том, что наличие собеседника расценивается структурами вашего мозга как стрессовая ситуация. В ответ выделяются гормоны стресса (кортизол и т. д.), которые сильно влияют на характер двигательной активности. Заикание может проявляться и наедине, при комфортных условиях. Такие условия тоже могут быть стрессовыми, например, когда человек сам от себя ожидает заикание, или испытывает негативные эмоции по поводу своей речи.

На фоне стресса латеральные речевые пути менее активны. Ведущую роль начинают играть базальные ганглии, как следствие повышается выраженность заикания. В этом заключается логофобия, когда эмоциональный стресс, связанный с речевыми ситуациями, дополнительно нарушает речевой навык.

Именно поэтому в лечении заикания необходим комплексный подход, когда приемы, направленные на снижение судорожности речевых мышц, совмещаются с терапией логофобии и закреплением нового речевого навыка. [8], [11]

Современная физиология рассматривает следующую структуру двигательного навыка:

  • Уровень А: чистая физиология мышц речевого аппарата: регулировка их тонуса, способности к сокращению и расслаблению. Типичное самостоятельное проявление нарушений работы этого уровня — дрожание тела от холода или от страха.
  • Уровень B: уровень двигательных штампов. Он обеспечивает «черновую» технику повторяющихся речевых движений, формирующих отдельные фонемы.
  • Уровень C: не только формирует более сложные речевые движения, но и одновременно анализирует получаемую в результате речь.
  • Уровень D: уровень слияния физиологического и психологического, он обеспечивает работу сложных двигательных автоматизмов. Этот уровень регулируется областями коры. Применительно к речи этот уровень отвечает за осознанное сокращение или расслабление речевых мышц, за осмысленную коррекцию характеристик речи. Большое значение для функционирования этого уровня имеет понятие цели, то есть желательного результата действия.
  • Уровень E: Уровень интеллектуальных двигательных актов, обеспечивает смысловую коррекцию всех предыдущих уровней. К этому уровню относятся сложные профессиональные навыки, например письменная, символическая или устная речь. Это наивысший уровень контроля, доступный нам. В отличие от уровня D, движения здесь определяются не прямым, а отвлечённым смыслом, который зависит от контекста ситуации. Если, например, человек говорит с кем-либо, то физически он лишь меняет артикуляционные движения во время ритмичного выдоха, проходящего через напряженные голосовые связки. Получаемая в результате речь определяется целой плеядой отвлечённых смыслов: представлением о собеседнике, о его личностных особенностях, о целях и задачах в отношении этого человека, о предмете разговора, а также другими смыслами.

На уровне Е осуществляется самоконтроль речи. Воздействуя на свои мысли, мы можем менять тонус мышц, делать движения речевой мускулатуры более четкими и плавными. Здесь мы можем сознательно корректировать привычную речь и выработанный годами речедвигательный стереотип. На этом уровне реализуются методы психосоматической коррекции речи: в ходе сознательной проработки речевого стереотипа восстанавливается нормальная функция всех нижележащих уровней, когда формируемый речевой навык доводится до автоматизма.

Деятельность уровня B реализуется через уровень A, подчиняясь вышележащему уровню C, и так далее.

Уровни A, B и C являются врожденными, безусловными, регулируются медиальным путем связи между речевыми центрами, проходящим в глубоких областях мозга через базальные ганглии. Уровни D и Е осуществляются через латеральный путь. [4], [10], [13]

В процессе обучения сознательное действие, автоматизируясь, переходит на уровень бессознательного. И наоборот, бессознательное может войти в сферу сознания. Формируя речевой навык на уровне Е, используя латеральный путь связи между речевыми центрами, мы автоматически настраиваем всю нижележащую структуру речевого навыка до уровня A включительно. Используя латеральный путь, мы формируем навык на уровне медиального пути.

Процесс обучения навыку сводится к систематическому повторению определенных движений, которое приводит к их автоматизации, благодаря чему они становятся более точными, в необходимой степени быстрыми, размеренными по силе и амплитуде. Лишние или неправильные движения в процессе устраняются, результат постепенно закрепляется на уровне автоматизма.

Лечение заикания по методике Демосфен заключается в формировании и автоматизации нового речевого навыка, этот процесс занимает около 4 недель.

Источники информации, исследования, список литературы:

  1. The Language Instinct, Steven Pinker
  2. Why Only Us: Language and Evolution, By Robert C. Berwick and Noam Chomsky
  3. Fitch, W. Tecumseh. The Evolution of Language
  4. Бернштейн Н. А. Очерки о физиологии движений и физиологии активности
  5. Stuttering and the basal ganglia circuits: a critical review of possible relations, J Commun Disord. 2004
  6. Computational modeling of stuttering caused by impairments in a basal ganglia thalamo-cortical circuit involved in syllable selection and initiation, Brain Lang. 2013
  7. The dual premotor model of stuttering and cluttering: a framework Per A. Alm Lund University, Lund, Sweden
  8. Severity of dysfluency correlates with basal ganglia activity in persistent developmental stuttering. Anne-Lise Giraud, Katrin Neumann, Anne-Catherine Bachoud-Levi, Alexander W. von Gudenberg, Harald A. Euler, Heinrich Lanfermann, Christine Preibisch, 2007
  9. Left and right basal ganglia and frontal activity during language generation: Contributions to lexical, semantic, and phonological processes (Bruce Crosson, Hope Benefield, M. Allison Cato, Joseph R. Sadek, Anna Bacon Moore, Christina E. Wierenga, Kaundinya Gopinath, David Soltysik, Russell M. Bauer, Edward J. Auerbach, Didem Gökçay, Christiana M. Leonard And Richard W. Briggs)
  10. Is Broca’s Area Part of a Basal Ganglia Thalamocortical Circuit? Michael T. Ullman
  11. Imaging speech production using fMRI, Vincent L Gracco, Pascale Tremblay, Bruce Pike
  12. A Comparison of Five FMRI Protocols for Mapping Speech Comprehension Systems, Jeffrey R. Binder, Sara J. Swanson, Thomas A. Hammeke, and David S. Sabsevitz
  13. A review of brain circuitries involved in stuttering, Anna Craig-McQuaide, Harith Akram, Ludvic Zrinzo, and Elina Tripoliti
  14. The neurobiological grounding of persistent chronic stuttering: From structure to function (Nicole E. Neef, Alfred Anwander and Angela D. Friederici), 2015
  15. Altered Modulation of Silent Period in Tongue Motor Cortex of Persistent Developmental Stuttering in Relation to Stuttering Severity (Pierpaolo Busan, Giovanni Del Ben, Simona Bernardini, Giulia Natarelli, Marco Bencich, Fabrizio Monti, Paolo Manganotti, and Piero Paolo Battaglini), 2016
  16. Ventral striatum and stuttering: Robust evidence from a case-control study applying DARTEL (Christian Montag, Benjamin Bleek, Martin Reuter, Thilo Müller, Bernd Weber, Jennifer Faber and Sebastian Marketti), 2019
  17. Sapolsky, Robert. Biology and Human Behavior: The Neurological Origins of Individuality
  18. James, Susan Donaldson, 2008. «Wild Child ‘Genie’: A Tortured Life»

источник

Мы рассмотрели физиологию заикания и причины его возникновения, теперь ознакомимся с этими процессами более детально, с точки зрения нейрофизиологии.

Речевые центры Брока и Вернике сообщаются друг с другом как напрямую через двигательные отделы коры (латеральный путь), так и через подкорковую систему (медиальный путь) – таким образом, взаимосвязь между речевыми центрами дублируется.

Читайте также:  Адаптол заикание у ребенка

Что очень важно, медиальный путь включает в себя двигательные отделы базальных ганглиев преимущественно левого полушария, дополнительную двигательную зону (SMA) и ядра передней части таламуса. Эти пути всегда действуют параллельно, однако подкорковый путь используется преимущественно при использовании уже закрепленного речевого навыка, а корковый путь связан с осознанным контролем речи.

Латеральный и медиальный пути связи между речевыми центрами работают параллельно, однако в спонтанной речи, да и вообще практически всегда больше работает медиальный путь связи между речевыми центрами. Этот путь работает автоматически, не воспринимает внешние раздражители, на него не действует принцип обратной связи. Преимущественно этот путь связи используется при передаче своих мыслей и эмоций.

Кроме того, в дополнительной двигательной зоне, которая участвует в медиальном пути связи между речевыми центрами, происходит ритмичное сложение слогов, слов и фраз друг с другом. Таким образом, базальные ганглии объединяют компоненты сложных движений в единое целое – при заикании эта функция нарушена.

Другими словами, помимо нарушения прямой взаимосвязи между речевыми центрами заикание связано с нарушением работы отделов базальных ядер, что и приводит к моторным дисфункциям – речевым судорогам и нарушению ритмичности.

Вообще у всех людей в состоянии сильного нервного напряжения и стресса работа базальных ганглиев и дополнительной двигательной зоны может нарушаться, что так же проявляется в виде слабых речевых запинок, дрожания и нарушений координации движений – а в спокойном состоянии все приходит в норму. Это относится и к заикающимся – в состоянии стресса речь обычно ухудшается (тем более, что для заикающегося человека стрессом может являться любой речевой контакт, а наедине такого стресса может не быть, поэтому многие заикающиеся не заикаются наедине). Отсутствие у многих заикания наедине не является парадоксом, это в очередной раз показывает на особенности работы связи между речевыми центрами.

Существует характерная особенность, которая относится ко всем типами заикания – это эффект ритма или синхронности. Этот эффект заключается в том, что если человек заикается при обычных условиях, то заикание практически полностью исчезает при синхронизации речи с внешним раздражителем – например, с метрономом или голосом другого человека (одновременное чтение или пение в унисон). Это особенно заметно, если синхронизировать свою речь, разбивая ее на слова или слоги – каждый слог или слово под один удар метронома. В таком случае практически все заикающиеся испытывают намного меньше речевых судорог. То есть человек не может говорить равномерно в обычных условиях, но легко делает это при получении «сигналов синхронизации». А это является прямым симптомом дисфункции двигательных отделов базальных ганглиев и связанной с ней дополнительной двигательной зоны, нейроны которой идут к спинному мозгу и напрямую контролируют движения.

То, что базальные ганглии медиального пути располагаются преимущественно в левом полушарии головного мозга, отмечено не случайно. На настоящий момент не проводилось официальных исследований, но это полностью объясняет статистику, по которой многие заикающиеся являются левшами, переученными на использование правой руки. Начнем с того, что у левши правое полушарие хоть и является ведущим, все равно основная часть активных базальных ядер медиального пути располагается в левом полушарии, как и у правшей. То есть левша при изначальной предрасположенности к заиканию уже находится в заведомо невыгодном положении в связи с возможными трудностями в синхронизации двигательной и речевой деятельности медиального пути. А переучивание на правую руку может являться спусковым механизмом возникновения заикания, так как при этом происходит ощутимая разбалансировка ассоциативных связей между речевыми центрами.

Практически все лекарственные препараты, которые снижают заикание, воздействуют на рецепторы и нейромедиаторы базальных ганглиев и дополнительной двигательной зоны, в основном стимулируя тормозную активность (либо снимая излишнее тормозное действие).

А вот влияние латерального пути усиливается при сознательном контроле над речью. Как раз этот путь открыт для «сигналов синхронизации», здесь происходит постоянная обратная связь между произносимой и слышимой речью. Когда человек поет в унисон, читает одновременно с кем-то или говорит под ритм метронома, полностью включается именно латеральный, корковый путь. То же самое происходит, когда заикающийся имитирует иностранный акцент, повышает или понижает голос – сознательно меняет характеристики речи. Сюда же относится любая имитация, пародирование, кривляние, а также актерская игра.

К слову, эффективные методики лечения заикания, которые включают в себя речевую практику, задействуют латеральный путь, что вполне обоснованно в теории. Эффективность смещения акцента с медиального пути при формировании нового речедвигательного стереотипа подтверждается на практике – все наши подписчики, которые избавились от заикания, использовали эти методы. Здесь все довольно просто: к началу сознательного формирования речи, примерно в 2-3 года, у ребенка наиболее активна сознательная прямая связь между речевыми центрами, то есть латеральный путь – ребенок активно учится говорить, имитируя речь окружающих. По ходу формирования речевого стереотипа все большую активность начинает демонстрировать подкорковый, медиальный путь. Таким образом, при использовании речевых и психологических практик лечения заикания необходимо заново сознательно формировать новый речедвигательный стереотип, для чего и используется латеральный путь.

Практически всегда заикание связано с нарушением медиального пути, но когда контроль сдвигается от медиального к латеральному способу связи между речевыми центрами Брока и Вернике, заикание обычно уменьшается.

Однако проблема может быть не только в самих базальных ганглиях медиального пути. Например, заикание может быть связано со слабостью исходящего сигнала от самих речевых центров или моторной коры, чему может быть множество причин, в том числе дегенерация нервных тканей, нарушение кровоснабжения или баланса нейромедиаторов.

Для полного понимания механизма заикания следует рассмотреть основные типы рецепторов и нейромедиаторов медиального пути связи между речевыми центрами Брока и Вернике, которые участвуют в формировании речи (вербализации). Нарушение работы этих рецепторов, качественного или количественного состава медиаторов, их баланса и регуляции достоверно наблюдаются при заикании. Сразу отметим, что на работу этой системы оказывает одновременное и разностороннее влияние множество медиаторов.

У заикающихся достоверно наблюдается повышение активности дофамина и D2-дофаминовых рецепторов, глутамата и NMDA-рецепторов, снижение активности ГАМК и соответствующих рецепторов различных типов, серотонина и 5HT-серотониновых рецепторов тех отделов мозга, которые отвечают за вербализацию.

В базальных ганглиях медиального пути дофамин является медиатором D2-дофаминовых рецепторов и через них регулирует множество функций, в том числе речь. Его переизбыток оказывает специфическое тормозное влияние на взаимодействие речевых центров Брока и Вернике, протекающее по этому пути.

Очень интересное и важное исследование проводилось с использованием позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), когда в определенную ткань или орган вводится специальный маркер, радиофармпрепарат, который испускает гамма-кванты. Регистрация этого излучения позволяет составить картину активности определенных тканей или органов в виде трехмерной схемы. Так, в этом исследовании в качестве маркера был использован препарат 6-флюродопа (6-FDODA), схожий по структуре с дофамином. Таким образом, появилась возможность проследить активность дофаминергической системы у заикающихся и сделать выводы об участии этой системы в патогенезе заикания. В группе испытуемых с заиканием было отмечено значительно более высокое поглощение дофамина в слуховой, островковой, медиальной префронтовой и в глубокой орбитальной коре – наибольшая активность наблюдалась в корковых и подкорковых областях лимбической системы и в слуховой коре. Значит, можно сделать однозначный вывод – повышенная активация дофаминергической системы в областях мозга, отвечающих за вербализацию и слух, играет важную роль в заикании.

Важно отметить, что максимальное число дофаминовых D2-рецепторов в процессе развития мозга человека наблюдается в возрасте около 3 лет и уменьшается с возрастом, а по статистике именно в этом возрасте чаще всего и возникает заикание. Это является вовсе не совпадением, а закономерностью.

Примечательно, что, например, при тяжелых психических заболеваниях в том числе повышенная активность дофаминовых D2-рецепторов вызывает ту самую продуктивную симптоматику (галлюцинации, бред, нарушения поведения и социальной адаптаци).

А вот болезнь Паркинсона связана с уменьшением выработки дофамина, но преимущественно в экстрапирамидной моторной системе (в черной субстанции базальных ганглиев). Возвращаясь к описанному выше исследованию, здесь существует особенность – в очень редких случаях при приеме противопаркинсонических препаратов, стимулирующих активность дофамина в экстрапирамидной системе базальных ядер, наблюдалось снижение заикания. Это значит, что дофамин может по-разному влиять на заикание, в зависимости от его количества и от того, в каких отделах мозга нарушен его баланс.

Имеется прямая связь между числом и плотностью дофаминовых D2-рецепторов и когнитивными и интеллектуальными способностями. Чем больше этих рецепторов – тем выше когнитивные способности. Это связано и с ранним развитием мышления и речи – чем раньше растет число и повышается активность D2-рецепторов дофамина, тем раньше ребенок начинает говорить. А по статистике ранее развитие речи у детей часто приводит к заиканию, именно благодаря повышенному влиянию дофамина. Очень примечательно, что и здесь наблюдается основной закон физиологии – сохранение равновесия.

Лекарства от заикания, механизм действия которых основан на снижении активности дофамина: нейролептики Рисполепт, Сонапакс, Эглонил. Влияние на D1-дофаминовые рецепторы заявляется как ведущий механизм действия перспективного препарата от заикания Экопипам, исследования которого проводятся в данный момент.

Мы уже отмечали, что ГАМК является основным тормозным нейромедиатором, который участвует в передаче тормозных сигналов из базальных ганглиев речевых центров к мышцам речевого аппарата. Нарушение регуляции ГАМК, по всей видимости, играет ведущую роль в патогенезе заикания, что приводит к появлению судорожной активности речевых и дыхательных мышц. ГАМК препятствует пре- и постсинаптическим разрядам, тем самым предотвращает распространение судорожной активности.

Проводилось множество исследований, которые показали значительное (порой полное) уменьшение выраженности заикания при прямой стимуляции ГАМК-рецепторов, либо при опосредованной стимуляции определенных типов этих рецепторов.

С другой стороны, чрезмерное тормозное действие ГАМК при применении высоких дозировок соответствующих препаратов чаще всего приводит к усилению заикания, опять-таки ввиду усиления тормозного влияния на взаимодействие речевых центров, проходящее по медиальному пути. Но чаще всего встречаются случаи, когда заикание сильно выражено ввиду недостатка гамма-аминомасляной кислоты или нарушения работы соответственных рецепторов.

Существует множество типов ГАМК-рецепторов, но по отношению к заиканию наибольший интерес вызывает, например, а1-подтип ГАМК-А-рецепторов. Основываясь на этой активности, проводились исследования перспективного препарата от заикания Пагоклон.

Лекарства от заикания, механизм действия которых основан на повышении активности ГАМК: ноотроп Фенотропил; анксиолитик Фенибут, антиконвульсанты Прегабалин, Конвулекс.

Глутамат — наиболее распространенный возбуждающий нейромедиатор. При заикании может наблюдаться его повышенное влияние на соответствующие NMDA-рецепторы. То же самое приводит к повышенной судорожной активности, в том числе в медиальном пути связи между речевыми центрами. Определенную роль глутаминовая кислота играет также в патогенезе эпилепсии.

Что интересно, чрезмерное снижение активности NMDA-рецепторов (например, при действии антагонистов или блокаторов NMDA) может приводить к повышению содержания дофамина. Причем определенные исследования отмечают важную роль снижения активности глутамата в формировании шизофрении и других серьезных психических заболеваний.

Важнейший тормозной нейромедиатор ЦНС, снижает повышенную возбудимость путем повышения тока ионов хлора через клеточную мембрану. Дополнительно повышает выделение ГАМК . В связи с этим наблюдается снижение заикания на фоне применения седативного препарата Глицин.

Сложно представить ситуацию, при которой может возникнуть дефицит глицина в организме, поскольку он в достаточном количестве содержится в белковой пище. Однако практически во всех случаях дополнительного приема глицина как у детей, так и у взрослых наблюдается улучшение речи. Причем глицином практически нельзя вызвать чрезмерное торможение, даже наоборот, при употреблении экстремально высоких доз происходит стимуляция NMDA-рецепторов, которые возбуждают ЦНС.

Основным препаратом от заикания, эффективность которого основана в том числе на стимуляции GLY-рецепторов, является Глицин.

Выполняет множество функций как нейромедиатор в разных отделах мозга. Некоторые источники указывают, что серотонин является антагонистом дофамина – это не совсем так, поскольку при снижении или повышении активности того или иного медиатора включаются компенсаторные механизмы, направленные на сохранение равновесия. Например, при повышении уровня дофамина (что чаще всего наблюдается при заикании) снижается содержание серотонина. То же самое происходит и при повышении уровня норадреналина, возбуждающего медиатора симпатической нервной системы. Серотонин облегчает двигательную активность путём воздействия на ионотропные и метаботропные рецепторы.

Практика применения препаратов, влияющих на активность серотонина, например ингибиторов их обратного захвата, показывает несколько положительных эффектов. Во-первых, повышение воздействия серотонина наряду с антидепрессивным эффектом практически всегда снижает проявление логофобии и социофобии. Во-вторых, в ряде случаев это вызывает значительное снижение выраженности речевых судорог благодаря облегчению двигательной активности.

Подробный механизм действия серотонина, кроме влияния на подкорковые отделы мозга и на базальные ганглии, включает в себя активацию множества других механизмов нервной регуляции. Следует отдельно отметить влияние серотонина на нигростиарный путь, который является одним из основных дофаминергических путей нервной регуляции. Нигростриарный путь задействован в двигательном отделе базальных ядер и принимает участие в инициации двигательной активности. Примечательно, что с регуляцией активности серотонина в нигростриарном пути связывают эффект снижения заикания при применении MDMA.

При заикании могут быть эффективны препараты, снижающие обратный нейрональный захват серотонина — антидепрессанты: Азафен, Сиозам, Флуоксетин.

На самом деле помимо перечисленных путей нервной регуляции здесь участвуют многие другие рецепторы и медиаторы. Например, непосредственное воздействие на потенциал-зависимые натриевые каналы может влиять на активность мембран, изменяя проводимость для ионов калия – а это влияет на судорожную активность.

Причем следует учитывать, что разные отделы головного мозга могут регулироваться определенными типами, подтипами и семействами ГАМК, глутаматных NMDA, дофаминовых, серотониновых и прочих рецепторов. А если сюда еще добавить то, что у каждого заикающегося может быть больше нарушен тот или иной путь передачи или регуляции нервных импульсов, то получаем множество типов заикания и индивидуальную картину его течения в каждом случае. Именно поэтому необходим индивидуальный подбор препаратов, дозировок и продолжительности лечения.

Проводились исследования, целью которых было измерение потенциала возбуждения речевых мышц, который возникает непосредственно в момент заикания на определенном звуке. Исследования проводились путем имплантации электродов в голосовые связки и другие речевые мышцы, которые смогли бы измерить характеристику процессов поляризации и деполяризации. Выяснилось, например, что в момент заикания происходит одновременная передача тормозных и возбуждающих нервных импульсов к одной и той же мышце. То есть при заикании отдельно взятая мышца речевого аппарата одновременно получает сигнал и к возбуждению, и к торможению. Результат такого воздействия предсказуем и очевиден.

Как мы уже отмечали, по некоторым данным Флуоксетин может индуцировать обратимое заикание у тех, кто никогда не заикался – тот же самый эффект наблюдается и с препаратом Алпразолам, который также применяется для лечения заикания. Причем в обоих случаях проводились дополнительные исследования, которые подтвердили этот побочный эффект и исключили влияние перевозбуждения или тревожности на его возникновения. То же самое, кстати, иногда наблюдается и при употреблении высоких доз MDMA. То есть это происходит исключительно ввиду изменения работы определенных рецепторов и нейромедиаторов. Это значит, что хоть на данный момент полная картина участия нейромедиаторов в формировании заикания точно не известна, нарушение их баланса достоверно имеет ведущее значение в патогенезе этого заболевания.

Феномен заикания, а также широкий масштаб махинаций и мошенничества в сфере его лечения связан с тем, что, не смотря на сложный патогенез заикания, в котором участвует множество нейромедиаторных систем центральной нервной системы, организм человека в ряде случаев способен к саморегуляции и восстановлению баланса функциональных систем мозга, связанных с заиканием. С другой стороны, в этом заключается и объяснение эффективности психотерапии, гипноза и возможности самолечения заикания.

При составлении статьи использована информация:

источник

Что такое заикание? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Черемушниковой И.И., детского невролога со стажем в 29 лет.

Заикание — это болезнь, при которой человек не может своими волевыми качествами характера контролировать или «сглаживать» судорожно расстроенную речь, из-за чего повторяет или продлевает слова, слоги, фразы [1] [21] .

Эта патологическая речь отличается не только повторением или удлинением произносимых звуков, слогов, слов, но и частыми остановками, разрывающими равномерное течение речи. Речевые тики (частое повторение слов-паразитов, протягивание звуков по типу «э-э-э») и речь взахлёб не имеют к заиканию никакого отношения [1] [14] [17] [24] [37] .

Заикание поражает людей всех возрастов. Чаще всего оно встречается у детей от 2 до 6 лет, когда они развивают свои языковые навыки. По данным мировой научной литературы, заикаются около 2,5 % детей дошкольного возраста [36] [37] .

Среди взрослых заикание встречается у 0,73 % людей, охватывая более 70 миллионов человек во всём мире. А в недавнем исследовании американские учёные выявили, что из 135 взрослых людей заикается примерно один человек [34] [36] [37] .

Читайте также:  Афобазол помог от заикания

Мальчики заикаются в 2-3 раза чаще, чем девочки. С возрастом эта гендерная разница только увеличивается: мальчиков, которые продолжают заикаться, становится уже в 3-4 раза больше, чем девочек с этими же проблемами. Мужчины также заикаются чаще, чем женщины (в четыре раза).

Приблизительно от 5 до 10 % детей заикаются в течение нескольких недель или нескольких лет. При этом 75 % детей выздоравливают от заикания, а остальные 25 % могут продолжить заикаться на протяжении всей жизни [2] [12] [24] [28] [30] [32] [34] .

Чем раньше начинается заикание, тем больше вероятность, что оно будет недолгим [1] . Так, ребёнок, который начинает заикаться до 3,5 лет, реже заикается в дальнейшей жизни.

Причины заикания делятся на две группы:

  • Предрасполагающие причины — связаны с генетикой или патологическими процессами, которые произошли во младенчестве. На них практически невозможно повлиять.
  • Провоцирующие причины — на них может повлиять как сам заикающийся, так и его окружение путём изменения образа жизни, воспитания, здорового питания, закаливания, создания психологически комфортного окружения и др. [27] .

Предрасполагающие причины заикания:

  • Наследственность — невропатическая генетическая отягощённость у родственников первой линии (родителей, братьев, сестёр, детей), которые имели такие «гипертрофированные» черты характера, как потребность в одобрении и расположении всех окружающих людей, ночные страхи, недоверие, зацикленность на собственных переживаниях, непереносимость критики, неуверенность в себе и т. д. [6][15] .
  • Невротические особенности заикающегося (ночные и дневные страхи, дневное или ночное недержание мочи, повышенная импульсивность, эмоциональная несдержанность).
  • Наследственная отягощённость по подкорковой недостаточности, т. е. наследственные заболевания, которые связаны с нарушением работы отделов мозга, участвующих в координации двигательной активности (таламический синдром Дежерина — Русси, гипоталамический синдром, болезнь Паркинсона, повышение постуральных (статических) рефлексов, паллидарный тремор, гипотонически-гиперкинетический синдром, гемибаллизм).
  • Патология, развившаяся у ребёнка ещё в утробе матери или сразу после рождения (гипоксия, ишемия и внутрижелудочковые кровоизлияния).
  • Соматоневрологические заболевания с энцефалопатическими последствиями (нехватка кислорода плоду, инфекция во время беременности; резус-конфликт и конфликт по АВО системе; удушье новорождённого; травма при родах; врождённый порок сердца; последствия черепно-мозговых травм; интоксикация этиловым спиртом, свинцом, хлороформом, наркотиками и бактериальными токсинами — дифтерией, столбняком).
  • Ослабление или исчерпание возможностей нервной системы компенсировать нарушения в результате инфекционных и соматических заболеваний, а также при наличии трудностей социальной адаптации [5][6][7][8][9][15] .

Провоцирующие причины заикания:

  • однократная травмирующая ситуация (испуг, страх и др.);
  • общение с ребёнком в семье на двух и более языках;
  • быстрый темп речи (тахилалия);
  • неправильное проговаривание звуков, букв, фраз;
  • подражание окружающим, у которых есть патология речи.

В настоящее время проводится много исследований по изучению распространённости заикания в двуязычных семьях. Например, одно исследование показало, что дети, говорящие по-английски и ещё на другом языке, имеют повышенный риск заикания и более низкие шансы на избавление от него, чем одноязычные дети. Другое исследование, хотя и методологически слабое, показало относительно неразличимые проценты одноязычных и двуязычных заикающихся [28] . Из-за такого количества противоречивых данных связь между двуязычием и заиканием была названа «загадочной» [35] .

К неблагоприятным условиям относятся:

  • «ослабленность» ребёнка иммунодефицитом, соматической и неврологической болезнью;
  • возрастные особенности деятельности мозга (повышенная судорожная готовность и др.);
  • ускоренное развитие речи с быстрым темпом и распадом плавности и внятности;
  • повышенная реактивность психических процессов из-за «неправильных» отношений с близкими людьми, социальной дезадаптации, частичной или полной утраты способности приспосабливаться к условиям общества;
  • нехватка общения с позитивно настроенными людьми;
  • недостаток динамики развития мелкой и крупной моторики и чувства ритма [16][33] .

При заикании наблюдается частые повторы букв, слогов или даже слов, протяжные звуки, а также частые остановки или паузы между слогами, словами и предложениями. Всё это разрывает плавное течение речи. Такое состояние следует классифицировать как расстройство только в том случае, если оно заметно нарушает качество речи и длится более трёх месяцев.

Заиканию также характерны:

  • тенденция к избеганию общения;
  • частое пребывание в расстроенном состоянии;
  • спазмированные мышцы лица и шеи;
  • нехватка волевых качеств характера (выдержки и самообладания, терпеливости и целеустремлённости, настойчивости и принципиальности, инициативности и решительности, организованности и последовательности, самостоятельности и самоконтроля);
  • страх перед публичным выступлением;
  • внезапные повышения тембра голоса в интонации [25][26] .

Во время волнения у человека с заиканием непроизвольно возникают различные виды насильственных движений — так называемые «тики», гримасы и неестественные движения. Таким образом он пытается преодолеть внутреннее напряжение и заикание [5] [23] [26] .

Также при заикании встречаются нарушения устной не только устной, но и письменной речи: часто повторяются одинаковые буквы и слоги, возникают разрывы при написании слов. Это связано с дисфункцией мозга, которая мешает человеку правильно строить предложение [9] .

Заикающиеся люди часто замечают непостоянность заикания: у них бывают «хорошие» дни, когда заикания практически нет, и «плохие» дни, когда они заикаются в течение всего дня [29] .

В основе патогенеза заикания лежит неконтролируемое судорожное нарушение речи по типу системного нейромоторного сбоя. Оно в первую очередь связано с нарушением работы базальных ганглиев, которые регулируют длительность движений мышц и фонетической реализации элементов речи.

При заикании нарушается последовательность смены сигналов начала и завершения элементов речи:

  • Если сигнал завершения предыдущего элемента недостаточно сильный, то он повторяется снова. Так развивается типичное клоническое заикание — повторение звуков и слогов.
  • Если речевой аппарат получает команду озвучивать следующий звук, но при этом ещё не завершён предыдущий сигнал, то последовательность формирования речи приостанавливается и развивается тоническое заикание — паузы или растягивание звуков.

Появление заикания также связано с генетическими нарушениями. Начиная с 2010 года, исследователи из Национального института глухоты и других нарушений коммуникации (NIDCD) определили четыре различных гена, мутации в которых связаны с заиканием. К ним относятся ген 12-й хромосомы, а также гены GNPTAB, NPTG и NAGPA. Мутации в этих генах встречаются у 6 % заикающихся [29] [31] [37] .

Вероятный патогенез заикания связан с перевозбуждением правого полушария головного мозга и межполушарными нарушениями ритмического компонента речи. При заикании возникает дезорганизация на уровне коры головного мозга. Из-за этого «усиливается» невербальный ритм речи, связанный с преобладанием работы правого полушария [3] [4] [10] [11] .

Но иногда, когда мысли «обгоняют» язык, возникает физиологическое заикание. В его основе лежит трудность в реализации речевого замысла в момент общения. Вероятный патогенез такого заикания — лингвистически слабая работа левого полушария мозга, которая проявляется в проблемах с реализацией запрограммированного смысла высказывания [11] [12] .

В МКБ-10 (Международной классификации болезней) заикание относится к психическим расстройствам и расстройствам поведения, которые обычно начинаются в детском или подростковом возрасте [15] .

По месту проявления оно делятся на следующие группы:

  • респираторное (дыхательное) заикание;
  • вокальное (голосовое) заикание;
  • артикуляционно-фонетическое заикание;
  • смешанное заикание (например, дыхательно-артикуляционное или артикуляционно-голосовое).

Дыхательное заикание является самой тяжёлой формой дыхательных судорог. Оно делится на две подгруппы:

  • инспираторные формы заикания — проявляются на вдохе;
  • экспираторные формы заикания — проявляются на выдохе [11][12] .

В зависимости от патогенеза и причины возникновения бывает две формы заикания:

  • Неврозоподобная форма — заикание, связанное с остаточными органическими изменениями головного мозга, которые возникли у малыша ещё внутри утроба матери или в раннем детстве. Примерами такой формы являются заикание и гиперкинезы (тики) при детском церебральном параличе и минимальном нарушении работы мозга с синдромом гипервозбудимости и дефицита внимания (СДВГ). У детей с нервозоподобным заиканием часто диагностируют задержку психического и моторного развития [1][9][30][37] .
  • Психогенная (невротическая) форма (логоневроз) — заикание, возникающее из-за испуга или хронического стресса, которые приводят к развитию психосоматических заболеваний. Такая форма заикания встречается достаточно редко [2] .

Первая стадия [17] [24] [26] :

  • Заикание возникает очень редко, эпизодически. Оно практически незаметно для окружающих и самого заикающегося. Однако со временем заикание становится более постоянным и выраженным, при этом периоды плавной речи постепенно сокращаются и наступают всё реже и реже.
  • В большинстве случаев заминки связаны с произнесением первого слова в предложении, предлогов и союзов.
  • Заикание усиливается, когда человеку кажется, что к нему относятся с пренебрежением или «вторгаются» в его личную сферу, а также когда собеседник устанавливает своё превосходство в беседе. При этом заикающийся начинает испытывать психологический дискомфорт, становится возбуждённым, из-за чего начинает быстрее говорить и нервничать.
  • Заикающийся человек во всех ситуациях говорит свободно, без смущения, при этом он ещё «не осознаёт» своего дефекта речи и не боится публичного общения.

Вторая стадия [21] :

  • Заикающийся уже осознаёт наличие дефекта речи. Нарушение становится более длительным, но оно всё ещё мало заметно окружающим. Судорожный дефект речи может полностью исчезнуть на короткое время.
  • Заикание чаще всего проявляется при произнесении многосложных слов, «торопливой» речи или в моменты эмоционального возбуждения.
  • Случаи заикания возникают одинаково часто как в общественных местах, так и дома. Однако в особо важных и ответственных ситуациях центральная нервная система может контролировать речь заикающегося, замедляя темп речи, тем самым уменьшая количество запинок.

Третья стадия [25] [26] [27] :

  • В определённых ситуациях (особенно при публичном выступлении) очень трудно произнести речь, выстроить правильные ассоциации между значениями слов и производимыми звуками. Заикающийся всё это чётко осознаёт.
  • Постоянно возникают сложности при произнесении определённых слов и звуков.
  • Чтобы избежать «запинок», человек начинает заменять одни слова на другие.
  • При всех явных признаках заикания человек не избегает общения, у него нет выраженных переживаний на счёт дефекта речи, отсутствует страх речи и неловкость при разговоре.

Четвёртая стадия [10] [22] [24] :

  • Заикание становится большой личностной проблемой для человека. У него возникает явное предвзятое отношение к своему дефекту речи: он смущается и даже стыдится его. У заикающегося возникают мысли типа «я не могу говорить», «меня невозможно слушать», «людям со мной неприятно» и др.
  • Сформированы стереотипные трудности при произнесении определённых слов и звуков. Причём заикающийся уже точно знает, в каких ситуациях, при каких условиях и в обществе каких людей заикание усиливается и может проявиться максимально ярко.
  • Осознание своей речевой «ущербности» ведёт к уклончивым ответам и появлению страха общения с окружающими.
  • Всё перечисленное постепенно ведёт к замкнутости и избеганию общения.

Заикание приводит к таким отрицательным последствиям, как [12] :

  • стеснительность;
  • замкнутость;
  • мнительность;
  • напряжённость;
  • настороженность;
  • заниженная самооценка;
  • раздражительность и импульсивность;
  • страх одиночества, пугливость.

Часто у людей с заиканием возникают различные страхи, так называемые «фобии». Наиболее распространённой является боязнь публичного общения и страх перед началом собственной речи — логофобия [1] [22] [24] .

Также заикание может привести к снижению уровня качества жизни [11] [12] :

  • задержке и общему недоразвитию речи;
  • трудностям обучения, усвоения учебного материала в детском саду и школе;
  • проблеме выбора профессии;
  • торможению карьерного роста;
  • трудностям в создании семьи.

Всё это со временем может привести к ещё большему усугублению картины заикания, так как формируется порочный круг: с изменением самооценки на фоне заикания ухудшается эмоциональное состояние и нарастает стресс, что ещё больше усиливает заикание и ухудшает навыки общения.

Кроме того, психогенному заиканию часто сопутствуют другие заболевания:

  • нарушение венозного оттока головного мозга;
  • гипотония (сниженный тонус) мышц, а также признаки раннего остеохондроза и другие нарушения шейных отделов позвоночника;
  • плоскостопие, нарушение осанки, сколиоз;
  • вертебро-базилярный синдром и ослабление кровотока позвоночной артерии;
  • вегетососудистая дистония и нарушения вестибулярного аппарата;
  • повышенное внутричерепное давление.

Диагноз «заикание» выставляется неврологом, психологом, психиатром или психотерапевтом, если представленные симптомы этого недуга длятся более трёх месяцев [6] [8] .

Как правило, диагноз устанавливается на основе клинической картины, однако чтобы отличить неврозоподобные и психогенные заикания от других органических причин дефекта речи нужно провести ряд нейрофизиологических обследований (по показаниям врача):

  • эхоэнцефалоскопия (Эхо-ЭГ) — позволяет оценить состояние головного мозга, обнаружить объёмные новообразования;
  • электроэнцефалография (ЭЭГ) — фиксирует изменения работы головного мозга через измерение его электрической активности;
  • доплерография сосудов головного мозга и реоэнцефалография (РЭГ) — позволяют оценить качество кровоснабжения головного мозга и обнаружить нарушения в сосудах;
  • ультразвуковая транскраниальная доплерография с функциями микроэмболодетекции (выявления небольших тромбов в сосудах головного мозга);
  • аксиальная компьютерная (КТ) или магнитно-резонансная томография (ЯМР) в различных режимах.

Каждый из этих методов исследования проводится для того, чтобы не пропустить органические болезни головного мозга (например, опухоль или сосудистые заболевания). В структуре таких нарушений заикание является вторичным.

С этой же целью может потребоваться консультация окулиста (биомикроскопия глазного дна и осмотр его периферии трёхзеркальной линзой Гольдмана) и генетика (кариотипирование, синдромальная диагностика).

Лечение заикания, как правило, комплексное, этапное и достаточно длительное. В нём должны участвовать несколько специалистов.

Врач-невролог или психоневролог — это врач с высшим медицинским образованием невролога, который окончил курсы психиатрии. Он назначает соответствующую медикаментозную терапию исходя из состояния нервной системы, контролирует динамику развития симптомов заболевания.

Врач-психотерапевт — это специалист с высшим медицинским образованием, который занимается лечебным воздействием на психику человека. Он использует разные виды психотерапии, включая прямой разговор, гипноз и ряд других техник:

  • Субличностный анализ. Этот подход рассматривает элементы поведения как внутренние образы, которые воспринимаются сознанием человека как части, отдельные от самой личности. Субличности человека привязаны к его семейным, социальным, профессиональным ролям (например, роль родителя, дочки/сына, начальника, коллеги и др.). Психотерапевт в данной технике пытается раскрыть черты и проявления субличностей заикающегося, когда тот ведёт свой внутренний диалог, и пытается изменить патологические черты поведения, нейтрализуя заикание.
  • НЛП (нейролингвистическое программирование) — это ряд психологических методик, благодаря которым удаётся воздействовать на подсознание заикающегося, изменяя его мышление и поведение через введение в его сознание специальных лингвистических программ (установок).
  • Работа с игрушками в качестве дыхательной гимнастики. Для тренировки используют мыльные пузыри, игрушки-вертушки и прочее. При этом ребёнка просят дуть через соломинку, пуская пузыри в воду, дуть на одуванчики и кораблики в воде, надувать шарики и т.д.
  • Аутотренинг — приём самовнушения, посредством которого можно изменять черты характера и вредные привычки.

Иглорефлексотерапевт — это специалист с высшим медицинским образованием невропатолога или невролога, который прошёл специальное обучение по иглоукалыванию. Он воздействует на специальные точки, нервные окончания, снимая нервное напряжение.

Психолог проводит тестирование, помогает установить причину возникновения речевого дефекта и разобраться с внутренними проблемами человека, выявляя слабые стороны его характера. Для этого он использует словесные методы воздействия.

Логопед обучает заикающегося правильно дышать во время речи, пользоваться голосом, легко артикулировать, плавно и ритмично говорить [18] [19] [20] [21] .

Инструктор по лечебной физкультуре разрабатывает оздоровительные мероприятия, к которым относятся закаливающие процедуры, лечебный массаж и физкультура. Это укрепляет иммунитет человека и позволяется как бы «сбросить отрицательную накопленную энергию» через повышенную мышечную активность [13] [16] .

Хотя каждый специалист вносит важную неоценимую лепту в лечение заикания, ни один из них не сможет устранить его полностью самостоятельно.

К лечению данной речевой патологии нужно приступать незамедлительно после постановки диагноза неврологом, психологом или психиатром. Для надёжного излечения от заикания необходимо не менее полугода [22] [26] [27] . Но даже комплексный междисциплинарный и индивидуальный подход к лечению, к сожалению, не всегда приводит к полному выздоровлению [24] [27] .

Так как заикание связано с неустойчивостью и дисбалансом работы полушарий головного мозга, специфической профилактики заболевания не существует.

Чтобы создать благоприятные условия для выздоровления, нужно придерживаться следующих правил:

  • Не следует акцентировать внимание на дефекте речи заикающегося, говорить об этом, как о болезни. Лучше всего при общении вести себя естественно и непринуждённо.
  • В присутствии заикающегося всем окружающим и близким необходимо говорить правильно — грамотно выражать свои мысли, используя литературную лексику, не растягивая слова и не убыстряя темп речи.
  • Следует беречь здоровье и укреплять иммунитет заикающегося: соблюдать режим дня, обеспечивать хороший, здоровый дневной и ночной сон, придерживаться сбалансированного рациона, закаляться и приобщаться к спорту.
  • Необходимо оградить заикающегося от неконтролируемого стресса, обучив его спокойно относиться ко всему, что бы ни происходило. Стараться всегда быть оптимистически настроенным и доброжелательным.
  • Чтобы всегда быть в хорошем настроении, заикающемуся нужно нужно найти хобби или увлечение, которое поможет снять стресс, даст возможность хорошо расслабиться и отвлечься от негативных мыслей: живопись, танцы, музыка, фотографирование, рукоделие, садоводство, кулинария, чтение, уход за домашними животными, езда на велосипеде и др.
  • Нужно попытаться максимально оградить заикающегося от травмирующих психику книг и фильмов.
  • Нельзя разрешать ребёнку играть в слишком возбуждающие игры, особенно в вечернее время суток [2][12] .

источник