Меню Рубрики

Механизмы заикания с позиции физиологического подхода

Проблема заикания занимает умы уже не одного поколения людей. Отражением этого являются многочисленные теории, претендующие на объяснение его механизмов. В литературе прошлого встречаются весьма разнообразные толкования механизмов заикания.

Это объясняется и уровнем развития науки, и позициями, с которых разные авторы подходили к изучению этого речевого расстройства. В древние времена в заикании преимущественно усматривали болезнь, связанную с ненормальной влажностью языка и мозга.

Значительно позднее, на рубеже XVII и XVIII вв., анатом Санторини пытался найти у заикающихся отверстия в твердом нёбе, через которые якобы слизь просачивается на язык и затрудняет речь. В свою очередь профессор Вутцер (XIX в.) находил ненормальные углубления в нижней челюсти, в которые прячется кончик языка заикающихся при своем движении. Эрве-де-Шегуан обнаруживал при заикании неправильное соотношение между длиной языка и полостью рта или слишком плотное прикрепление языка короткой уздечкой.

Английский физик Арнот и швейцарский физиолог Шультесс видели в заикании судорожное закрытие голосовой щели.

Профессор Беккерель, удостоенный даже специальной премии Французской Академии наук за свой труд о заикании, считал, что оно вызывается чрезмерно быстрым выдохом заикающегося. Французский врач Итар, американская учительница Ли, немецкий хирург Диффенбах в свою очередь находили, что заикание происходит от сокращения мышц, удерживающих язык в полости рта.

Главный проповедник в Гарцгероде Блюме, излагая свой взгляд на заикание, писал, что заикание возникает оттого, что человек или мыслит быстро, так, что «речевые органы не поспевают и потому спотыкаются», или же наоборот, речевые движения «опережают процесс мышления». И тогда из-за напряженного стремления выровнять это несоответствие мышцы речевого аппарата приходят в «судорогоподобное состояние».

Профессор анатомии Меркель считал, что заикание происходит от несовершенства воли человека, которая ослабляющим образом воздействует на силу мышц речедвигательного механизма. Были и такие авторы, которые доказывали, что заикание — это не что иное, как «дурная привычка» (Базель) или просто «воображаемая трудность» (Р.Денгардт).

С конца XIX в. все определеннее становится мнение, что заикание — это по существу сложное психофизическое расстройство. В основе этого расстройства, по мнению ряда авторов, лежат прежде всего нарушения физиологического характера, а психологические недостатки носят вторичный характер (А.Гуцман, А.Куссмауль, И.А.Сикорский и др.). Многие исследователи, наоборот, указывали, что первичным являются психологические особенности, а физиологические проявления при заикании — это лишь следствие этих психических недостатков (Х.Лагузен, Р.Коэн, Г.Каменка, Г.Д.Неткачев и др.).

Делались попытки рассматривать заикание как невроз ожидания, невроз страха, как симптом состояния страха и пр.

Нельзя, однако, и в настоящее время сказать, что механизм заикания полностью разгадан. До настоящего времени механизм заикания исследователи пытаются рассматривать с разных позиций: клинических, физиологических, нейрофизиологических, психологических, лингвистических. Среди разных взглядов на сущность заикания можно выделить следующие: заикание — это речевое недоразвитие разного генезиса, либо это невроз или неврозоподобное состояние.

М.И.Пайкин, рассматривая механизм и сущность заикания в раннем детском возрасте, видел в нем «патологический сочетательный рефлекс, воспитуемый окружающей средой на основе ранних речевых автоматизмов». К ранним речевым автоматизмам он относил характерное для периода первоначального голосообразования и лепета ребенка повторение одних и тех же или сходных звуков и слоговых структур.

Р.М.Боскис относит заикание к речевому недоразвитию детей, называет его заболеванием, «в основе которого лежат речевые затруднения, связанные с оформлением более или менее сложных высказываний, требующих для своего выражения фразы» . Речевые затруднения, по ее мнению, могут вызываться задержками развития речи (косноязычие, аграмматизмы, недостаточный запас слов, патологическое развитие произношения: межзубная речь, тахилалия, ринолалия), переходом на другой язык, случаями патологического развития личности с недоразвитием эмоционально-волевой сферы, необходимостью выразить сложную мысль и пр.

Р.Е.Левина, рассматривая заикание как речевое недоразвитие, видит сущность его в преимущественном нарушении коммуникативной функции речи. Изучение общего речевого развития ребенка, состояния его фонетического и лексико-грамматического развития, соотношения активной и пассивной речи, условий, при которых заикание усиливается или ослабевает, подтверждают наблюдения Р.М.Боскис, Е.Пишон, Б.Мезони и др. Речевые затруднения, по мнению авторов, зависят от различных условий: с одной стороны, от типа нервной системы и, с другой, от разговорной среды, от общего и речевого режима. Первые проявления заикания характеризуются по-разному обусловленной эффективной напряженностью, сопровождающей еще непосильную умственную операцию «поиска» слова, грамматической формы, оборота речи.

Н.И.Жинкин с физиологических позиций анализа работы глотки находит, что феномен заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного алгоритма слов, как нарушение авторегулировки в управлении речедвижениями на уровне слога. Развивая эту точку зрения, И.Ю.Абелева отмечает, что заикание есть нарушение готовности к речи при наличии у говорящего и коммуникативного намерения, и программы речи, и принципиального умения говорить нормально. В целом Н.И.Жинкин считает, что в основе заикания лежит какой-то общий невроз, лишь наиболее отчетливо проявляющийся в речи.

Большинство отечественных ученых, разрабатывая проблему заикания, относят его к неврозам, руководствуясь Павловским учением о высшей нервной деятельности человека, и в частности о механизме невроза. При этом часть исследователей склонна рассматривать заикание как симптом невроза (Ю.А.Флоренская, Ю.А.Поворинский и др.), другая часть — как особую форму общего невроза (В.А.Гиляровский, М.Е.Хватцев, И.П.Тяпугин, М.С Лебединский, С.СЛяпидевский, А.И.Поварнин, Н.И.Жинкин, В.С.Кочергина и др.).

В.С.Кочергина в результате клинического изучения заикающихся детей дошкольного возраста приходит к выводу о том, что сложные механизмы развития заикания, как болезни в целом, многообразны, но во всех случаях идентичны установленным И.П.Павловым и его учениками механизмам развития неврозов вообще. Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения или активного торможения; или подвижности нервных процессов, или путем образования «патологического условного рефлекса». На основании сделанных наблюдений автор определенно констатирует, что «заикание — это не симптом и не синдром, а заболевание центральной нервной системы в целом».

С.С.Ляпидевский, проводивший вместе с сотрудниками медико-педагогическое изучение заикающихся подростков, обнаруживал у них в большинстве случаев (92,2%) при практически здоровом физическом статусе нарушения вегетативной нервной системы по типу вегетодистонии. Результаты исследования высшей нервной деятельности заикающихся подростков объективными методами определяли картину, характерную для неврозов. Он писал о механизме заикания: «Нам представляется, . что первично процесс разыгрывается именно в коре больших полушарий, где происходит срыв нервной деятельности, что может быть связано и с влиянием острых психогенных факторов (страх, испуг, конфликтное состояние и т.д.), влияние которых в генезе логоневроза весьма значительно. Таким образом, нарушение корковой деятельности, которое, по нашему мнению, является первичным, приводит к извращению индукционных отношений между корой и подкоркой и нарушению тех условно-рефлекторных механизмов, которые регулируют деятельность подкорковых образований. В силу создавшихся условий, при которых нормальная регуляция коры извращается, имеет место отрицательные сдвиги в деятельности стриопаллидума (нарушение темпа, плавности речи), однако последние уже носят вторичный характер» .

Таким образом, в возникновении заикания первостепенную роль играют нарушенные взаимоотношения нервных процессов (перенапряжение их силы и подвижности) в коре головного мозга. Нервный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен, с одной стороны, состоянием нервной системы, ее «готовностью» к отклонениям от нормы. В этом немаловажное значение имеет тип нервной деятельности человека. С другой стороны, нервный срыв может быть обусловлен неблагоприятными экзогенными факторами, на значение которых в генезе заикания указывал еще В.А.Гиляровский.

Н.П.Тяпугин, характеризуя особенности высшей нервной деятельности ребенка (в период, когда обычно возникает заикание), указывает на тот факт, что у ребенка еще нет в достаточной мере выработанных условных рефлексов тормозного порядка, а это проявляется его высокой возбудимостью и чрезмерной ее иррадиацией, с бурным эмоциональным и двигательным реагированием, не соответствующим силе раздражителя, с готовностью при состоянии сильного возбуждения к судорожному реагированию. Нервный срыв, по мнению автора, может провоцироваться у ребенка острыми или длительными травмами психического или соматического характера. Отражением нервного срыва является расстройство особо уязвимой и ранимой у ребенка области высшей нервной деятельности — его речи, что проявляется в нарушении координации речевых движений с явлениями аритмии и судорожности.

Стремление отечественных исследователей рассматривать заикание с позиции Павловского учения о неврозах находит своих последователей и за рубежом: в Чехословакии — М.Зееман, Ф.Досужков, Н.Досталова, А.Конделькова; в Болгарии — Д.Даскалов, А.Атанасов, Г.Ангушев, в Польше — А.Митринович-Моджеевска, в Германии — К.Беккер и др.

Отечественные исследователи подходят к изучению заикания с диалектико-материалистических позиций. Поэтому, выделяя при всем многообразии клинической картины заикания физиологические и психические моменты, первичными считают расстройства физиологического характера. Лишь на основе физиологических расстройств формируются психологические особенности личности заикающегося, которые по принципу обратной связи воздействуют в свою очередь усугубляюще на протекание заикания. Психологические изменения, усложняя клиническую картину заикания, нередко выступают на первый план.

К.И.Поварнин, рассматривая заикание с позиций патофизиологии и медицины, выделяет в нем две фазы. Первая — собственно возникновение заикания, когда под влиянием сверхсильного раздражителя наступают функциональные расстройства моторной функции коры. Для первой фазы характерен «срыв» высшей нервной деятельности и нервно-соматические реакции на это, прерывающие цепь условных реакций моторного динамического стереотипа речи. Для второй фазы характерно преобладание психогенных моментов.

Таким образом, сказанное выше характеризует заикание по механизму его образования как сложное невротическое расстройство, которое в одних случаях является результатом сшибки нервных процессов в коре головного мозга, нарушения корково-подкоркового взаимодействия, расстройства единого авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, дыхания, артикуляции), выражающихся в конечном итоге речевыми спазмами. Фиксированность внимания на речевых затруднениях усугубляет и усложняет расстройство нормального механизма образования речевого потока. В других случаях, заикание может быть результатом зафиксированного рефлекса неправильной речи, первоначально возникшей в результате речевых затруднений разного генеза.

Видимо, возможны и другие варианты объяснения механизмов заикания, в частности, на основе органических изменений центральной нервной системы; но это еще недостаточно изучено. Важно, что в клинической картине заикания обнаруживаются нарушения физиологического и психологического характера, которые составляют диалектическое единство.

В.И. Селиверстов «Заикание у детей»

Большинство заикающихся в процессе речевого общения испытывают чувство тревоги, неуверенность, страх. Им свойственна нарушение равнове-сия и подвижности между процессами возбуждения и торможения, повы-шенная эмоциональность. Любые, даже незначительные стрессовые ситуации становятся избыточными для их нервной системы, вызывают нервное напря-жение и усиливают внешние проявления заикания. Известно, что многие заикающиеся говорят свободно, когда они спокойны. А состояние спокойствия в основном обеспечивается общим мышечным расслаблением. И наоборот, чем больше расслаблены мышцы, тем глубже состояние общего покоя. Эмоциональное возбуждение ослабевает при достаточно полном расслаблении мышц.

Массаж выполняется для снятия напряжения и скованности речевых и мимических мышц и, наоборот, для повышения тонуса слабых и вялых мышц. Чтобы снять напряжение с лица, расслабить его, можно использовать так называемый самомассаж. Здесь мы познакомимся с двумя его видами: гигиеническим и вибрационным.
Гигиенический массаж выполняется поглаживанием, при этом активизируются расположенные близко к коже нервные окончания. Этот массаж выполняет двойную роль: он снимает напряженность и скованность лицевых и мимических мышц и усиливает тонус этих мышц, если они слабые.

Хорошая дикция — основа четкости и разборчивости речи. Ясность и чистота произношения зависят от активной и правильной работы артикуляционного (речевого) аппарата, особенно от подвижных его частей — языка, губ, неба, нижней челюсти и глотки. Чтобы добиться четкости произношения, необходимо развивать артикуляционный аппарат при помощи специальных упражнений (артикуляционной гимнастики). Эти упражнения помогают создать нервно-мышечный фон для выработки точных и координированных движений, необходимых для звучания полноценного голоса, ясной и четкой дикции, предотвратить патологическое развитие движений артикуляции, а также снять излишнюю напряженность артикуляционной и мимической мускулатуры, выработать необходимые мышечные движения для свободного владения и управления частями артикуляционного аппарата.

Расслабление мышц шеи
Расслабление мышц шеи рефлекторно расслабляет мышцы корня языка.
Упражнение 1
Медленно поглаживать шею сверху вниз в области горла ладонью то правой, то левой руки.
Упражнение 2
Медленно поглаживать шею одновременно ладонями обеих рук сверху от околоушной области лица по боковым поверхностям шеи до подмышечных впадин.

источник

Сопоставление клинических, психологических, психолингвистических и физиологических данных исследования заикающихся позволяет глубже представить себе патогенетические механизмы этого сложного речевого расстройства. Эволюционное заикание или заикание развития возникает обычно в том возрасте, когда у ребенка интенсивно формируется фразовая или монологическая речь. При различных клинических формах начало заикания связано с разными причинами.

Первой причиной и условием появления невротической формы заикания служат патогенные эмоциональные факторы внешней среды. Острая или хроническая психическая травма, переживаемая ребенком, находится в непосредственной связи с появлением “речевых” судорог. Это свидетельствует о первенствующем значении гиперактивации эмоциогенных структур мозга при этой форме заикания.

Заметим в то же время, что едва ли найдется человек, который в детстве не пережил бы состояния испуга или же не бывал в ситуации психологических напряженных семейных отношений. Практически каждый ребенок в своем опыте имеет психический стресс, т.е. эмоциогенные структуры его мозга испытывают периоды сильного возбуждения. Однако в практике известно, что гиперактивация эмоциогенных структур далеко не всегда заканчивается последующим развитием у ребенка патологических реакций и, тем более, заикания. Нередко психический стресс у детей дошкольного возраста вызывает лишь невротические реакции общего характера (нарушение сна, снижение аппетита, раздражительность, плаксивость и т.п.).

Сам феномен судорожных запинок не является строго специфичным только для людей, страдающих заиканием. Нередко и в норме наблюдаются единичные речевые запинки судорожного характера в моменты высокого эмоционального напряжения.

При нормальном созревании мозга уже в детском возрасте в центральной нервной системе развиваются регулирующие тормозные процессы, достаточно сильные для того, чтобы подавить излишнее возбуждение эмоциогенных структур мозга, блокировать распространение этого возбуждения и не дать сформироваться очагу застойной патологической активности в этих отделах центральной нервной системы.

Состояние нервной системы ребенка, у которого впоследствии может развиться невротическая форма заикания, характеризуется особой эмоциональной реактивностью. Таким детям присуща повышенная впечатлительность, робость, тревожность, нарушения сна, аппетита, эмоциональная ранимость и т.п. Это свидетельствует о врожденных или рано приобретенных отклонениях от нормы в состоянии нервной системы, особом состоянии эмоциогенных структур мозга, что связано, главным образом, с низким уровнем адаптивных возможностей организма. В силу этих характеристик центральной нервной системы у таких детей под влиянием психического стресса может формироваться очаг застойной патологической активности в эмоциогенных структурах мозга.

Речевое нарушение, начавшись после психической травмы, соответствует психомоторному уровню патологического реагирования, свойственному детям младшего возраста. Для появления заикания необходимы дополнительные условия. Такими условиями являются: “предрасположенность” (уязвимость) специфических речевых структур к появлению патологических реакций.

Такая “предрасположенность” связана главным образом с врожденными особенностями речевых структур мозга. (То, что в заикании играют большую роль генетические факторы, известно достаточно давно.) Характер развития речи до появления речевой патологии у детей с невротической формой заикания указывает на то, что речевая функция у них может быть особо ранимой: речь таких детей развивается рано, уже к 1,5-2-м годам лавинообразно накапливается значительный словарный запас, появляются сложные речевые конструкции. В то же время артикуляторные механизмы, обеспечивающие базовый уровень экспрессивной речи, а следовательно, и внутреннюю согласованность всех подсистем речедвигательного анализатора, остаются функционально незрелыми.

Резкое опережение развития речи на лексико-грамматическом уровне и несоответствие этому уровню артикуляторного (моторного) обеспечения указывают на дизонтогенез речевых механизмов у детей с невротической формой заикания.

Заикание у таких детей появляется в гиперсензитивные фазы речевого развития, главным образом, в период интенсивного формирования фразовой речи, так как именно период наиболее интенсивного развития любой функциональной системы организма является особо уязвимым при воздействии патогенных факторов.

Нарушение речедвигательного акта, раз возникнув, имеет тенденцию к фиксации патологических взаимосвязей. Важным механизмом поддержания и усугубления патологических двигательных реакций (судорожных речевых запинок), помимо очага повышенного возбуждения в эмоциогенных структурах мозга, является поток пропреоцептивных импульсаций с речевых мышц, вовлеченных в аномальную деятельность (обратная афферентация в функциональной системе речедвигательного акта).

Таким образом, патогенетические механизмы, способствующие появлению невротической формы заикания, сложны и не сводятся к пережитой ребенком психической травме.

Сам факт появления судорожных речевых запинок у детей свидетельствует о возникновении патологической функциональной системы речи.

У части детей, перенесших психический стресс с последующим появлением судорожных речевых запинок, защитные (компенсаторные) механизмы центральной нервной системы бывают достаточно сильны и развиты.

Патологически усиленное возбуждение эмоциогенных структур мозга таких детей и формирующаяся патологическая система речи подавляется тормозящими влияниями центральной нервной системы. В этих случаях заикание наблюдается как эпизод, или имеется спонтанное регредиентное течение заикания. В других случаях своевременные адекватные коррекционные воздействия способствуют нормализации речи.

У части детей имеется низкий уровень компенсаторных возможностей мозга. В этих случаях быстро формируется патологическая функциональная система речи. Новая патологическая функциональная система начинает подавлять нормальную функциональную речевую систему, которая до этого развивалась у ребенка так, казалось бы, успешно.

Генератор патологически усиленного возбуждения в эмоциогенных структурах мозга и формирующаяся патологическая система речи нарушают нормальные адаптивные формы перестройки нервной системы. Это ведет к развитию патологического процесса и дальнейшей дезинтеграции деятельности мозга в целом, что проявляется в хронификации заикания.

Любое усиление эмоционального возбуждения (неправильное поведение родителей, перегруженность ребенка впечатлениями и т.п.) ухудшают состояние центральной нервной системы, способствует “закреплению” патологической функциональной системы речи.

Читайте также:  Актерское мастерство от заикания

При невротической форме заикания генератор патологического возбуждения в эмоциогенных структурах мозга начинает объединять различные структуры центральной нервной системы (стадия образования патологической детерминанты), в том числе и речевые, в сложную патологическую функциональную систему и определять характер ее деятельности.

В первое время формирования патологической речевой функциональной системы при невротической форме заикания судорожные запинки могут быть относительно редкими, так как патологическая детерминанта на ранних стадиях развития нервного расстройства повышает свою активность только при действии специфических раздражителей, какими являются повторный испуг и ситуации, вызывающие состояние эмоционального напряжения.

Формирование у заикающихся детей новой патологической системы речи на фоне уже развившейся функциональной системы речи создает особые условия взаимовлияния и функционирования каждой из них.

Так, нормальная функциональная речевая система не останавливается в своем развитии: продолжают формироваться звукопроизношение и фонематическое восприятие, обогащается словарь, уточняются и усложняются грамматические категории, речевое общение у заикающихся детей дошкольного возраста практически мало отличается по интенсивности от нормы. В то же время наличие заикания отрицательно влияет на формирование монологической речи в старшем дошкольном возрасте. Дети с невротической формой заикания хуже используют в устной монологической речи имеющийся в их распоряжении лексический и грамматический материал, начинает искаженно развиваться планирование монологической речи, с возрастом эта тенденция становится ярко выраженной.

Электрофизиологические исследования речевых мышц, дыхания и других показателей функциональной системы речи указывают на то, что речедвигательная активность мышц и координаторные взаимоотношения между речевым дыханием и артикуляцией при невротическом заикании у дошкольников имеют принципиальное сходство с нормой. Это свидетельствует о наличии у заикающихся детей этой клинической группы нормальной программы действия в функциональной системе речи.

В то же время эти показатели более неустойчивы, чем в норме, легко нарушаются при усложнении речевой задачи. Все эти явления можно трактовать как отрицательное влияние патологической речевой системы на нормальную речевую систему.

Патологическая речевая система с конечным результатом — заиканием — также испытывает тормозящее влияние со стороны нормальной функциональной речевой системы: в периоды усиления защитных механизмов мозга и уменьшения в силу этого активности патологической детерминанты (активности эмоциогенных структур мозга) речь заикающихся становится плавной.

Сосуществование двух речевых систем — патологической и нормальной — при невротической форме заикания отчетливо прослеживается даже при тяжелой степени этой речевой патологии. На фоне речи, искаженной речевыми судорогами и патологическим выбором лексических средств, наблюдаются короткие периоды плавной речи в любом возрасте и при любой длительности течения заикания.

У подростков с невротической формой заикания (11-12 лет) развивается логофобия, т.е. вторичная невротическая патологическая реакция. Они снижают количество и качество общения. Наличие речевого дефекта становится для заикающихся психотравмирующим обстоятельством. Это свидетельствует о дальнейшем утяжелении патологического процесса и появлении вторичных психологических детерминант, которые начинают определять характер общей клинической картины заикания.

источник

Речь человека является сложным процессом, в котором помимо непосредственно речевого аппарата задействована дыхательная и нервная система. Вы должны понимать, что спазмы речевых мышц являются только следствием нарушения всей системы речевого аппарата, причина которого кроется в отделах головного мозга, отвечающих за формирование речи. Прежде чем мы подробно рассмотрим механизм формирования нарушения речи в соответствующих отделах головного мозга, необходимо обратить внимание, что эти процессы очень сложно взаимосвязаны, причем к общей системе формирования речи имеет прямое отношение и слух, который является каналом восприятия и анализа собственной речи.

Речь объединяет в себе два протекающих синхронно процесса — воспроизведение синтаксических и интонационных структур, то есть процесс синтеза речи и ее одновременное восприятие. Здесь имеется в виду, что в каждый момент времени, когда человек говорит, он одновременно воспринимает свою речь, причем происходит как синтаксическое восприятие (смысл и порядок слов и звуков), так и интонационное восприятие, опирающееся на анализ множества характеристик собственной речи, в числе которых интонации, качество голоса, скорость, темп, равномерность. Спектр всех процессов, влияющих на синтез и восприятие собственной речи, очень широк, однако современная нейрофизиология выделяет два основных речевых центра — центр Брока и область Вернике.

Известно, что центр Брока отвечает за формирование и синтез речи — он же посылает основную часть сигналов речевым, мимическим и дыхательным мышцам. А за обратное восприятие и анализ собственной речи отвечает область Вернике. Здесь следует отметить, что современные исследования, в том числе методом нейровизуализации, позволяют сделать вывод, что два этих центра не имеют строго определенной специализации, частично выполняют одни и те же функции в разной мере. Особенно смешение специализации этих центров заметно на примере левшей или правшей (с этим и связано имеющее основание предположение о том, что заикание может быть инициировано при переучивании левшей на правую руку, и наоборот).

Для более ясного понимания физиологии речи и заикания необходимо учитывать, что в речевом процессе участвуют и многие другие центры головного мозга, например, лимбическая система, отвечающая за эмоции, что очень явно наблюдается у самих заикающихся: когда человек слышит свое заикание, тем более публично, это вызывает резко негативные эмоции. Что в свою очередь по специфическим путям передачи влияет на речевые центры, и человек начинает заикаться еще больше. Функционирует и обратная связь — когда человек спокоен, в хорошем настроении, либо испытывает эйфорию, заикание всегда снижается. Здесь же следует вспомнить и экстрапирамидную систему, которая обеспечивает непроизвольную регуляцию и координацию движений и мышечного тонуса, в том числе двигательные проявления речи и эмоций, влияет на проявления мимики.

В норме эти центры должны работать синхронно, по довольно простому принципу — центр Брока посылает иннервацию речевому аппарату — человек говорит — область Вернике воспринимает качественные характеристики произносимой речи и передает информацию центру Брока, что все в порядке — человек продолжает говорить — и так далее. Экстрапирамидная система обеспечивает регуляцию движений, а лимбическая система сигнализирует о том, что все в порядке.

Примечание: данная схема формирования, воспроизведения и анализа собственной речи не включает другие базисные структуры центральной и периферической нервной системы и связи между ними, но наиболее подробно отражает совокупность этих процессов. Более подробно механизм заикания рассмотрен в статье о нейрофизиологии заикания.

Любое нарушение в этой цепи приведет к нарушению речи. Например, при значительных поражениях центра Брока возникает так называемый анартрический синдром, когда человек не может объединить отдельные речевые движения в единый речевой акт, то есть употребляет осмысленные слова, но не может их объединить в предложения и фразы. А, например, при обширных органических поражениях области Вернике головного мозга человек запросто объединяет слова друг с другом, однако его предложения будут напрочь лишены смысла.

В широком смысле, этиология заикания заключается в асинхронной работе речевых центров.

Это значит, что нарушение синхронной работы любого из центров головного мозга, вовлеченных в синтез, воспроизведение и анализ собственной речи неизбежно приведет к нарушению речи. Здесь идет речь об асинхронной работе центра Брока и области Вернике, что формирует замкнутый круг: сбой в работе центра Брока, который формируется как слишком сильный импульс, направленный к речевому аппарату, приводит к спазму речевых и дыхательных мышц. В свою очередь область Вернике в режиме реального времени воспринимает, что речь нарушена, и посылает еще больший сигнал возбуждения центру Брока, чтобы исправить ситуацию. Это приводит к еще большему спазму речевых мышц и что самое плохое — это приводит к закреплению патологической ассоциативно-эфферентной связи (то есть связи между интегральными мозговыми центрами, которыми являются речевые центры, и путями от этих центров к рабочим органам). Дополнительно включается лимбическая система, которая вызывает уже осознаваемый стресс, а осознание заикания вызывает логофобию.

Очень важно учитывать явление двойной системы связи между речевыми центрами – латеральный и медиальный пути. Двойная ассоциативная связь между центрами Брока и Вернике является исчерпывающим объяснением природы заикания. Подробно об этом читайте в разделе «нейрофизиология заикания».

Последнее время появляются предположения, что ведущую роль в процессе заикания играет выпадение отдельных функций области Вернике, когда человек не всегда способен целостно анализировать произносимую речь, а непосредственно в моменты запинок синхронизация синтеза и восприятия своей речи практически не осуществляется.

К тому же некоторые исследования свидетельствуют о том, что у людей с заиканием снижен церебральный кровоток в центре Брока, что говорит об ишемии отдельных участков речевых центров мозга как об одной из причин формирования заикания.

Следует обратить отдельное внимание на осознание заикания и формирующуюся при этом логофобию (страх речи, ожидание заикания): даже если и были предпосылки для самостоятельной нормализации и синхронизации ассоциативно-эфферентной связи между речевыми центрами, то страх, ожидание и моделирование заикания окончательно закрепляет этот замкнутый круг. По этой причине с возрастом растет сложность лечения заикания, поскольку постоянно подкрепляемые психологические комплексы становятся прочнее.

Все это еще раз подчеркивает важность логофобии в механизме заикания, следовательно важность любой психотерапии логофобии для избавления от страха речи, который закрепляет нарушенный речедвигательный стереотип. В подобном психосоматическом подкреплении заикания заключается сложность лечения и необходимость комплексного выбора методов.

При составлении статьи использована информация:

источник

Заикание — нарушение темно-ритмической организа­ции речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: Balbuties, Disphemie, Spasmophemie, Lalonewros.

Проблему заикания можно считать одной из самых древ­них в истории развития учения о расстройствах речи. Раз­личное понимание его сущности обусловлено уровнем разви­тия науки и позиций, с которых авторы подходили и подходят к изучению этого речевого расстройства.

В древние времена в заикании преимущественно усматри­вали болезнь, связанную с накоплением влажности в голов­ном мозге (Гиппократ) или неправильным соотнесением ча­стей артикуляционного аппарата (Аристотель). Возможность нарушений в центральном или периферическом отделах ре­чевого аппарата при заикании признавали Гален, Цельс, Ави­ценна.

На рубеже XVII—XVIII вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возни­кает при отверстии в твердом нёбе, через которое якобы слизь просачивается на язык и затрудняет речь. Вутцер объяснял это ненормальным углублением в нижней челюсти, в кото­рой прячется кончик языка при своем движении; Эрведе-Шегуан — неправильным соотношением между длиной языка и полостью рта или слишком плотным прикреплением его короткой уздечкой.

Другие исследователи связывали заикание с нарушения­ми в функционировании речевых органов: судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс); чрезмерно быстрый выдох (Беккерель); спазматическое сокращение мышц, удер-ясивающих язык в полости рта (Итар, Ли, Диффенбах); несог­ласованность процессов мышления и речи (Влюме); несовер­шенство воли человека, воздействующей на силу мышц речедвигательного механизма (Меркель) и т. д.

Часть исследователей связывала заикание с нарушениями в протекании психических процессов. Например, Блюме счи­тал, что заикание возникает от того, что человек или мыслит быстро, так что речевые органы не поспевают и потому споты­каются, или же, наоборот, речевые движения «опережают про­цесс мышления». И тогда из-за напряженного стремления выровнять это несоответствие мышцы речевого аппарата при­ходят в «судорогоподобное состояние».

В начале XIX в. ряд французских исследователей, рассмат­ривая заикание, объясняли его различными отклонениями в деятельности периферического и центрального отделов рече­вого аппарата. Так, врач Вуазен (1821) механизм заикания связывал с недостаточностью церебральных реакций на мус­кульную систему органов речи, т. е. с деятельностью цент­ральной нервной системы. Врач Дело (1829) объяснял заика­ние как результат искажения звукопроизношения (ротацизм, ламбацизм, сигматизм), органического поражения голосового аппарата или неполноценной работы головного мозга. Он пер­вым отметил сосредоточение акустического внимания заика­ющегося на своей речи. Врач Коломба де л’Изер считал заи­кание особой контрактурой мышц вокального аппарата, возникающей вследствие его недостаточной иннервации.

В России большинство исследователей рассматривали заи­кание как функциональное расстройство в сфере речи, судо­рожный невроз (И. А. Сикорский, 1889; И. К. Хмелевский, 1897; Э. Андрее, 1894, и др.), или определяли его как страда­ние чисто психическое, выражающееся судорожными движе­ниями в аппарате речи (Хр. Лагузен, 1838; Г. Д. Неткачев, 1909, 1913), как психоз (Гр. Каменка, 1900),

К началу XX в. все многообразие понимания механизмов заикания можно свести к трем теоретическим направлениям: 1) Заикание как спастический невроз координации, проис­ходящий от раздражительной слабости речевых центров (ап­парата слоговых координации). Это было четко сформулиро­вано в трудах Г. Гутцмана, А. Куссмауля, а затем в работах А. Сикорского, который писал: «Заикание есть внезапное

нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судоро­гой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого». Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожденную раздражительную слабость аппа­рата, управляющего слоговой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание — это судорогоподобные спазмы.

2) Заикание как ассоциативное нарушение психологичес­кого характера. Это направление выдвинуто Т. Непфнером и Э. Фрешельсом. Сторонниками были А. Либман, Г. Д. Нетка-чев, Ю. А. Флоренская. Психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.

3) Заикание как подсознательное проявление, развивающе­еся на почве психических травм, различных конфликтов с ок­ружающей средой. Сторонниками этой теории были А. Адлер, Шнейдер, которые считали, что в заикании, с одной стороны, проявляется желание индивида избежать всякой возможнос­ти соприкосновения с окружающими, а с другой — возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстратив­ного страдания.

Таким образом, в конце XIX — начале XX в. все опреде­леннее становится мнение, что заикание — это сложное пси­хофизическое расстройство. По мнению одних, в его основе лежат нарушения физиологического характера, а психологи­ческие проявления носят вторичный характер (А. Гутцман, 1879; А. Куссмауль, 1878; И. А. Сикорский, 1889, и др.). Другие первичными считали психологические особеннос­ти, а физиологические проявления — как следствие этих психологических недостатков (Хр. Лагузен, 1838; А. Коэн, 1878; Гр. Каменка, 1900; Г. Д. Неткачев, 1913, и др.). Делались попытки рассматривать заикание как невроз ожидания, невроз страха, невроз неполноценности, навязчивый невроз и пр.

К 30-м годам и в последующие 50—60-е годы XX в. ме­ханизм заикания стали рассматривать, опираясь на учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и, в частности, о механизме невроза. При этом одни исследователи рассматривали заикание как симптом невроза (Ю. А. Флорен­ская, Ю. А. Поворинский и др.), другие — как особую его форму (В. А. Гиляровский, М. Е. Хватцев, И. П. Тяпугин, М. С. Лебединский, С. С. Ляпидевский, А. И. Поварнин, Н. И. Жинкин, В. С. Кочергина и др.)- Но в обоих случаях эти сложные и многообразные механизмы развития заикания идентичный механизмам развития неврозов вообще. Заикание, как и прочие неврозы, возникает вследствие различных причин, вызывающих перенапряжение процессов возбуждения и тор­можения и образования патологического условного рефлек­са. Заикание — это не симптом и не синдром, а заболевание центральной нервной системы в целом (В. С. Кочергина, 1962). В возникновении заикания первостепенную роль играют нарушенные взаимоотношения нервных процессов (перенап­ряжение их силы и подвижности) в коре головного мозга. Не­рвный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен, с одной стороны, состоянием нервной систе­мы, ее готовностью к отклонениям от нормы. С другой сторо­ны, нервный срыв может быть обусловлен неблагоприятными экзогенными факторами, на значение которых в генезе заика­ния указывал еще В. А. Гиляровский. Отражением нервного срыва является расстройство особо уязвимой и ранимой у ре­бенка области высшей нервной деятельности — речи, что про­является в нарушении координации речевых движений с яв­лениями аритмии и судорожности. Нарушение корковой деятельности является первичным и приводит к извращению индукционных отношений между корой и подкоркой и нару­шению тех условнорефлекторных механизмов, которые регу­лируют деятельность подкорковых образований. В силу создав­шихся условий, при которых нормальная регуляция коры нарушается, имеют место отрицательные сдвиги в деятельнос­ти стриопаллидарной системы. Ее роль в механизме заикания достаточно валена, поскольку в норме эта система ответственна за темп и ритм дыхания, тонус артикуляторных мышц. Заика­ние возникает не при органических изменениях стриопалли-Дума, а при динамических отклонениях его функций. Эти взгля­ды отражают понимание механизма невротического заикания как своеобразного нарушения корково-подкорковых отноше­ний (М. Зееман, Н. И. Жинкин, С. С. Ляпидевский, Р. Лухзин-гер и Г. Арнольд, Э. Рихтер и мн. др.).

Стремление исследователей рассматривать заикание с по­зиций павловского учения о неврозах находит своих последо­вателей за рубежом: в Чехословакии — М. Зееман, М. Совак, Ф. Досужков, Н. Досталова, А. Конделькова; в Болгарии — Д. Даскалов, А. Атанасов, Г. Ангушев; в Польше — А. Митри-нович-Моджеевска; в Германии — К. П. Беккер и др.

У Детей раннего возраста, по мнению некоторых авторов, эханизм заикания целесообразно объяснить с позиций ре-

активного невроза и невроза развития (В. Н. Мясищев, i960) Реактивный невроз развития понимается как острое наруше. ние высшей нервной деятельности. При неврозе развития об­разование патологических стереотипов происходит постепен­но, в неблагоприятных условиях среды — перераздражения подавления, изнеживания. Заикание развития возникает в раннем возрасте на фоне задержанного «физиологического косноязычия» при переходе к сложным формам речи, к речи фразами. Иногда оно является результатом речевого недо­развития разного генеза (Р. М. Боскис, Р. Н. Левина, Е. Пи-шон и Б. Мезони). Так, Р. М. Боскис называет заикание забо­леванием, в «основе которого лежат речевые затруднения, связанные с оформлением более или менее сложных выска­зываний, требующих для своего выражения фразы» 1 . Рече­вые затруднения могут вызываться задержками развития речи, переходом на другой язык, случаями патологического разви­тия личности с недоразвитием эмоционально-волевой сферы, необходимостью выразить сложную мысль и пр.

Читайте также:  Афобазол помог от заикания

Р. Е. Левина, рассматривая заикание как речевое недораз­витие, видит сущность его в преимущественном нарушении коммуникативной функции речи. Изучение исследователями общего речевого развития ребенка, состояния его фонетическо­го и лексико-грамматического развития, соотношения актив­ной и пассивной речи, условий, при которых заикание усилива­ется или ослабевает, подтверждает наблюдения Р. М. Боскис, Е. Пишон, Б. Мезони и др. Речевые затруднения, по мнению Р. Е. Левиной, зависят от различных условий: с одной сторо­ны, от типа нервной системы, с другой — от разговорной сре­ды, от общего и речевого режимов. Первые проявления заика­ния характеризуются аффективной напряженностью, сопровождающей еще непосильную умственную операцию по­иска слов, грамматической формы, оборота речи. Н. И. Жин-кин с физиологических позиций анализа работы глотки нахо­дит, что феномен заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного алгоритма слов, как нарушение авторегули­ровки в управлении речедвижениями на уровне слога.

Наряду с невротическим заиканием стали изучаться и другие его формы: при алалии и афазии; постконтузионное

1 Боскис Р. М. О сущности и лечении заикания у детей дошкольного воз­раста // Лечение душевнобольных- — М., 1940. — С. 279—290.

заикание; у олигофренов; у больных различными психозами; при тяжелых нарушениях звукопроизношения и при задер-яске развития речи; органическое (В. М. Аристов, А. В. Шо-кина, 1934; А. Аллистер, 1937; Е. Пишон и Б. Мезони, 1937; р. М. Боскис, 1940; П. Н. Аникеев, 1946; Ю. А. Флоренская, 1949; А. Я. Страумит, 1951; Э. Гард, 1957; Б. Г. Ананьев, 1960, и ДР-)- Так, Е. Пишон выделяет две формы органического за­икания: первая по типу корковой афазии, когда нарушаются системы ассоциативных волокон и страдает внутренняя речь; вюрая представляет своеобразную моторную недостаточность речи по типу дизартрии и связана с поражением подкорко­вых образований. Проблема органического заикания до на­стоящего времени остается нерешенной. Одни исследователи полагают, что заикание в целом включается в категорию орга­нических заболеваний центральной нервной системы и нару­шения мозгового субстрата прямо затрагивают речевые обла­сти мозга или связанные с ними системы (В. Лав, 1947; Э. Гард, 1957; С. Скмоил и В. Ледезич, 1967). Другие рассматри­вают заикание как преимущественно невротическое расстрой­ство, расценивая сами органические нарушения как «почву» для срыва высшей нервной деятельности и речевой функции (Р. Лухзингер и Г. Ландольд, 1951; М. Зееман, 1952; М. Совак, 1957; М. Е. Хватцев, 1959; С. С. Ляпидевский и В. П. Барано­ва, 1963, и мн. др.).

Большинство авторов, изучавших патогенез заикания, от­мечают у заикающихся различные вегетативные изменения. Например, М. Зееман считает, что у 84% заикающихся имеет­ся вегетативная дистония. По мнению Szondi, из 100 заикаю­щихся 20% имеют повышенное внутричерепное давление и экстрапирамидные нарушения. Он считает, что заикающиеся рождаются вазоневротиками. Gerdner объективно показал изменение нейровегетативной реакции у заикающихся во время приступов: в 100% случаев у них наблюдается расши­рение зрачков (мидриоз), у нормально говорящих людей ши­рина зрачков во время речи не меняется или наступает неко­торое их сужение (миоз).

В тяжелых случаях нарушения вегетативной нервной сис­темы собственно заикание отступает на второй план, преобла­дают страхи, волнения, тревога, мнительность, общая напря­женность, склонность к дрожанию, потливости, покраснению. в Детском возрасте у заикающихся наблюдаются нарушения : вздрагивание перед засыпанием, утомительные, беспокой-

ные неглубокие сны, ночные страхи. Заикающиеся более стап шего возраста стараются связать все эти неприятные передел, вания с нарушением речи. Мысль о ее расстройстве приобре­тает устойчивый характер в соответствии с постоянно нарушенным самочувствием. На фоне общей возбудимости истощаемости, неустойчивости и постоянных сомнений речь обыкновенно поддается улучшению лишь на короткое время. На занятиях у заикающихся часто отсутствует целеустрем­ленность и настойчивость. Собственные результаты ими не­дооцениваются, так как улучшение в речи мало облегчает их общее самочувствие.

В 70-е годы в психиатрии были предложены клинические критерии для разграничения невротических и неврозоподоб-ных расстройств и наметилась тенденция и к разграниче­нию заикания на невротическую и неврозоподобную формы (Н. М. Асатиани, Б. 3. Драпкйн, В. Г. Казаков, Л. И. Беляко­ва и др.).

До настоящего времени механизм заикания исследовате­ли пытаются рассматривать не только с клинических и фи­зиологических, но и с нейрофизиологических, психологичес­ких, психолингвистических позиций.

Представляют интерес нейрофизиологические исследования заикания при организации речевой деятельности (И. В. Да­нилов, И. М. Черепанов, 1970). Данные исследования показы­вают, что у заикающихся во время речи доминантное (левое) полушарие не может достаточно стойко выполнять свою ве­дущую роль по отношению к правому полушарию. Положе­ние о взаимосвязи заикания с нечетко выраженной доминан­тностью речи подтверждают данные В. М. Шкловского.

Исследования организации функции зрения у заикающих­ся (В. Суворова с соавт., 1984) показали, что им свойственна нетипичная латерализация речевой и зрительной функций. Выявленные аномалии можно рассматривать как следствие недостатков билатеральной регуляции зрительных процессов и отклонений в межполушарных отношениях.

Актуальна разработка проблемы заикания в психологичес­ком аспекте для раскрытия его генезиса, для понимания по­ведения заикающихся в процессе коммуникации, для выяв­ления их индивидуально-психологических особенностей. Изучение внимания, памяти, мышления, психомоторики заи­кающихся показало, что у них изменена структура психичес­кой деятельности, ее саморегуляция. Они хуже выполняют ту

деятельность, которая требует высокого уровня автоматиза­ции (и соответственно — быстрого включения в деятельность), ао различия в продуктивности между заикающимися и здо­ровыми исчезают, как только деятельность может выполняться на произвольном уровне. Исключение составляет психомо­торная деятельность: если у здоровых детей психомоторные акты совершаются в значительной мере автоматически и не требуют произвольной регуляции, то для заикающихся регу­ляция представляет сложную задачу, требующую произволь­ного контроля.

Некоторые исследователи считают, что заикающиеся отли­чаются большей инертностью психических процессов, чем нормально говорящие, им свойственны явления персеверации, связанной с подвижностью нервной системы.

Перспективно исследование личностных особенностей за­икающихся как с помощью клинических наблюдений, так и с применением экспериментально-психологических методик. С их помощью выявлены тревожно-мнительный характер, подозрительность, фобическое состояние; неуверенность, зам­кнутость, склонность к депрессии; пассивно-оборонительные и оборонительно-агрессивные реакции на дефект.

Заслуживает внимания рассмотрение механизмов заика­ния с позиций психолингвистики. Данный аспект изучения предполагает выяснение того, на какой стадии порождения речевого высказывания возникают судороги в речи заикаю­щегося. Выделяют следующие фазы речевой коммуникации: 1) наличие потребности в речи, или коммуникативное наме­рение; 2) рождение замысла высказывания во внутренней речи; 3) звуковая реализация высказывания. В разных структурах речевой деятельности эти фазы различны по своей полноте и длительности протекания и не всегда однозначно вытекают одна из другой. Но постоянно происходит сопоставление за-ДУМанного и осуществленного. И. Ю. Абелева считает, что заикание возникает в момент готовности к речи при нали­чии у говорящего коммуникативного намерения, програм­мы речи и принципиального умения говорить нормально. В трехчленную модель порождения речи автор предлагает включить фазу готовности к речи, на которой у заикающего- Ся «ломается» весь произносительный механизм, все его си­стемы: генераторная, резонаторная и энергетическая. Воз­никают судороги, явно проявляющиеся затем на четвертой, завершающей фазе.

Рассмотрев разные точки зрения на проблему заикания можно сделать основной вывод, что механизмы возникнове­ния заикания неоднородны.

В одних случаях заикание трактуется как сложное невро­тическое расстройство, которое является результатом ошиб­ки нервных процессов в корне головного мозга, нарушения коркового подкоркового взаимодействия, расстройства едино­го авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, ды­хания, артикуляции).

В других случаях — как сложное невротическое расстрой­ство, явившееся результатом зафиксированного рефлекса не­правильной речи, первоначально возникшей вследствие рече­вых затруднений разного генеза.

В третьих — как сложное, преимущественно функциональ­ное расстройство речи, появившееся вследствие общего и ре­чевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности.

В четвертых — механизм заикания можно объяснить на основе органических изменений центральной нервной систе­мы. Возможны и другие объяснения. Но в любом случае не­обходимо учитывать нарушения физиологического и психо­логического характера, составляющие единство.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Проблему заикания можно считать одной из самых древних в истории развития учения о расстройствах речи. Различное понимание его сущности обусловлено уровнем развития науки и позиций, с которых авторы подходили и подходят к изучению этого речевого расстройства. [22]

В древние времена в заикании преимущественно усматривали болезнь, связанную с накоплением влажности в головном мозге (Гиппократ) или неправильным соотнесением частей артикуляционного аппарата (Аристотель). Возможность нарушений в центральном или периферическом отделах речевого аппарата при заикании признавали Гален, Цельс, Авиценна. На рубеже 19- 20 вв. заикание пытались объяснить как следствие несовершенства периферического аппарата речи. Так, например, Санторини считал, что заикание возникает при отверстии в твердом небе, через которое якобы слизь просачивается на язык и затрудняет речь. Вутцер объяснял это ненормальным углублением в нижней челюсти, в которой прячется кончик языка при своем движении; Эрве-де-Шегуан — неправильным соотношением между длиной языка и полостью рта или слишком плотным прикреплением его короткой уздечкой.

Другие исследователи связывали заикание с нарушениями в функционировании речевых органов: судорожное закрытие голосовой щели (Арнот, Шультесс); чрезмерно быстрый выдох (Беккерель); спазматическое сокращение мышц, удерживающих язык в полости рта (Итар, Ли, Диффенбах); несогласованность процессов мышления и речи (Блюме); несовершенство воли человека, воздействующей на силу мышц речедвигательного механизма (Меркель).

До настоящего времени причины, и механизмы развития заикания остаются предметом дискуссий специалистов различного профиля — логопедов, невропатологов, психологов и др. [1, 12]

Заикание — следствие многих причин. Многие исследователи отмечают, что возникновение заикания у детей совпадает с периодом активного развития фразовой речи. Этот период характеризуется недостаточной устойчивостью и значительной ранимостью фило — и онтогенетически наиболее поздно развивающейся речевой функции. Поэтому, исходя из теории И.П. Павлова о нервной высшей деятельности, неврозах и учении об условных рефлексах, торможение, возникающее вследствие действия сверхсильного раздражителя в речевых зонах головного мозга ребенка, может вызывать «срыв» речи — заикание. Возникший недостаток речи при неблагоприятном течении фиксируется по механизму условнорефлекторной связи. Усиливаясь с годами, он особенно начинает проявляться в эмоционально значимых ситуациях в ответ на отрицательные, вошедшие в патологическую рефлекторную цепочку, условные сигналы. К врожденным предрасполагающим факторам относят тяжелые нервно-психические и инфекционные заболевания родителей. Такие заболевания, как шизофрения, туберкулез, сифилис и др., вредные химические факторы производства, повышенная радиоактивность во многих случаях поражают раньше всего нервную систему еще неродившегося ребенка. Вредно могут отразиться на состоянии нервной системы потомства и различного рода травмы, переживания, неблагоприятные условия жизни и работы матери в период беременности, родовые травмы.

Рассмотрев разные точки зрения на проблему заикания, можно сделать основной вывод, что причины возникновения заикания неоднородны. В одних случаях они трактуются как:

Сложное невротическое расстройство, которое является результатом ошибки нервных процессов в корне головного мозга, нарушения корково-подкоркового взаимодействия расстройства единого авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, дыхания, артикуляции).

В других случаях, как сложное невротическое расстройство, явившееся результатом зафиксированного рефлекса неправильной речи, первоначально возникшей вследствие речевых затруднений разного генеза.

В третьих, как сложное, преимущественно функциональное расстройство речи, появившееся вследствие общего и речевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности.

В четвертых. Возникновение заикания можно объяснить на основе органических изменений центральной нервной системы.

Возникновению заикания способствует ряд факторов:

  • — наличие речевой патологии у членов семьи;
  • — перегрузка ребёнка информацией и завышенные требования к речевому общению;
  • — двуязычие в семье;
  • — контакт с заикающимися;
  • — психические травмы.

Определенное значение в развитии заикания придается наследственным факторам. В генетическом коде ребенка могут быть заложены патологические особенности двигательной сферы и определенные особенности личности (акцентуации), которые при неблагоприятных условиях могут привести к возникновению заикания. Частота возникновения заикания у родных братьев и сестер составляет 18%. Причем у дизиготных близнецов заикание встречается в 32%, а у монозиготных — в 77%. У заикающихся мужчин процент появления заикающихся сыновей равен 22%, а дочерей — 9%, а для женщины соответственно — 36% и 17% .

В речевом развитии детей отмечаются периоды, когда их нервная система испытывает большое напряжение. Для начала заикания особое значение имеет период интенсивного формирования речи. Выявляется значительное несоответствие между пока еще недостаточно оформленным речевым дыханием и психической возможностью произнесения сложных фраз. Психическая сторона речи в этот период опережает возможности ее моторной реализации.

Данные литературы позволяют отнести явление леворукости к одной из врожденных предрасполагающих причин возникновения заикания. Известно немало наблюдений, свидетельствующих о тесной связи заикания с левшеством. На это указывает большой процент левшей среди заикающихся, значительно превышающий процент левшества в популяции.

Есть указания также на то, что заикание нередко возникает при перевоспитании леворукости на праворукость. В тех случаях, когда переучивание происходит грубо, а также в неадекватно сжатые сроки, у ребенка может появиться заикание. Следует учесть, что при левшестве у детей наблюдаются высокая общая эмоциональность, боязливость, тревожность и другие показатели, которые нередко ведут к невротическому реагированию при воздействии различных патогенных раздражителей. Ослабление гармонического взаимодействия между симметричными структурами мозга у заикающихся делает такую центральную нервную систему особо ранимой, что, в первую очередь, отражается на их речевой функции.

Внешние предрасполагающие причины порождаются окружающей средой, условиями жизни и воспитания ребенка. К ним можно отнести нарушения режима сна и питания, недостаточную осведомленность родителей о том, что малыш должен жить и воспитываться, по возможности, в спокойных условиях. Сильные звуковые раздражители (телевизор, приемник, магнитофон, громкие окрики взрослых), большое скопление людей, духота. Это все отрицательно сказывается на состоянии нервной системы ребенка. Длительно психотравмирующие раздражители могут явиться причиной тяжелого невротического состояния, на фоне которого появляется заикание. Определенную роль среди внешних причин заикания играет подражание ребенка заикающимся взрослым или сверстникам.

Одной из наиболее частых внешних производящих причин заикания является острая психическая травма, нанесенная домашними или дикими животными, стихийными бедствиями, катастрофами, зрелищными мероприятиями, семейными ссорами, физическими травмами и медицинскими манипуляциями

Освещая проблему психогений, способствующих возникновению у детей заикания, Н.А. Власова (1978) наряду с острой психической травматизацией придает значение и конфликтным хроническим ситуациям, которые непосредственно связаны с высокой эмоциональной возбудимостью детей дошкольного возраста.

В возникновении заикания первостепенную роль играют нарушенные взаимоотношения нервных процессов (перенапряжение их силы и подвижности) в коре головного мозга. Нервный срыв в деятельности коры больших полушарий может быть обусловлен с одной стороны, состоянием нервной системы, ее «готовностью» к отклонениям от нормы. С другой стороны нервный срыв может быть вызван неблагоприятными экзогенными факторами.

С позиций современной нейрофизиологии состояние нервной системы заикающегося ребенка характеризует преобладание процессов возбуждения над торможением. Слабость тормозных механизмов, обусловленная конституционально или перенесенной патологии центральной нервной системы, облегчает формирование очагов застойного возбуждения в отделах речедвигательной подсистемы, которые являются своеобразными генераторами судорожной активности. Такого рода объекты называются генераторами патологически усиленного возбуждения и представляют универсальный механизм формирования патологической системы при многих заболеваниях нервной системы.

Возможны и другие объяснения. Но в любом случае необходимо учитывать нарушения физиологического и психологического характера, составляющие единство.

Изучение и уточнение этиопатогенетических основ заикания во всем их многообразии представляет не только значительный научный интерес, но, прежде всего, является необходимым при дифференцированном подходе к клиническим проявлениям этого нарушения речи и психоневротических заболеваний, на фоне которых оно, как правило, протекает. Только такой подход может обеспечить дальнейшее плодотворное исследование заикания и даст возможность проводить патогенетически обоснованную комплексную терапию больных, страдающих этим дефектом речи.

К началу ХХ в. все многообразие понимания механизмов заикания можно свести к трем теоретическим направлениям:

Заикание как спастический невроз координации, происходящий от раздражительной слабости речевых центров(аппарата слоговых координаций). Это было четко сформулировано в трудах Г. Гутцмана, И. А. Куссмауля, а затем в работах И. А. Сикорского, который писал: «Заикание есть внезапное нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судорогой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата как физиологического целого». Сторонники этой теории вначале подчеркивали врожденную раздражительную слабость аппарата, управляющего слоговой координацией. В дальнейшем они объясняли заикание в свете невротизма: заикание, это судорогоподобные спазмы.

Заикание как ассоциативное нарушение психологического характера. Это направление выдвинуто Т. Гепфнером и Э. Фрешельсом. Сторонниками были А. Либманн, Г. Д. Неткачев, Ю. А. Флоренская. Психологический подход к пониманию механизмов заикания получил свое дальнейшее развитие.

Заикание как подсознательное проявление, развивающееся на почве психических травм, различных конфликтов с окружающей средой. Сторонниками этой теории были А. Адлер, Шнейдер, которые считали, что в заикании, с одной стороны, проявляется желание индивида избежать всякой возможности соприкосновения с окружающими, а с другой, возбудить сочувствие окружающих посредством такого демонстративного страдания.

Таким образом, в конце 19 начале 20 в. все определеннее становится мнение, что заикание, это сложное психофизическое расстройство.

Рассматривая феноменологию заикания наблюдаем речевые судороги.

Судороги мышц речевого аппарата в процессе устной речи являются основным симптомом заикания. Речевые судороги возникают только в момент речи или при попытке начать речь и выражаются в непроизвольном сокращении мышц речевого аппарата.

Судороги мышц речевого аппарата имеют различную локализацию, тип и силу выраженности [35, 26].

Принято выделять два основных типа речевых судорог: тонические и клонические.

Тонические речевые судороги проявляются в виде насильственного резкого повышения тонуса мышц, захватывающего обычно несколько мышечных групп (например, мышцы языка, губ, щек и т.п.). Заикающийся в эти мгновения как бы скован. Рот при этом может быть полуоткрытым либо, напротив, губы плотно сомкнуты. Лицо отражает большое напряжение, которое прилагает заикающийся к тому, чтобы начать или продолжить речь. Акустически тоническая судорога проявляется в виде длительной паузы в речи, либо в виде напряженной и протяжной вокализации.

Читайте также:  Адаптол помог при заикании

Клонические речевые судороги характеризуются насильственным многократным ритмичным сокращением мышц речевого аппарата. При этом заикающийся обычно повторяет отдельные звуки либо слоги.

Обычно клонические и тонические речевые судороги наблюдаются у одного и того же заикающегося.

Судороги мышц речевого аппарата могут проявляться во всех отделах речевого аппарата: артикуляционном, голосовом и дыхательном. Соответственно принято говорить об артикуляционных, голосовых и дыхательных судорогах. В клинической картине заикания, особенно при хронификации речевого дефекта, чаще встречаются смешанные судороги: дыхательно — артикуляционные, дыхательно-голосовые, артикуляционно-голосовые и т.д.

До настоящего времени общепризнанно, что классическое описание речевых судорог при заикании представлено в монографии А.И. Сикорского “О заикании” (1889). Им выделено 16 форм различных речевых судорог в зависимости от их локализации.

Инспираторная судорога. Характеризуется внезапным резким вдохом, возникающем на разных этапах речевого высказывания, что приводит к необоснованной паузе. Инспираторные клонические судороги могут следовать друг за другом, не прерываясь выдохом. Эти судороги нарушают как фонацию, так и речевую артикуляцию. Сила инспираторных судорог бывает различной. Чаще всего они выражены слабо и акустически малозаметны. Лишь в очень редких случаях они бывают сильными и длительными. Инспираторные судороги обычно сопровождаются субъективными ощущениями заикающихся в виде чувства напряжения в груди.

Экспираторная судорога характеризуется внезапным резким выдохом в процессе речевого высказывания. Для нее характерны сильные сокращения мускулатуры брюшного пресса. Во время приступа экспираторной судороги заикающийся может резко наклоняться вперед, а воздух резко и шумно проходит через раскрытую голосовую щель. Во время экспираторной судороги как артикуляция, так и вокализация приостанавливаются. Субъективно у заикающихся возникает тягостное ощущение необычного сжатия грудной клетки, нехватки воздуха.

В случае значительной длительности и выраженности тонического напряжения мышц в структуру экспираторной судороги включается раскрытие голосовой щели, опускание нижней челюсти, поднятие небной занавески и раздувание крыльев носа.

Судороги голосового аппарата возникают, как правило, в момент попытки произнесения гласного звука. Различают три основных вида судорог голосового аппарата.

Смыкательная голосовая судорога возникает при попытке начать речь или в середине речевого высказывания, что внезапно прекращает голосоподачу. Голосовые складки в момент судороги резко смыкаются, препятствуя прохождению воздуха. Основным признаком этого вида судорог является полное отсутствие звука, которое может быть различным по длительности. В этот период наступает как бы “мимолетная немота”. В связи с тем, что голосовая щель сомкнута, перекрывается прохождение воздушной струи, брюшная мускулатура напряжена. Заикающийся как будто “застывает”, лицо его становится неподвижным, мышцы всего туловища приходят в оцепенение. При длительной смыкательной голосовой судороге лицо заикающегося выглядит напряженным. В качестве объективных ощущений заикающиеся могут указывать на чувство напряжения в области гортани, груди и брюшных мышц, ощущение препятствия в области гортани.

Вокальная судорога возникает в виде повышения тонуса голосовых мышц. Судорога возникает в процессе речи, как правило, на гласных звуках. Акустически вокальная судорога воспринимается как необычная продолжительность вокализации гласного звука. По мнению Сикорского А.И., наиболее часто эта форма встречается в инициальной стадии заикания у детей и может быть первым признаком начинающегося заикания, а также является предвестником будущих дыхательных и артикуляционных судорог. Иногда длительность вокальной судороги исчерпывает все резервное количество воздуха, и слово не может быть произнесено без нового вдоха. При вокальных судорогах тембр голоса и его частотные характеристики могут быть не нарушенными, однако иногда у заикающихся наблюдается вокальная судорога, при которой может меняться тембр голоса и его высота. Голос приобретает неприятное, фальцетообразное, то понижающееся, то повышающееся звучание.

Вокальная судорога, локализуясь в области гортани, может захватывать шейные мышцы и нарушать деятельность всех мышц голосового аппарата. Иногда наблюдается полная приостановка артикуляторных движений до тех пор, пока не закончится вокальная судорога.

Дрожащий или толчкообразвый гортанный спазм возникает при произнесении иди попытке произнесения гласных звуков. При этом речь прерывается, возникает дрожащий или прерывистый звук, что сопровождается полным отсутствием артикуляции. Иногда звуки слышны в виде отдельных медленных “ударов”.

Во время дрожащего гортанного спазма голосовые складки то смыкаются, то размыкаются, в результате чего возникают нефонологические звуки. Для этой судороги характерна открытая ротовая полость, что может сопровождаться ритмическим отбрасыванием назад или опусканием головы вперед.

Артикуляционные судороги разделяют на лицевые (губы, нижняя челюсть), язычные и судороги мягкого неба.

Лицевые судороги. Смыкательная судорога губ является одной из наиболее часто наблюдаемых судорог при заикании. Она характерна уже для ранних этапов развития этого речевого нарушения.

Смыкательная судорога губ проявляется в виде спазма круговой мышцы рта, в результате чего губы сильно сжимаются, при этом другие лицевые мышцы могут не принимать участия в судороге. При попытке произнести звук щеки могут надуваться под напором воздуха, наполняющем полость рта.

При смыкательной судороге губ нарушается произнесение губных звуков (п, б, м, в, ф). В тяжелых случаях судорога нарушает и произнесение звуков, которые по локализации относятся к язычным (т, д, к).

Верхнегубная судорога наблюдается редко. Проявляется спазмом мышц, поднимающих верхнюю губу, а иногда и крылья носа. Возникает чаще с одной стороны лица, при этом ротовая щель принимает косое направление. Верхнегубная судорога чаще бывает тонической по типу. При этой судороге произнесение всех губных звуков является практически невозможным. Лицо становится асимметричным, искаженным.

Нижнегубная судорога аналогична верхнегубной. Поражает одну или обе мышцы, опускающие угол рта. В том случае, если поражаются обе мышцы, наблюдается резкий отворот нижней губы. Изолированно наблюдается редко.

Угловая судорога рта характеризуется резким оттягиванием угла рта справа или слева вместе с приподнятием ,вго. Ротовая щель перекашивается в сторону судорожно сокращенных мышц. Может быть распространение судороги на мышцы носа, век, лба. Угловая судорога нарушает работу круговой мышцы рта. Заикающийся во время судороги не в состоянии сомкнуть губы, в результате чего расстраивается произнесение соответствующих согласных. Угловая судорога рта может возникать с обеих сторон рта. Она бывает как тонической, так и клонической.

Судорожное раскрытие ротовой полости может протекать в двух вариантах: а) рот раскрывается широко с одновременным опусканием нижней челюсти; б) при сомкнутых челюстях резко обнажаются зубы. Очертания рта приобретают квадратную форму. Все мышцы артикуляционного аппарата крайне напряжены. Судорога носит обычно тонический характер и нередко иррадирует и может захватывать мышцы лба, век и всю мускулатуру лица.

Сложная судорога лица. Хотя и выделена И.А. Сикорским в отдельную судорогу, однако, по его мнению, имеет самостоятельного значения, а представляет собой одно из проявлений выраженных в тяжелой степени различных лицевых судорог, включающих судороги лобных мышц, круговой мышцы век, ушных мышц. Сложная лицевая судорога, как правило, сопровождает судорогу круговой мышцы рта. По мнению ряда исследователей, она характерна для тяжелого заикания у взрослых.

Язычные судороги составляют вторую группу судорог артикуляционного аппарата и наблюдаются, как правило, при произнесении звуков, в артикуляции которых принимает участие язык. Различают несколько видов судорог языка.

Судорога кончика языка является наиболее часто встречаемой среди артикуляторных судорог. Кончик языка упирается с напряжением в твердое небо, в результате чего артикуляция приостанавливается, выдох (а, значит, и фонация) в этот момент прекращается, возникает необоснованная пауза.

Судорожный подъем корня языка выражается в насильственном подъеме корня языка вверх и оттягивании назад. Во время судороги происходит смыкание корня языка с небом, в результате чего полностью блокируется прохождение воздушной струи через ротовое отверстие. Эта судорога возникает при произнесении заднеязычных звуков (г, к, х).

Изгоняющая судорога языка характеризуется выталкиванием языка наружу в пространство между зубами. Она может быть тонической и клонической. При тонической судороге язык может находиться высунутым из полости рта, а при клонической — периодически выдвигаться вперед и затем с силой втягиваться внутрь. Во время судороги произнесение звуков становится невозможным, дыхание нарушается, могут возникнуть даже болевые ощущения. Если судорога носит не резко выраженный характер, язык может оставаться в полости рта, лишь упираясь в зубы.

Подъязычная судорога характеризуется опусканием нижней челюсти и открытием полости рта. Эта судорога охватывает мышцы, связанные с подъязычной костью. При этой судороге часто наблюдается повторение слогов и придыхания. Очень редко она носит самостоятельный характер, в основном сочетается с судорогами другой локализации.

Судорога мягкого неба. Данная судорога изолированно встречается крайне редко. Чаще она наблюдается в составе сложной общей генерализованной судороги артикуляционного аппарата.

Во время судороги мягкое небо то поднимается, то опускается, в результате чего вход в носовую полость то открывается, то закрывается, что придает звукам нозализованный оттенок. Внешне судорога выражается внезапной остановкой речи и повторением звуков, похожих на “пм-пм” или “тн-тн”, “кн-кн” и т.п. в зависимости от положения языка и губ. Субъективные ощущения заикающихся выражаются в чувстве неприятного напряжения, саднения и сухости в носу.

Различают тяжелую, среднюю и легкую степени проявления судорог. Оценка тяжести судорожной активности мышц речевого аппарата может не совпадать с оценкой тяжести заикания, так как это понятие включает множество факторов.

До настоящего времени нет объективных показателей и единой методики для оценки степени тяжести заикания. Имеются разные мнения специалистов по этому поводу. Многие практики считают, что степень тяжести заикания определяется возможностью владения плавной речью в тех или иных видах речевой нагрузки. Так, легкая степень заикания квалифицируется в том случае, если судорожные запинки наблюдаются лишь в спонтанной связной речи. Средняя степень речевого дефекта определяется в тех случаях, когда запинки наблюдаются как в монологической, так и в диалогической формах речи. Тяжелая степень фиксируется в том случае, если судорожные запинки встречаются во всех формах речи, в том числе и сопряженной, и отраженной (Волкова Г.А., 1993; и др.).

Другие ученые считают, что степень тяжести заикания определяется в целом степенью фиксации заикающихся на своем дефекте (В.И. Селиверстов, 1994).

Существуют и другие, более формализованные оценки степени тяжести заикания, как-то: количественные показатели темпа речи, количество и длительность пауз, количество повторов, вставок лишних звуков и других искажений речи заикающихся (Ю.А. Кузьмин, 1990 и др.). Степень тяжести заикания у одного и того же заикающегося непостоянна и зависит от целого ряда условий:

  • — эмоционального состояния заикающегося в данный момент;
  • — эмоциональной значимости ситуации общения для данного заикающегося;
  • — от степени затруднений, связанных с формулированием высказывания;
  • — от наличия так называемых “трудных звуков” в словах, составляющих высказывание, т.д.

Лингвистические факторы, способствующие появлению судорожных запинок. Появление судорожных запинок часто связано с фонетическими характеристиками звуков. К звукам, которые чаще других сопровождаются судорогами, относятся глухие и звонкие смычные согласные, в особенности “п, т, к”, кроме этого, судороги часто появляются на сочетаниях этих звуков с другими согласными, например, “тр”, “ст”, “кр” и т.п.

Судорожные запинки чаще встречаются при произнесении предложений, длинных и сложных по своей грамматической структуре. Запинки в большей степени вероятны в тех словах, которые не характерны для индивидуального словаря говорящего (малочастотные), а также в словах или словосочетаниях, которые несут основную информационную нагрузку во фразе (информационная значимость) говорящего.

Кроме этого, на появление запинок влияет и ритмическая структура слова. Запинки главным образом возникают на предударных и ударных слогах. Напротив, они практически не появляются на заударных слогах. Наиболее же часто запинки возникают на первом слоге слова или фразы.

В клинической картине заикания неизменно присутствуют расстройства дыхания. Неречевое дыхание заикающихся имеет свои особенности. Оно, как правило, поверхностное, ритм его недостаточно устойчив, легко нарушается при эмоциональном напряжении.

Речевое дыхание представляет сбой высококоординированный акт, во время которого дыхание и артикуляция строго соотносятся в процессе речевого высказывания. У заикающихся эта координация нередко нарушается даже в процессе плавной речи. Перед вступлением в речь заикающиеся делают недостаточный по объему вдох, что не обеспечивает целостного произнесения интонационно-смыслового отрезка сообщения. Нередко заикающиеся (не только дети, но и взрослые) говорят на вдохе, либо в фазе полного выдоха.

Нарушение речевого дыхания у заикающихся настолько сильно выражено, что многие исследователи склонны относить причину заикания к нарушению регуляции дыхательной функции.

При коррекции заикания в практике, как правило, используется регуляция речевого дыхания, как один из ведущих приемов установления плавности речи.

Речь заикающихся, как правило, сопровождается сопутствующими движениями, которые проявляются у разных заикающихся по-разному: от раздувании крыльев носа и зажмуривания глаз до сложных движений всем туловищем. Так, у заикающихся в процессе речи могут наблюдаться кивательные движения головой, раскачивание туловищем, притоптывание, сжимание пальцев в кулаки и т.п. Эти сопутствующие движения обычно не носят характера эмоционально-выразительной жестикуляции, сопровождающей речь у незаикающихся людей.

Часто эти движения являются насильственными, но могут носить и маскировочный (уловочный) характер.

В некоторых случаях уловочные движения бывают настолько сложны, что начинают напоминать двигательные ритуалы. Так, например, перед тем, как начать речь, заикающийся закрывает глаза на несколько секунд, одновременно почесывая нос правой рукой, затем переступает с ноги на ногу и только после этого начинает говорить.

При хронически текущем заикании практически все заикающиеся используют в речи однообразные, многократно повторяющиеся на протяжении высказывания, семантически опустошенные лексемы типа: “да; вот; это самое” и т.п. Иногда произносимые звукосочетания могут быть бессмысленными (“куцо”). Такие явления в литературе, посвященной проблеме заикания, принято называть эмболофразией, а сами слова — эмболами. Эмболы нередко употребляются заикающимися перед так называемыми “трудными” звуками. Например: “Я хочу. это вот, я хочу. это вот, я хочу. пппосмотреть. ”. Эмболы могут появляться в конце судороги как “вступление” в плавную речь. Довольно часто эмболы заполняют паузы, когда заикающийся затрудняется подобрать адекватные слова, соответствующие замыслу высказывания. Использование эмболов, как правило, не осознается заикающимся.

Нередко в речи заикающихся наблюдается подмена слов, которые в момент высказывания им трудно произнести, на слова, которые произнести легче. Часто речевые уловки такого рода меняют смысл высказывания, что не всегда осознается заикающимися.

Устная речь у заикающихся подростков и взрослых обычно сопровождается вегетативными реакциями. Это может выражаться покраснением или побледнением лица, резким учащением сердцебиения. В процессе речи резко усиливается потоотделение, ладони становятся влажными, могут появиться капли пота на лбу, иногда становится влажным не только лицо, но и тело. Аналогичные вегетативные реакции могут наблюдаться и у здоровых лиц, но только в ситуациях сильного эмоционального напряжения.

У большого числа заикающихся, начиная с подросткового возраста, наблюдается патологическая личностная реакция на речевой дефект в виде боязни речевого общения — логофобия. Логофобия включает в себя навязчивые переживания и страх возникновения речевых .судорог. Этот страх усиливается в определенных ситуациях, в связи с чем у заикающихся появляется реакция избегания “речевых” ситуаций, наблюдается ограничение общения. Логофобия существенно осложняет общую картину данной речевой патологии.

Логофобия у подростков, помимо ограничения общения, главным образом со сверстниками, нередко приводит к отказу заикающихся отвечать устно перед классом. Они переходят на письменные ответы. Все эти факторы отрицательно влияют на речевое состояние заикающихся.

Течение заикания. Заикание, возникающее у детей дошкольного возраста, может наблюдаться в течение нескольких часов либо нескольких месяцев, а затем пройти либо спонтанно, либо в результате коррекционного воздействия.

В большом числе случаев заикание приобретает хроническое течение. Соответственно различают несколько типов течения данного речевого расстройства.

Регредиентный тип течения, при котором постепенно вся симптоматика заикания исчезает. Ослабляется тяжесть заикания, постепенно убывает или исчезает страх речи, уменьшаются сопутствующие и содружественные движения, т.е. это благоприятный тип течения.

Уменьшение и исчезновение симптоматики заикания может происходить спонтанно, в детском возрасте под влиянием адекватных лого-коррекционных воздействий. В том случае, если заикание не проходит спонтанно в течение 6-ти месяцев от момента возникновения, то можно считать, что оно приобрело хроническое течение. При хроническом течении заикания выделяют следующие типы.

Стационарный тип течения характеризуется достаточной стабильностью и монотонностью протекания речевого дефекта, т.е. выраженность речевого дефекта, логофобии, сопутствующих психопатологических и моторных нарушений на протяжении определенного периода времени не претерпевает изменений. Таким образом, заикание не меняется как по тяжести проявления, так и по клинической картине.

Рецидивирующий тип течения наблюдается чередование периодов плавной речи с периодами заикания.

Волнообразный тип течения характеризуется периодическими колебаниями различной длительности то в сторону улучшения, то в сторону ухудшения речи, однако полного исчезновения заикания не наблюдается. Иногда эти колебания могут быть связаны с какими-либо причинами: например, ухудшение речи может наблюдаться в осенне-весенний период года, с поступлением в школу, пубертатным возрастом, службой в армии и т.п. В ряде случаев волнообразные изменения в речи и состоянии заикающегося могут проходить и без видимой причины.

Прогредиентный тип течения характеризуется тенденцией заикания к ухудшению. Вся симптоматика речевого дефекта усложняется, а состояние заикающегося постепенно ухудшается.

источник