Меню Рубрики

Формы заикания по сикорскому

Судороги мышц речевого аппарата могут проявляться во всех отделах речевого аппарата: артикуляционном, голосовом и дыхательном. Соответственно принято говорить об артикуляционных, голосовых и дыхательных судорогах. В клинической картине заикания, особенно при хронификации речевого дефекта, чаще встречаются смешанные судороги: дыхательно-артикуляционные, дыхательно-голосовые, артикуляционно-голосовые и т.д.

До настоящего времени общепризнанно, что классическое описание речевых судорог при заикании представлено в монографии А.И. Сикорского “О заикании” (1889). Им выделено 16 форм различных речевых судорог в зависимости от их локализации.

Судорога дыхательного аппарата

Инспираторная судорога. Характеризуется внезапным резким вдохом, возникающем на разных этапах речевого высказывания, что приводит к необоснованной паузе. Инспираторные клонические судороги могут следовать друг за другом, не прерываясь выдохом. Эти судороги нарушают как фонацию, так и речевую артикуляцию. Сила инспираторных судорог бывает различной. Чаще всего они выражены слабо и акустически малозаметны. Лишь в очень редких случаях они бывают сильными и длительными. Инспираторные судороги обычно сопровождаются субъективными ощущениями заикающихся в виде чувства напряжения в груди.

Экспираторная судорога характеризуется внезапным резким выдохом в процессе речевого высказывания. Для нее характерны сильные сокращения мускулатуры брюшного пресса. Во время приступа экспираторной судороги заикающийся может резко наклоняться вперед, а воздух резко и шумно проходит через раскрытую голосовую щель. Во время экспираторной судороги как артикуляция, так и вокализация приостанавливаются. Субъективно у заикающихся возникает тягостное ощущение необычного сжатия грудной клетки, нехватки воздуха.

В случае значительной длительности и выраженности тонического напряжения мышц в структуру экспираторной судороги включается раскрытие голосовой щели, опускание нижней челюсти, поднятие небной занавески и раздувание крыльев носа.

Судороги голосового аппарата

Судороги голосового аппарата возникают, как правило, в момент попытки произнесения гласного звука. Различают три основных вида судорог голосового аппарата.

Смыкательная голосовая судорога возникает при попытке начать речь или в середине речевого высказывания, что внезапно прекращает голосоподачу. Голосовые складки в момент судороги резко смыкаются, препятствуя прохождению воздуха. Основным признаком этого вида судорог является полное отсутствие звука, которое может быть различным по длительности. В этот период наступает как бы “мимолетная немота”. В связи с тем, что голосовая щель сомкнута, перекрывается прохождение воздушной струи, брюшная мускулатура напряжена. Заикающийся как будто “застывает”, лицо его становится неподвижным, мышцы всего туловища приходят в оцепенение. При длительной смыкательной голосовой судороге лицо заикающегося выглядит напряженным. В качестве объективных ощущений заикающиеся могут указывать на чувство напряжения в области гортани, груди и брюшных мышц, ощущение препятствия в области гортани.

Вокальная судорога возникает в виде повышения тонуса голосовых мышц. Судорога возникает в процессе речи, как правило, на гласных звуках. Акустически вокальная судорога воспринимается как необычная продолжительность вокализации гласного звука. По мнению Сикорского А.И., наиболее часто эта форма встречается в инициальной стадии заикания у детей и может быть первым признаком начинающегося заикания, а также является предвестником будущих дыхательных и артикуляционных судорог. Иногда длительность вокальной судороги исчерпывает все резервное количество воздуха, и слово не может быть произнесено без нового вдоха. При вокальных судорогах тембр голоса и его частотные характеристики могут быть не нарушенными, однако иногда у заикающихся наблюдается вокальная судорога, при которой может меняться тембр голоса и его высота. Голос приобретает неприятное, фальцетообразное, то понижающееся, то повышающееся звучание.

Вокальная судорога, локализуясь в области гортани, может захватывать шейные мышцы и нарушать деятельность всех мышц голосового аппарата. Иногда наблюдается полная приостановка артикуляторных движений до тех пор, пока не закончится вокальная судорога.

Дрожащий или толчкообразвый гортанный спазм возникает при произнесении иди попытке произнесения гласных звуков. При этом речь прерывается, возникает дрожащий или прерывистый звук, что сопровождается полным отсутствием артикуляции. Иногда звуки слышны в виде отдельных медленных “ударов”.

Во время дрожащего гортанного спазма голосовые складки то смыкаются, то размыкаются, в результате чего возникают нефонологические звуки. Для этой судороги характерна открытая ротовая полость, что может сопровождаться ритмическим отбрасыванием назад или опусканием головы вперед.

Судороги артикуляционного аппарата

Артикуляционные судороги разделяют на лицевые (губы, нижняя челюсть), язычные и судороги мягкого неба.

Смыкательная судорога губ является одной из наиболее часто наблюдаемых судорог при заикании. Она характерна уже для ранних этапов развития этого речевого нарушения.

Смыкательная судорога губ проявляется в виде спазма круговой мышцы рта, в результате чего губы сильно сжимаются, при этом другие лицевые мышцы могут не принимать участия в судороге. При попытке произнести звук щеки могут надуваться под напором воздуха, наполняющем полость рта.

При смыкательной судороге губ нарушается произнесение губных звуков (п, б, м, в, ф). В тяжелых случаях судорога нарушает и произнесение звуков, которые по локализации относятся к язычным (т, д, к).

Верхнегубная судорога наблюдается редко. Проявляется спазмом мышц, поднимающих верхнюю губу, а иногда и крылья носа. Возникает чаще с одной стороны лица, при этом ротовая щель принимает косое направление. Верхнегубная судорога чаще бывает тонической по типу. При этой судороге произнесение всех губных звуков является практически невозможным. Лицо становится асимметричным, искаженным.

Нижнегубная судорога аналогична верхнегубной. Поражает одну или обе мышцы, опускающие угол рта. В том случае, если поражаются обе мышцы, наблюдается резкий отворот нижней губы. Изолированно наблюдается редко.

Угловая судорога рта характеризуется резким оттягиванием угла рта справа или слева вместе с приподнятием ,вго. Ротовая щель перекашивается в сторону судорожно сокращенных мышц. Может быть распространение судороги на мышцы носа, век, лба. Угловая судорога нарушает работу круговой мышцы рта. Заикающийся во время судороги не в состоянии сомкнуть губы, в результате чего расстраивается произнесение соответствующих согласных. Угловая судорога рта может возникать с обеих сторон рта. Она бывает как тонической, так и клонической.

Судорожное раскрытие ротовой полости может протекать в двух вариантах: а) рот раскрывается широко с одновременным опусканием нижней челюсти; б) при сомкнутых челюстях резко обнажаются зубы. Очертания рта приобретают квадратную форму. Все мышцы артикуляционного аппарата крайне напряжены. Судорога носит обычно тонический характер и нередко иррадирует и может захватывать мышцы лба, век и всю мускулатуру лица.

Сложная судорога лица. Хотя и выделена И.А. Сикорским в отдельную судорогу, однако, по его мнению, ве имеет самостоятельного значения, а представляет собой одно из проявлений выраженных в тяжелой степени различных лицевых судорог, включающих судороги лобных мышц, круговой мышцы век, ушных мышц. Сложная лицевая судорога, как правило, сопровождает судорогу круговой мышцы рта. По мнению ряда исследователей, она характерна для тяжелого заикания у взрослых.

Составляют вторую группу судорог артикуляционного аппарата и наблюдаются, как правило, при произнесении звуков, в артикуляции которых принимает участие язык. Различают несколько видов судорог языка.

Судорога кончика языка является наиболее часто встречаемой среди артикуляторных судорог. Кончик языка упирается с напряжением в твердое небо, в результате чего артикуляция приостанавливается, выдох (а, значит, и фонация) в этот момент прекращается, возникает необоснованная пауза.

Судорожный подъем корня языка выражается в насильственном подъеме корня языка вверх и оттягивании назад. Во время судороги происходит смыкание корня языка с небом, в результате чего полностью блокируется прохождение воздушной струи через ротовое отверстие. Эта судорога возникает при произнесении заднеязычных звуков (г, к, х).

Изгоняющая судорога языка характеризуется выталкиванием языка наружу в пространство между зубами. Она может быть тонической и клонической. При тонической судороге язык может находиться высунутым из полости рта, а при клонической — периодически выдвигаться вперед и затем с силой втягиваться внутрь. Во время судороги произнесение звуков становится невозможным, дыхание нарушается, могут возникнуть даже болевые ощущения. Если судорога носит не резко выраженный характер, язык может оставаться в полости рта, лишь упираясь в зубы.

Подъязычная судорога характеризуется опусканием нижней челюсти и открытием полости рта. Эта судорога охватывает мышцы, связанные с подъязычной костью. При этой судороге часто наблюдается повторение слогов и придыхания. Очень редко она носит самостоятельный характер, в основном сочетается с судорогами другой локализации.

Данная судорога изолированно встречается крайне редко. Чаще она наблюдается в составе сложной общей генерализованной судороги артикуляционного аппарата.

Во время судороги мягкое небо то поднимается, то опускается, в результате чего вход в носовую полость то открывается, то закрывается, что придает звукам нозализованный оттенок. Внешне судорога выражается внезапной остановкой речи и повторением звуков, похожих на “пм-пм” или “тн-тн”, “кн-кн” и т.п. в зависимости от положения языка и губ. Субъективные ощущения заикающихся выражаются в чувстве неприятного напряжения, саднения и сухости в носу.

источник

«Заикание есть внезапное нарушение непрерывности артикуляции, вызванное судорогой, наступившей в одном из отделов речевого аппарата, как физиологического целого.

Судороги в сфере дыхательного механизма

Мы различаем три вида судорог: 1) вдыхательную судорогу, 2) выдыхательную судорогу и 3) ритмическую судорогу.

1) Вдыхательная судорога. Одна из самых частых дыхательных судорог, вызывающая явления заикания, состоит во внезапном порывистом вдыхании, которое наступает то перед началом слова, то весьма редко среди слова и даже среди двух звуков одного слога, через что происходит неприятное для внимания и уха слушателя промедление в непрерывном следовании звуков или нарушении их частоты и отчетливости. Главная характеристическая черта этих вдыханий состоит в их внезапности и порывистости».

Все, без исключения, гласные звуки при инспираторной судороге носят характер густого придыхания. Гласные а, о, у, э, и, ы слышны как га, го, гу, гэ, ги, гы, но никогда не являются, совершенно чистыми. Мгновенные звуки при инспираторной судороге нередко получают аффрикацию, так что слова пол, быть произносятся, как «пфол», «бвыть». Придувные звуки (спиранты) иногда теряют свою обычную отчетливость, а дрожащий звук р совершенно исчезает, заменяясь простым придыхательным шумом.

2) Выдыхательная судорога. По своим проявлениям и по своему влиянию на вокальный и артикуляторный аппарат, выделенная судорога имеет много общего с вдыхательною. Большею частью она отличается таким же внезапным и порывистым характером как и инспираторная и, врываясь в стройное течение звуков речи, нарушает их правильную непрерывность. Экспираторная судорога обыкновенно поражает человека не в начале, а уже в течение речи; наступление ея резко обозначается внезапным усилением экспирации, нисколько не вытекающим из артикуляторных потребностей данной минуты. Большею частью сокращение брюшных мышц бывает столь внезапно и сильно, что охваченный судорогой человек несколько наклоняется вперед, как это бывает при рвоте, в то же время воздух с большим напряжением, быстротой и шумом уносится из груди наружу, чрез раскрытую голосовую щель.

3) Ритмическая дыхательная судорога. Между всеми авторами, писавшими о заикании, только одному Базелю удалось подметить и выделить из сложной картины других симптомов то явление, которому мы придаем значение ритмической дыхательной судороги: «Этот вид заикания развивается, по всей вероятности, в тех случаях, когда дети, отличающиеся чрезвычайно живым темпераментом, весьма часто пытаются говорить, прежде чем сообразят, что сказать; при таких условиях эти дети (нечто подобное можно наблюдать и на здоровых детях) останавливаются на одних приготовлениях к произнесению фразы, не произнося однако ни одного звука. Эти приготовления к речи состоят в том, что дети делают сильное и порывистое вдыхание, при чрезвычайном расширении грудной клетки — это вызывает чрезмерное переполнение груди воздухом и побуждает их к немедленному порывистому выдыханию при опущенной гортани и широко раскрытой голосовой щели и таким путем наступает частое и быстрое вдыхание и выдыхание, при котором или вовсе не бывает никакого звука или слышится неясный, протяжный, неопределенный звук.

Судороги в сфере вокального аппарата

Мы различаем три вида вокальных судорог: 1) смыкательный голосовой спазм, 2) вокальный спазм, 3) дрожащий голосовой спазм.

1) Смыкательная голосовая судорога. Эта судорога является внезапно и, прерывая экспираторный ток воздуха, тем самым приостанавливает образование голоса и членораздельных звуков в течение всего времени, пока она продолжается. Таким образом, среди плавного, непрерывного следования звуков, является неожиданная пауза, состоящая из абсолютно-беззвучного промежутка, который весьма удачно был сравниваем с внезапной, мимолетной немотой. Пауза может наступать не только в промежутке между слогами, но среди слога и даже среди произнесения отдельных звуков, чем вызывается обычное для заикающегося явление — разчленение слогов и звуков на части. Судорога может иметь разную продолжительность: один раз она длится целыми секундами до полуминуты, другой раз весьма не продолжительна, до такой степени, что ее можно назвать самым кратковременным припадком, в сравнении со всеми другими симптомами заикания.

2) Вокальная судорога. Можно отличить два вида вокальной судороги по напряженности симптомов. Первый вид представляет, собственно говоря, спазмодический голос и, по-видимому, зависит только от ненормально продолжительного пребывания вокального аппарата в одной и той же фразе движений. Самым характеристическим проявлением судороги служит необычная продолжительность гласного звука. Наиболее часто эта форма встречается у детей раннего возраста 3-5 лет, которые только начинают заикаться, и она составляет нередко один из первых признаков болезни и вместе один из предвестников будущих судорог — как дыхательных, так и артикуляторных. О таких детях окружающие говорят, что они «не столько заикаются, как поют»». Другой вид вокальной судороги представляет, большей частью, тяжелую форму болезни и характеризуется трудностью и усилиями, какие употребляет пациент, для произнесения звуков, и более или менее измененным голосом. Больной иногда делает величайшие напряжения, а голос тем не менее выходит лишенным звучности, глухим, доходящим до беззвучности, подобно шопотному голосу; или же звуки являются подавленными и как бы идущими из более отдаленного источника, чем гортань».

3) Дрожащий или толчкообразный гортанный спазм. «. Речь внезапно прерывается, заменяясь на короткое время дрожащим звуком, похожим то на блеяние овцы или козы, то на легкое судорожное покашливанье, то на другие звуки, или шумы, характер которых нелегко передать словом. Она (судорога — Г. В.) имеет весьма близкое сходство и соотношение с вокальной судорогой . Разница проявляется в одном: вокальная судорога является в виде длительного напряжения мускулов, а дрожащая — наоборот представляет ряд более или менее быстро следующих судорожных ударов, но место судороги — Sedes morbi — в обоих случаях тождественно.

Судороги в области артикуляторного механизма

Артикуляторные судороги мы разделяем на две большие группы — судороги: 1) лицевые и 2) язычные и на две меньшие, 3) судороги в области жевательной мускулатуры и 4) нёбо-глоточные судороги.

1) Судороги нёбной занавески. Приступ заикания состоит в том, что, при внезапной приостановке стоящих на очереди звуков, больной судорожно повторяет звуки, похожие на пм-пм-пм или тн-тн-тн, или кн-кн-кн, смотря по тому, какое положение занимают губы и язык. Судорога нёбной занавески может образоваться в двух различных направлениях: 1) происходит то кратковременное, то ритмически-повторное сомкнутое носо-глоточного затвора, или же 2) появляется раскрытие его.

2) Лицевые судороги. Мы разделяем следующие виды лицевых судорог: 1) смыкательная судорога у отверстия рта, 2) судорога в области мускулатуры, двигающей верхнюю губу, 3) в области мышц нижней губы, 4) судороги в мускулатуре, движущей углы рта и 5) сложная судорога лица.

а) Смыкательная судорога губ. Судорога круговой мышцы рта принадлежит, быть может, к самым частым симптомам заикания. Большею частью судорогу легко распознать по смыканию и сморщиванию губ, а иногда по довольно значительному вытягиванию их в трубку. Степень смыкания губ различна; большею частью она весьма значительна.

б) Верхнегубная судорога. . Эта довольно редкая судорога представляет собою по преимуществу спазм мышцы, поднимающей верхнюю губу, одной, или вместе с поднимающей губу и крыло носа и малой скуловой. По характеру своему судорога всего чаще бывает тонической, изредка бывает клонической. Все губные звуки страдают при этой судороге.

в) Нижнегубная судорога. Она вполне аналогична верхнегубной; поражает чаще всего одну или обе мышцы, опускающие угол рта, а изредка мышцу, поднимающую подбородок, или наконец все мышцы нижней губы. В последнем случае наблюдается характеристический отворот нижней губы.

г) Угловая судорога рта. Существенным и характеристическим признаком этой судороги является резкое оттягивание угла рта вместе с приподнятием его; ротовая щель принимает косое направление и удлиняется в сторону судороги. Судорога легко распространяется на мышцы век, лба и носа. Судорога бывает то на одной, то на обеих сторонах лица; в последнем случае она почти всегда выражена не с одинаковой силой справа и слева. Она часто бывает клонической.

д) Судорожное раскрытие отверстия рта. . Картина этой судороги является в двух видах: то раскрывается широко рот с опущением нижней челюсти, то при сомкнутых челюстях только зубы обнажаются, происходит как бы оскаливание зубов. Отверстие рта, как будто посторонней силой, раздирается. Судорога имеет большею частью тонический характер и держит по целым секундам отверстие рта в таком странном положении. Судорога не бывает выражена одинаково на обеих половинах лица. Артикуляция большею частью совершенно не возможна во время судороги;

Читайте также:  Афобазол помог от заикания

иногда слышатся неопределенные звуки с характером гласных.

е) Сложная лицевая судорога. Судорога лица обнаруживает большую наклонность распространяться и усложняться; часто она обнимает большую часть мышц лица. В таком случае преобладающим явлением в ней бывает ненормальное смыкание рта, вызываемое судорогой круговой мышцы. Реже присоединяется к этому судороги — верхнегубная и нижнегубная.

3) Язычные судороги. Мы различаем следующие виды язычных судорог: а) судорожный подъем верхушки языка, б) судорожный подъем корня языка, в) судорожные движения языка вперед и вниз, или изгоняющая судорога языка, г) подъязычная судорога.

а) Судорожный подъем верхушки языка. Подъем верхушки языка является самым частым. кончик языка упирается с чрезвычайною силою в твердое нёбо и производит полное сомкнутие устного канала, длящееся столько времени, сколько и сама судорога, смена звуков при этом вполне приостанавливается, уступая место немому промежутку. В слабейших формах язычного заикания спазмодическое примкнутие языка к нёбу происходит на зубных и нёбных звуках, т. е. на звуках т, д, н, л, с, з, ш. ч, ж, щ, причем нормальное движение превращается в судорожное. Пока длится судорога, можно убедиться очень легко, ощупывая подчелюстную область, что дно полости рта напряжено и на ощупь очень плотно; это происходит от сокращения подбородочно-язычной мышцы, мышца же подбородочно-подъязычная большею частью не участвует в судороге. В этой судороге, без сомнения, участвуют поперечные пучки собственных мышц языка, судя по узости языка, которую при этом можно наблюдать.

б) Судорожный подъем корня языка. Судорожный подъем корня языка принадлежит к числу довольно частых симптомов заикания. Самым характеристическим признаком судороги является внезапное и сильное приподнятие корня языка в направлении кзади и кверху. Судорожное движения языка кзади всегда оканчивается весьма плотным замкнутием язычно-глоточного затвора; язык остается примкнутым к нёбу все время, пока длится судорога. Чрез открытый рот можно видеть, что во время судороги язык чрезвычайно укорочен, сужен, сжат в ком и представляется выпуклым кверху в продольном и поперечном направлении; в тоже время он плотно прижат кверху и кзади. Судорога обыкновенно наступает на гортанных звуках или также нередко на нёбных, реже на зубных и губных.

в) Изгоняющая судорога языка. Это более редкая судорога языка состоит в том, что язык вытягивается в длину в горизонтальном направлении и в таком положении оцепеневает, большею частью выходя за край зубов, или наружу на более или менее значительное расстояние. Судорога чаще имеет вид тонического напряжения, но нередко также напряженный язык клонически подергивается, то выходя из полости рта, то возвращаясь в нее.

г) Подъязычная судорога. Под этим наименованием мы описываем судорогу, которая локализируется в мышцах подъязычной кости, именно: в 1) подбородочно-подъязычной, 2) шило-подъязычной, 3) грудинно-подъязычной и 4) лопаточно-подъязычной. Большею частью эта судорога существует совместно с другими язычными судорогами. Голос во время приступов заикания был низок, а голова была сильно наклонена и подбородок касался грудины.

Причины заикания можно разделить на предрасполагающие и производящие или случайные. К первым следует отнести пол, возраст, наследственность, географическое и этнографическое место субъекта и род занятий, ко вторым относятся: душевные потрясения, травмы и некоторые другия влияния.

. Заикание есть, по преимуществу, детская болезнь, что половина всех заикающихся получают свою болезнь между 2 и 5 годами жизни, что громадное большинство, именно почти 9/10 заболевает раньше десятилетнего возраста.

Древние врачи знали, «то мужчины более подвержены заиканию, чем женщины (Авиценна, Итар, Вуазен, Щультесс, Коломба, Кленке, Винекен, Норден). У женщин почти в три раза слабее выражена наклонность к заболеванию, чем у мужчин. Женщины более мужчин склонны к раннему заболеванию заиканием: количество заболевающих девочек значительно превышает количество мальчиков в первые три года развития речи (48,4% мальчиков и 71,7% девочек). Эта разница, может быть, стоит в связи с найденным авторами фактом более раннего развития речи у девочек, чем у мальчиков (Шервен, 1878). Более раннее и быстрое развитие сложной функции речи может, конечно, служить предрасполагающим моментом к болезненным расстройствам в сфере этой функции. Такое толкование не противоречит общим физиологическим соображениям.

Предрасположение, выражающееся множественным фамильным заболеванием, обнаруживается в 1/3 части всех случаев заикания. Физические знаки вырождения, особенно в форме неправильного образования челюстей, неправильного расположения зубов и неполного числа их, встречается у заикающихся столько часто, как у глухонемых от природы. Кроме того, часто встречается углубленное сводообразное твердое нёбо, двойной ряд зубов, весьма неправильное расположение их, отсутствие одного или двух резцов, неодинаковая величина тождественных зубов, малая величина и зачаточный, недоразвитый вид некоторых из них, ненормально развитое и несоразмерное большое мягкое нёбо, короткая, плотная, рубцевидная или хрящевая уздечка языка, неправильности в форме ушной раковины и многие другие общеизвестные физические признаки вырождения. . У значительного числа заик наблюдаются физические признаки вырождения и болезненный темперамент. Уже врачи классической древности были хорошо знакомы с этими болезненными признаками и в них видели причину заикания (Гален, Меркуриалис, Вельпо, Диффенбах, Беркон).

Наследственность, предрасполагающая к заиканию, обнаруживается четырьмя признаками, именно: 1) фамильным заиканием, 2) фамильными нервными болезнями, 3) физическими знаками вырождения и 4) специальными особенностями характера. Последний признак наиболее част. Процент случаев заболевания заиканием, в которых наследственность играет роль предрасполагающего момента должна быть не менее 73%. Таким образом, наследственности должно приписать главную роль в происхождении заикания.

г) Географические и этнографические причины Наименьшую наклонность к заболеванию заиканием обнаруживают племена, язык которых сделал наименее прогресса и сохранил наиболее первобытных элементов.

Самым существенным толчком к развитию заикания служит испуг (67,5%) и в ряду случайных или производящих причин он занимает первое место. Второе место в ряду случайных причин принадлежит ушибу (27,5%). Инфекционные заболевания — 2,5%, подражание 2,5% . в этих случаях существовало наследственное предрасположение, и на почве его развилось заикание, подражание же могло и не играть здесь существенной роли.

I. Лечение предупредительное (профилактика).

II. Гимнастика речи (дидактическое лечение).

IV. Фармацевтическое и динамическое лечение.

Тщательное наблюдение за ходом развития речи у ребенка. «Во-вторых, необходимо — заботиться, чтобы умственное развитие ребенка не брало перевеса над его физическим развитием и чтобы на этой почве не возникло состояние психического утомления, которое обнаруживается прежде всего увеличенной возбудимостью и неспособностью сдерживать душевные волнения, т. е. такими условиями, при которых случайный испуг может возыметь опасное влияние и вызвать заикание. В-третьих — необходимо обратить особое внимание на методическое развитие системы произвольных движений помощью игр и гимнастики. В особенности необходимо при этом озаботиться развитием того широкого отдела произвольных движений, которые относятся к голосу и речи. Сюда входит всестороннее упражнение детей в пении, чтении и декламации.

Под именем гимнастики речи следует разуметь всю сумму механических упражнений голоса и речи. Упражнения эти могут касаться то отдельных механизмов членораздельной речи, то всей речи, в ея целом составе. На этом основании удобно разделить гимнастику речи на два большие раздела: а) упражнения элементарные и б) упражнения сложные. К первому отделу мы относим упражнение дыхания, упражнения голоса и упражнения артикуляции; ко второму отделу: отраженную речь, чтение, умственную речь, шепотную речь, рецитатную речь, декламацию, импровизацию и беседу.

Умственная речь состоит в мысленном воспроизведении чтения, разговоров или вообще в мысленной речи. Речь эта . может сопровождаться жестами и некоторыми слабыми движениями артикуляторных органов: губ, языка, выдыхательного механизма. Целью этого рода упражнения должно быть отчетливое и ясное воспроизведение импульсов к движению.

Рецитация представляет собою изустную передачу точно заученных отрывков речи. В рецитации, как и в чтении по книге, редакция мыслей не подлежит никакой перемене, и от читающего требуется лишь изустная передача их. Рецитация уже труднее для исполнения, нежели чтение и отраженная речь, потому что она требует, подобно умственной речи, чистого воспоминания, не вызываемого непосредственными внешними впечатлениями. Рецитация предполагает собою существование умственной речи и есть ея внешнее проявление.

Шопотная речь в высшей степени предохраняет от заикания: за самыми ничтожными исключениями все заики говорят шопотом совершенно свободно.

Тонированная речь и декламация. Сюда мы относим простейшую тонированную речь, ритмическую речь, монотонную и речь низким голосом.

Простейшую форму тонированной речи представляет собой прибавление к каждому звуку произносимого слова укороченного звука э. Это преобразование слова равносильно в сущности изменению его слогового состава. Слово «страх» превращается в трехсложное слово сэ-тэ-рах.

Монотонная речь есть речь, лишенная естественных повышений и понижений тона голоса. Такая речь принадлежит к числу средств, уменьшающих заикание весьма значительно, но не так безусловно, как ритмическая речь. Влияние низкого тона на уменьшение заикания известно почти всем авторам. Медленная речь принадлежит к числу самых верных средств для уменьшения или устранения приступов заикания, и в этом отношении она мало уступает ритмической речи, имея пред последней все преимущества более естественного явления, не поражающего ухо слушателя своею искусственностью, как речь ритмическая.

Три вида тонированной речи, а именно: речь медленная, речь монотонная и речь низким голосом, весьма удобно на практике совмещать, рекомендуя медленную речь, произносимую низким голосом однообразным тоном. Такая речь имеет в себе большую предохранительную силу против заикания, в особенности если ея медленность дана значительным падением выдыхания на границе слогов — что на самом деле большею частью и бывает.

Основываясь на данных классической медицины и на наших собственных наблюдениях, мы предлагаем следующий план психического лечения:

1) Дать больному покой, устранив все условия, которые поддерживают приступы болезни.

2) Дать больному руководителя-врача для непосредственного сложного личного воздействия.

3) Организовать систему благотворного внешнего воздействия на больного.

4) Организовать систему благотворных внутренних условий.

а) Упражнения на открытом воздухе вдали от людей.

в) Что касается лучшего времени для речевых упражнений, то следует избирать утренние часы.

а) Направление внимания, б) внутренняя речевая гимнастика, в) упражнения в мыслительных редакциях речи и г) условия, изменяющие настроение духа и привычные ассоциации идей.

Наблюдатели советуют отвлекать внимание больного от трудных звуков в иную сторону. Безель советует больным думать о гортанных звуках в ту пору, когда им приходится произносить губные или язычные звуки. Он предлагает также разрисовывать некоторые буквы, чтобы этим побочным впечатлением отвлечь внимание больного от трудных звуков.

Все сложные весьма разнообразные виды речевой гимнастики и упражнения в нормальной речи должны в конце концов сделаться предметом умственных упражнений. Таким образом все то, что больной проделывает громко, как-то: дыхательная гимнастика, вокальные, различные артикуляторные упражнения, жесты, такт, чтение, тонированная речь, которые больной делает реально, должны быть производимы мысленно.

1) Чтение отрывков классической прозы с запоминанием их подлинного текста.

2) Упражнения в переложении фраз в две или три параллельные редакции и, наконец, 3) упражнения в так называемых свободных ассоциациях.

а) Мимика и жесты могут сделаться орудием психического лечения заикания таким образом, что врач-руководитель, избирая наиболее полезные и пригодные для больного жесты, старается по преимуществу обучить его этим внешним приемам, как форме, подобно тому, как актер обучается выражать внешними знаками внутреннее содержание, напр., мужество, уверенность, независимость характера и т. д.

Избираются для чтения, больным или больному, отрывки различного содержания в прозе и стихах. Содержание читаемого должно вызывать те чувства, то настроение духа и те ассоциации, которые могут быть полезны, как терапевтические меры, и которые больной уже приучился выражать соответственными жестами, мимикой и интонацией.

Когда больной достаточно успел в обучении выразительному чтению, врач тщательно подбирает содержание и внешние формы исполнения чтения, как материал для психического воздействия на пациента, сообразно особенностям его характера, его слабым сторонам и недостаткам.

Общего типа лечения в такой сложной болезни, как заикание, не может быть; мы ограничиваемся при лечении ея удовлетворением некоторых показаний. Самые существенные из них следующие:

1) Устранение влияний, действующих рефлекторным образом на усиление приступов заикания.

2) Регулирование кровообращения в нервных центрах при его нарушениях.

3) Устранение чрезмерных душевных волнений, усиливающих заикание.

4) Укрепление нервной системы вообще.

Удовлетворение четвертого показателя достигается: а) применением общего метода укрепляющего лечения, б) водолечением, в) климатическим лечением и г) электротерапией.

Можно говорить о возможности полного излечения большей части случаев заикания. Для выздоровевшего в большинстве случаев не представляется никакой опасности заболеть вновь. Лучшим доказательством этого служит то, что у трех четвертей заик родные также были в молодости заиками, но раз прекратившееся заикание более не возвращалось. Излеченное заикание иногда оставляет по себе следы в форме индивидуальной речи, но это относится далеко не ко всем бывшим заикам.

Сопоставляя цифры трех наблюдений, получаем:

источник

Диагностика и определение формы логоневроза и логофобии

На самом деле в российской медицине не существует универсальной и общепризнанной классификации типов заикания, и большинство логопедов применяют устаревшие либо неполные критерии оценки, которые не отражают все особенности этого нарушения речи, которые могут очень сильно отличаться от случая к случаю. К тому же эти особенности могут меняться у одного человека с течением времени.

  • Психогенное (невротическое) заикание – возникает в результате сильного стресса, испуга, любых других психологических травм. Распространено в подавляющем большинстве случаев.
  • Органическое (неврозоподобное) заикание – возникает в результате поражения ткани нервной системы и является следствием различного рода энцефалопатий.
  • Наследственное заикание – передается по наследству и связано с мутацией в генах GNPTAB , GNPTG и NAGPA. Наследственное заикание тоже классифицируется как неврозоподобное.

* Отметим, что деление заикания на невротическое и неврозоподобное является устаревшим, поскольку дифференциальная диагностика этих двух типов заикания возвращает к выявлению причин его возникновения. Это деление является необъективным, так как в свою очередь по симптоматике заикания в большинстве случаев нельзя точно определить причину его появления.

Основным симптомом заикания являются речевые судороги, которые помимо мышц речевого аппарата могут затрагивать и дыхательные. Судороги бывают клоническими, тоническими и смешанными (их еще называют тонико-клоническими), по этой классификации различают:

  • Тонический тип заикания – характеризуется длительным напряжением речевых мышц в процессе разговора или при попытке начать произношение. Речевой аппарат заикающегося при этом как бы скован, а напряжение обычно захватывает несколько мышечных групп, в том числе нередко и дыхательные. Обычно это приводит к продолжительной паузе или к напряженному озвучиванию определенного звука. Лицо, а иногда и шея при этом могут быть сильно напряжены, что заметно со стороны. Человек словно зависает во время разговора, а из-за длительного сокращения дыхательных мышц может не хватать воздуха. Такие спазмы могут длиться несколько десятков секунд.
  • Клонический тип заикания – характеризуется непроизвольным многократным ритмичным сокращением мышц речевого аппарата, при этом человек повторяет отдельные звуки, слоги, а иногда и отдельные слова. При этом частота повторений может быть высокой или низкой. Стоит отметить, что это обычно происходит также перед «сложными» звуками, на которых у человека обычно наблюдается тоническое заикание – так как в большинстве случаев заикание является смешанным.
  • Тонико-клонический (смешанный) тип заикания – наблюдается у большинства заикающихся, обьединяет в себе явления клонического и тонического типов. С течением времени у одного и того же человека может чаще проявляться тот или иной тип речевых судорог.

При заикании непроизвольному сокращению могут подвергаться разные группы мышц речевого аппарата, непосредственно участвующие в формировании речи: голосовые, дыхательные и артикуляционные.

  • Голосовое заикание:
  1. Дрожащий гортанный спазм – при таком заикании во время разговора голосовые складки непроизвольно смыкаются и размыкаются, что приводит к прерывистому, дрожащему звуку при полном отсутствии артикуляции. При этом рот обычно открыт, а так же часто наблюдаются ритмичные движения нижней челюсти, языка, либо всей головы.
  2. Смыкательная голосовая судорога – голосовые складки при попытке начать разговор или в процессе произношения смыкаются, в результате чего резко пропадает голос, что препятствует движению воздуха. Мышцы всего туловища человека приходят в оцепенение, лицо обычно неподвижно или напряжено. Заикающийся при этом не двигается, ему не хватает воздуха. Такое заикание характеризуется ощущением комка или препятствия в области гортани.
  3. Вокальная судорога возникает на гласных звуках в процессе речи, воспринимается как необычная продолжительность произношения гласного звука. Часто продолжительность этого настолько высока, что человеку не хватает воздуха, чтобы закончить произношение. Другими словами, заикающийся слишком долго тянет гласный звук. Часто при этом спазмируются мышцы шеи, а голос приобретает неестественный, «фальшивый» характер. Может полностью отсутствовать артикуляция.
  • Дыхательное заикание:
  1. Инспираторные судороги возникают на вдохе, то есть характеризуются непроизвольным резким напряжением на вдохе во время произношения. Причем при клоническом заикании они могут следовать одна за другой с различной частотой. Со стороны такие речевые судороги чаще всего малозаметны, но всегда приводят к необоснованной паузе во время разговора.
  2. Экспираторные судороги речевого аппарата возникают на выдохе и более заметны, чем инспираторные. При разговоре человек непроизвольно совершает напряженный, продолжительный выдох, которому сопутствует сильное сокращение мышц пресса. При этом обычно наблюдается спазм всех групп речевых мышц, лицо в разной степени может быть искажено, а человеку не хватает воздуха. Экспираторные судороги обычно наблюдаются при тоническом заикании. Со стороны человек будто с большим трудом пытается выдавить из себя звук или слово. Продолжительность, как и степень выраженности может различаться от случая к случаю и меняться со временем.
  • Артикуляционное заикание:
  1. Лицевые судороги — при таком заикании судорожному сокращению подвергаются мышцы верхней или нижней губы, происходит оттягивание угла рта в сторону или вниз, судорожное открытие рта. В тяжелых случаях сюда же можно отнести судороги шеи, лобных и ушных мышц.
  2. Язычные судороги. При этом чаще всего кончик языка непроизвольно упирается между зубами и небом, но вариантов может быть много, в том числе самые тяжелые – подъязычная судорога, когда непроизвольно открывается рот в связи с напряжением мышц, находящихся под языком, а также изгоняющая судорога языка. Последний тип характеризуется непроизвольным выталкиванием языка наружу из ротовой полости, и может быть как тоническим – язык высунут в напряженном состоянии, так и клоническим – когда язык то выдвигается вперед, то втягивается обратно.
  3. Носовое заикание связано с судорогами мягкого неба. В результате этих судорог проход в носовую полость из глотки то открывается, то закрывается, поэтому заикающийся говорит то через рот, то через нос. Это вызывает достаточно неприятные ощущения в носоглотке.
Читайте также:  Адаптол для детей при заикании

В результате исследований удалось обнаружить, что в момент заикания отдельная речевая мышца, которая подвергается судорожному сокращению, одновременно получает как тормозной, так и возбуждающий нервный импульс. Подробнее об этом в нейрофизиологии заикания.

Теперь, основываясь на тяжести и частоте проявления указанных выше речевых судорог, принято различать тяжелую, среднюю и легкую степень заикания.

  • Легкая степень заикания — когда речевые судороги иногда наблюдаются в спонтанной речи.
  • Средняя степень заикания – речевые судороги возникают при диалоге и монологе, но человек может определенное время говорить без заикания.
  • Тяжелая степень заикания – речевые судороги возникают при любых ситуациях, в том числе когда заикающийся находится наедине с самим собой.

Большинство специалистов справедливо отмечают несостоятельность деления заикания в зависимости от степени тяжести, поскольку в зависимости от времени или ситуации у одного и того же человека заикание может как отсутствовать полностью, так и принимать самые тяжелые формы. Деление заикания на легкую, среднюю и тяжелую степень условно и формально.

Мы же считаем, что тяжесть заикания определяется степенью фиксации заикающегося на своем дефекте. Это значит, что если человек в целом заикается редко и практически незаметно, но у него присутствует сильная логофобия, то есть страх повторения заикания, то состояние такого человека уже можно отнести к тяжелой степени ввиду заметного нарушения социальной адаптации.

  • Вегетативные реакции при заикании – побледнение или покраснение лица, учащение сердцебиения, повышенное потоотделение. Все это свидетельствует о сильном эмоциональном напряжении, которое в свою очередь еще больше усиливает заикание.
  • Речевые уловки (эмболофразия) – использование лишенных смысловой нагрузки или вовсе искусственных словосочетаний, слов, слогов или звуков перед «сложными» звуками. Речевые уловки, то есть эмболы, могут много раз повторяться перед словами или звуками, на которых человек обычно заикается. Еще эмболы часто используются после заикания как вступление в плавную речь. Примеров очень много (это самое, ну, как его, э, вот, да, а,), а в отдельных случаях заикающийся использует несуществующие приставки к каждому слову.
  • Логофобия – страх речи, речевых ситуаций, стыд при этом, ожидание заикания, моделирование заикания перед разговором. Логофобия является чуть ли не самым тяжелым следствием заикания, играет роль в закреплении несинхронной работы речевых центров. Заикание без логофобии встречается довольно редко, а ее степень иногда доходит до того, что человек вовсе отказывается говорить.

Классификация степени выраженности и особенностей логофобии, которая в значительной степени определяет характер заикания:

  • Логофобия легкой степени – страха речи практически нет в обычных ситуациях и комфортных условиях, но при разговоре на публике или с определенными людьми проявляется в виде заметной, но преодолимой неуверенности. Наблюдается чаще всего при легком заикании, которое в ряде случаев можно скрывать.
  • Логофобия средней степени – проявляется в виде значительной неуверенности в общении и страха речи, который может снижаться в комфортных условиях.
  • Логофобия тяжелой степени – страх речи и неуверенность в общении в большинстве ситуаций определяют характер вашего поведения и жизни в целом. Характеризуется выраженной избегающей формой поведения и стойким, прогрессирующим нарушением социальной адаптации.

Степень выраженности логофобии практически всегда меняется со временем, изменения ее степени могут быть связаны с любыми событиями, со стрессовыми или приятными ситуациями, с возрастом, при воздействии психотерапии и т.д.

  • Волнообразный тип течения заикания – наблюдается в подавляющем большинстве случаев. Заикание то ухудшается, то улучшается, причем часто можно проследить зависимость этих колебаний от времени года, лунных циклов (многие пишут, что речь улучшается при растущей луне), времени суток. Улучшения или ухудшения так же часто наступают по естественным причинам, которые трудно выявить.
  • Стационарный тип течения заикания – заикание практически не меняется на протяжении времени, это относится больше к легкой степени.
  • Реградиентный тип течения – самый редкий и самый благоприятный. При нем вся симптоматика заикания со временем пропадает. Чаще встречается среди детей, а так же нередко встречается после контузионных травм или ушибов головного мозга у взрослых.
  • Проградиентный тип течения заикания – продолжительная тенденция ухудшения речи. Больше всего встречается у детей и подростков. Анализ информации от многих подписчиков нашей группы свидетельствует о том, что заикание часто ухудшается до 18-20 лет, а затем выравнивается до волнообразного или стационарного типа течения.
  • Рецидивирующий тип течения заикания – наблюдается чередование периодов заикания и нормальной речи.

При составлении статьи использована информация:

  • Исследования Л.И. Беляковой, Е.А. Дьяковой, М.В. Секачева.

источник

Проблема лечения заикания и достижения стойких результатов издавна привлекала к себе внимание исследователей.

В середине прошлого века французский врач Блюме писал, что «всякий заикающийся, даже если он вполне вылечен, до конца жизни не застрахован от опасности вновь заболеть, если он не придерживается приемов, которые избавили его от болезни».

До настоящих дней одним из наиболее полных и фундаментальных исследований является монография И. А.Сикорского «О заикании» (1889).

Сикорский определял заикание как хронический невроз, функциональное расстройство в области речи. Одним из существенных признаков он считал судорогу в пределах одного или многих речевых механизмов. Особенности характера и темперамента заикающихся Сикорский относил к признакам, характеризующим предрасположение к болезни, и в первую очередь выделял робость и смущение, в некоторых случаях неуважение и даже презрение к самому себе, чрезмерную впечатлительность и неустойчивое настроение. Патологический характер, по мнению Сикорского, не вытекает из заикания, а, наоборот, предшествует болезни и усугубляет ее. Как считал Сикорский, от наличия таких патологических черт характера во многом зависит возможность излечения от заикания.

Сикорский указывал, что вопрос об излечимости заикания имеет важное научное и практическое значение. Многие исследователи пытались определить точный срок лечения. Немецкие врачи (Кленке, Отто, Коэн) назначали срок лечения от пяти до шести месяцев, Шервен — двадцатидневный срок, но затем рекомендовал самостоятельные занятия в течение четырех месяцев. Такое разнообразие сроков, как три недели и двадцать пять недель, очень красноречиво, Сикорский утверждал, что не может быть ничего ошибочнее назначения точных сроков лечения. Скорее всего, для надежного излечения необходимо не менее полугода.

Второй важный вопрос, который пытался выяснить Сикорский, — это вопрос излечимости заикания.

Сикорский считал, что ему не всегда удавалось вылечить заикание у детей или у людей необразованных. Первым, по его мнению, недоставало настойчивости и воли, вторым — желания. Далее Сикорский сопоставил статистические данные нескольких исследователей (Блюме, Коломбо, Коэна) и получал следующие результаты:

1. излечение — примерно три пятых больных;

2. улучшение — чуть меньше одной пятой;

3. неизлечимость — чуть больше одной пятой больных.

На основании этих данных Сикорский сделал вывод, что лечение заикания можно признать задачей благодарной. И далее он высказал следующую мысль: «Принимая во внимание, что до настоящего времени лечение было довольно односторонним, и самый невроз не был изучен, можно выразить полную научную уверенность, что при надлежащей постановке дела в наше время можно достигнуть более благоприятных результатов».

В 1830 году Коломбо (Colombaut) опубликовал работу «О заикании и других дефектах речи». Он считал, что заикание — приобретенный дефект: «Речь является результатом воспитания, а не врожденной способностью, даром природы». Коломбо разработал метод лечения заикания, который способствовал усвоению навыка изменения темпа и ритма речи, которому он придавал большое значение. Основой его метода явились ритмическое дыхание и ритмическая речь. Коломбо отметил, что заикание усиливается в результате усталости или болезни, но иногда во время появления какого-либо нового заболевания исчезает совсем.

В 1838 году в Петербурге вышла монография Х. Лагузена «Способ лечения заикания». Он выделил заикание как самостоятельное расстройство речи. Отмечая, что заикание не зависит от анатомических дефектов артикуляционного аппарата, он считал основной его причиной аффекты — испуг, гнев, стыд, страх и др. Автор рассматривал подражание в качестве основных моментов, определяющих возникновение заикания в семьях, в которых родители страдают этим дефектом, и отрицал ведущую роль наследственности в его возникновении. Автор рекомендовал не начинать лечения до тех пор, пока у больного не созреет желание лечиться и полная уверенность в том, что он в состоянии выполнить все предъявляемые ему требования. Он советовал заикающимся читать по слогам, монотонно, без повышения и понижения голоса, подкладывая под язык свиток плотно скатанного холста толщиной в мизинец, длиной не шире рта; при чтении рекомендовалось отбивать ритм. Х. Лагузен настаивал на сопряженном чтении, пока заикающийся не овладеет необходимыми навыками. Когда заикающийся на собственном опыте убедится, что он может читать и говорить, у него исчезает «боязнь и представление» и появляется уверенность в собственных силах. При положительном эффекте он предостерегал от быстрого прекращения занятий, так как «сила привычки заикаться может быть подавлена совершенно только привычкой правильного выговора». После излечения автор рекомендовал избегать аффектов и торопливой небрежной речи. Он не определял сроки, необходимые для лечения; по его мнению, это зависело не столько от вида заикания, сколько от характера больного.

В 1862 году была опубликована книга Кленке (Klenke), в которой он излагал систему так называемого психического и дыхательного метода лечения заикания. Кленке выделил пять форм заикания: нервную, дыхательную, конституционную, заикание, возникающее из-за особого темперамента, и заикание вследствие привычки. Он одним из первых настаивал на предварительном общеукрепляющем лечении, в особенности нервной системы. Кленке считал, что заикание — это симптом общего или психологического заболевания.

В 1886 году в Вене была опубликована книга Р. Коэна (Cohen) «Паргология и терапия речевых аномалий», в которой автор предполагал ритмизировать речь заикающихся с помощью метронома, а темпо-ритмические упражнения предлагал проводить в группе.

В конце XIX века вопросы клиники, патогенеза и лечения заикания, а также вопросы профилактики рецидивов обсуждались в работе И. Д. Хмелевского «Заикание: его сущность, предупреждение и лечение» (1897). Он считал заикание судорожным неврозом и относил его к категории функциональных болезней, к «болезням центра речи», подчеркивая, что при этом нет органических нарушений в коре головного мозга.

Хмелевский впервые четко сформулировал необходимость применения комплексной системы лечения заикания. Он предостерегал от увлечения универсальными методами и требовал индивидуального подхода к больному.

По мнению Хмелевского, продолжительность лечения заикания весьма различна и зависит от формы заикания, психических особенностей, воли и настойчивости больного, а также от осложнений другими болезнями. «Продолжительность лечения в каждом случае может быть определена лишь приблизительно, так как только по истечении известного срока, когда врач ближе ознакомится с больным и его недугом, он в состоянии подвести его под ту или иную категорию в смысле излечения». Больные, находящиеся в стационаре, излечиваются в более короткий срок, чем амбулаторные больные. Хмелевский считал, что в легких случаях бывает достаточно шести недель; случаи средние, осложненные физическими болезнями, требуют трех месяцев, более тяжелые формы заикания — шести месяцев и даже более.

Хмелевский указывал, что для закрепления приобретенных результатов нужны время и подходящие условия: нужно образовать новые устойчивые связи, привычки, поэтому необходимо наблюдение над собой, соблюдение режима, повторные упражнения. По окончании курса лечения пациент должен продолжать упражнения дома ежедневно и приходить к врачу раз в неделю для контроля и получения нужных инструкций. Таким образом, связь заикающегося с врачом не прекращается и дает возможность своевременно принимать меры в случае возникновения рецидивов. Данная система работы, с заикающимися была заимствована Хмелевским у немецкого врача Гутцмана (1888).

Хмелевский считал, что чрезвычайно редко лечение заикания не дает никакого результата. Гораздо чаще имеют место случаи неполного излечения.

Иногда бывает нелегко убедить больного выполнять все предписания: удерживаться от разговоров, вести правильный образ жизни, посвящать упражнениям достаточное время и т. д.

Кроме того, по мнению Хмелевского, значительная часть больных оставляет лечение немедленно по достижении более или менее резкого улучшения, а обещания продолжать занятия дома и следовать наставлениям врача так и остаются обещаниями. Хмелевский считал, что особенные трудности представляет лечение детей, успех которого во многом зависит от их воспитания, а также от уровня их психического развития.

Хмелевский отмечал, что опасаться рецидивов заикания следует, если пациент имеет невропатический темперамент, страдает органическими болезнями, особенно «если условия жизни требуют большого напряжения физических и душевных сил». Рецидивы, впрочем, менее жестоки, чем первоначальная болезнь, и, главное, легче поддаются лечению. «Во всяком случае, каждый, подвергавшийся лечению заикания, имеет достаточный запас сведений и приемов, чтобы помочь себе в трудные моменты и не допустить значительного проявления судорог».

Другой русский психиатр, Г. Каменка (1900, 1902), полагал, что заикание мало отличается от «психозов, известных под именем навязчивых идей или насильственных представлений». Фактическую неспособность к речи вызывает одно представление о неспособности к речи. Автор считает заикание недугом «особенно мучительным и опасным, который может отражаться рядом серьезных патологических влияний на всем развитии больного». Г. Каменка впервые высказал мнение о необходимости проведения коллективных занятий и требовал активного участия больных в лечебном процессе.

В начале XX века появились работы Жане, Дюбуа, Дежерина о роли «психологических закономерностей» в происхождении и сущности неврозов. С этого времени начинает развиваться психологическое направление в исследовании заикания.

В 1909-1913 годах появились работы Г. Д. Неткачева. Он предлагает «новый психологический способ лечения заикания», отвергая все предыдущие дидактические методы не только как бесполезные, но и приносящие вред больному.

Неткачев считал, что заикание с психологической точки зрения представляет болезнь личности, неспособной подчинить своей воле собственную судорожно расстроенную функцию речи и лишенной в то же время правильной ориентировки в понимании как своего недуга, так и условий своего существования в окружающей социальной среде. На этом основании Неткачев делает вывод, что задача психического лечения и будет состоять в том, чтобы вполне перевоспитать личность пациента и восстановить в ней утраченное спокойствие, смелость, уверенность, устранить угнетающие эмоции страха, робости, воздействие окружающей среды.

Неткачев предлагал лечить больного человека, а не одну только речь. Ежедневная тренировка, практика в разговорной речи дома и в обществе, речи, освобожденной от навязчивых мыслей, уловок, навязчивого страха, а также практики смелого поведения — залог успеха. Заикающийся должен вести дневник для записи своих достижений и неудач. Неткачев предложил обширную программу лечения больных заиканием, которая представляет детальную разработку психотерапевтического воздействия на больного в состоянии бодрости. Он сочетал методы индивидуальной и коллективной психотерапии.

Читайте также:  Адаптация ребенка с заиканием к детскому саду

Рассматривая вышеизложенные работы, нельзя не отметить распространенности взглядов на заикание как на расстройство чисто невротической природы. Это стремление вместить все многообразие психопатологии в узкие рамки одной нозологической группы невроза нередко встречается до настоящего времени. Однако несмотря на указанную тенденцию, большая часть приведенных исследований описывала сложную, многообразную и полиморфную психопатологию заикающихся больных. Вместе с тем, в ряде работ из общей клинической картины искусственно вычленялись наиболее яркие, бросающиеся в глаза симптомы — нейромоторные расстройства, логофобия, — и этим расстройствам придавалось решающее этиопатогенетическое значение, что встретило обоснованную критику (Ю. А. Флоренская, 1935, 1936; М. Е. Хватцев, 1951; Ю. А. Поворинский, 1952, 1959 и др.).

Появление психоаналитической концепции Фрейда и его последователей также отразилось на учении о заикании. Заикание рассматривалось как выражение внутренних конфликтов — в основном сексуального порядка — через нарушение речи. А. Адлер (1920) считал заикание «психическим инфантилизмом», полагая, что при столкновении с трудностями человек всегда стремится к возвращению в счастливое и беззаботное детство, и чем сильнее подобное стремление, тем легче появляются снова те речевые нарушения, которые человек уже однажды (в детстве) преодолел. Таким образом, для заикающихся характерно стремление в прошлое и сохранение определенных детских черт. Близок к психоаналитическим трактовкам и К. Шнайдер. Больной, по его мнению, не может беспрепятственно произносить отдельные слова, касающиеся «табу». Бессознательная и сознательная воля идут в противоположных направлениях. Этот конфликт между речью и молчанием несознателен, ибо он вытеснен.

О. Лауби (1914) указывал на нарушения плавности речи в детском возрасте, но не считал это заиканием. «О действительном заикании мы можем говорить только тогда», — писал он, — «когда вследствие особого внимания пациента к процессу произношения, который должен протекать автоматически, в мышцах речевого аппарата появляются судороги, устранение которых не зависит от воли пациента». Определяя сущность заикания, он также придерживался психоаналитических позиций.

Л. Франк (1927) оценивает заикание как плоды состояний страха, вытесненных в бессознательное, откуда они стремятся снова проникнуть в сознание опять в виде страха. Психоневротическое предрасположение, наклонность к возникновению одной и той же формы невроза, как, например, заикание, чрезвычайно легко передается по наследству. «Мы постоянно наблюдаем», — писал он, — «семьи, все члены которых охвачены приблизительно одной и той же фобией».

Кориент (1943) рассматривал заикание как психоневроз, возникающий вследствие задержки тенденции получать удовлетворение во время раннего (дополового) вскармливания. Заикающийся не преодолел дополовые тенденции во время развития взрослого организма. В речи больных поддерживается иллюзия кормления и продолжения ротового удовлетворения при помощи иллюзорной замены материнской груди заиканием. Таким образом, заключает Кориент, заикающийся сохраняет себе мать во взрослой жизни. В центральной точке клинической картины болезни всегда стоит страх перед психическим предательством (страх выдать себя).

Штекель признавал, что сексуальные комплексы не только обусловливают заикание, но они играют и «главную роль». Он пришел к выводу, что только психоанализ воздействует на основу страдания, и в будущем терапия заикания будет только психоаналитической. Однако Э. Фрешельс (1959), ссылаясь на мнение З. Фрейда, считал заикание одной из неблагоприятных форм невроза в смысле его лечения психоанализом. Бергман и Трайн (1940) считали заикание этапом нормального речевого развития.

В. А. Гиляровский (1931, 1932), проанализировав 100 случаев заикания у детей, говорил об особой форме невроза, рассматривая заикание как частичное проявление общей слабости моторики. Отмечая влияние речевого недоразвития на формирование личности, он указывал на формирование психастенического склада личности. Этим он объяснял неустойчивость результатов лечения взрослых заикающихся, призывал к лечению в детском возрасте и, самое главное, к оздоровлению окружающей среды, к проведению работы с родителями.

Что касается лечебно-коррекционной работы с заикающимися, то она осуществлялась как педагогами-логопедами, так и врачами. В 1930 году В. А. Гиляровским и Н. А. Власовой был введен комплексный метод воздействия на заикающихся детей. Коррекция речевого дефекта подразумевала также развитие мышления, движений, воли, характера.

Н. А. Чевелева (1962) предложила эффективную систему исправления речи у заикающихся детей дошкольного возраста в процессе ручной деятельности, направленной, на последовательный, постепенный переход от наглядных, ситуационных форм речевого общения к речи контекстной. Онтогенетически все высшие психические функции (в том числе и речь) рождаются из практической деятельности детей (в наглядно-действенном плане). Хорошо известно, что действие и речь на ранних этапах развития ребенка неразделимы, слиты в единый комплекс. Эта закономерность использовалась Чевелевой в занятиях с заикающимися детьми дошкольного возраста. Постепенно речь «отрывалась» от непосредственного действия. Далее речь закреплялась уже по представлению о том, что выполняли перед этим. Таким образом, «сопровождающая» форма речи превращалась в «завершающую», а затем в «предваряющую». Чевелева подчеркивала высокую эффективность занятий, опирающихся на закономерности речевого онтогенеза.

А. В. Крапухин (1975) в работе с заикающимися подростками выделяет пантомиму, которая может быть использована как активная форма тренировки координации движений. В. И. Добридень и Ю. С. Шевченко (1979) в работе с подростками указывали на то, что «в комплексном лечении определенное место занимает игровая терапия», позволяющая «преодолевать волевую незрелость, недостаточность мотивации деятельности, повышенную утомляемость и пресыщаемость подростков, придавая логопедическому тренажу эмоционально-привлекательную форму».

При выборе конкретных приемов коррекции личностных особенностей и невербальных форм общения особый интерес представляет вопрос об использовании двигательных методик психотерапии. Г. Юнова (1975), останавливаясь на проблеме невербального поведения (общения) и его применения в терапии, отмечала, что психотерапевты преднаучного периода, опираясь на интуицию, отметили связи между двигательной экспрессией и психическим состоянием и использовали это в своих целях. Автор подчеркивала, что «с невербальной коммуникацией непосредственно связана незначительная часть движения — 7%, это прежде всего движения головы и рук, употребляемых для подчеркивания акцентируемых слов». Невербальная техника стала в последнее время нераздельной частью различных психотерапевтических школ и направлений: арттерапии, музыкотерапии и логоритмики. Юнова отмечала, что, во-первых, двигательные невербальные техники не являются самостоятельными видами психотерапии, во-вторых, большая их часть предназначена для работы с целой группой; в-третьих, невербальная техника делает возможным сильное переживание, освобождая глубокие и богатые эмоции. Юнова приводит классификацию отдельных техник, использующих упражнения на снятие напряжения дыхания, осознание собственного тела во всех ситуациях и при всяких движениях, контактах с предметом, а также использующих силу тяжести. Говоря о практическом применении невербальных техник, Юнова отмечала, что максимальный психотерапевтический эффект можно получить благодаря соединению невербальных методов с вербальным обсуждением вызванных переживаний, чувств, воспоминаний.

Важной задачей психотерапии как звена системы лечебно-восстановительного воздействия при неврозах является выявление и коррекция зафиксированных психологических защитных механизмов, осознание больными стоящих за ними неправильных отношений и мотивов, а также выработка адекватных установок (Б. Д. Карвасарский, В. А. Ташлыков, Г. Л. Исурина, 1983). Групповая психотерапия, помимо задач изменения личности, решает задачи по расширению возможностей паралингвистической стороны речевого поведения и формирования внутренней коммуникации как сознательной регуляции внешней формы поведения.

В работе с группой взрослых заикающихся можно отметить основные психологические подходы В. М. Шкловского, Е. Л. Михайловой, И. И. Фридман, Л. М. Кроля, О. Г. Ревзиной (1979), а также Ю. Б. Некрасовой (1983), Е. Ю. Рау (1983), Е. В. Харитонова (1983). Авторы, этих работ выделяют отдельные аспекты изменения личности заикающихся, поэтому их реабилитационная работа направлена в основном на коррекцию какой-нибудь одной из ее характеристик.

В работах Шкловского с сотрудниками (1979-2003) обращается внимание на специфику групповых занятий со взрослыми заикающимися. Авторы подчеркивают, что теоретико-методические принципы и практика групповой психотерапии при неврозах, разработанные Б. Д. Карвасарским (1979), А. В. Петровским (1979), С. Кратохвилом (1972), С. Ледером (1979), К. Хеком (1979) и др., легли в основу их работы со взрослыми лицами, страдающими заиканием. Е. Л. Михайлова и И. К. Фридман (1979) выделили ряд специфических моментов, которые необходимо учитывать в проведении групповой психотерапии с заикающимися: 1) реальные речевые трудности; 2) фиксация на дефекте, ее защитный характер; 3) нарушение социальной перцепции и экспрессивного поведения; 4) однородность группы, как фактор, способствующий большей фиксации на дефекте. В работе с заикающимися авторы используют значительный арсенал невербальных техник, раскрывающих коммуникативные возможности пациентов. Л. М. Кроль и О. Г. Ревзина используют семиотический подход в разработке методики групповой психотерапии, направленной на восстановление или формирование способностей понимания определенной «символики» невербального поведения. Соединение семиотики с психотерапией является одной из модификаций методов групповой психотерапии при заикании.

Изучению психических состояний и их динамики в процессе социореабилитации заикающихся посвящены работы Ю. Б. Некрасовой (1983). Основным направлением в работе автора является создание у заикающихся особой «установки на выздоровление» или «лечебной перспективы», воли к выздоровлению по Сикорскому. Использование игровой психотерапии в работе с заикающимися разработано Е. В. Харитоновым. Избавление от логофобии — реальная цель игровой психотерапии.

В 60-70-е годы большое значение стало придаваться изучению заикания при различных нервно-психических заболеваниях. Из клиники В. А. Гиляровского вышли работы В. С. Кочергиной (1960), а также М. С. Лебединского, Ф. П. Янович, Г. П. Платоновой (1960), в которых предлагалось различать среди заикающихся невротиков, психопатов и больных с органическими нарушениями.

С 70-х годов в отечественной литературе в клинических исследованиях стало доминировать представление о необходимости разделения эволюционного заикания на невротическую и неврозоподобную формы (В. В. Ковалев, 1971, 1974; Н. М. Асатиани с сотр., 1973-1984).

Клинико-физиологическое исследование патогенетических механизмов заикания, проведенное Л. И. Беляковой (1973-1978) показало, что при заикании на невротическом фоне имеется патологическая активность эмоциогенных структур мозга. При заикании на органическом фоне основным патогенетическим механизмом является нарушение состояния моторных структур мозга органо-функционального характера и связанное с этим нарушение речевого развития.

Исследования, проведенные в 80-е годы (Е. В. Оганесян, 1983, 1984; Н. А. Рычкова, 1983, 1984; Т. А. Болдырева, 1983, 1984, 1985), подтверждают необходимость применения дифференцированных приемов работы как со взрослыми заикающимися, так и с заикающимися детьми с учетом их возможностей, что в свою очередь способствует повышению эффективности терапии заикания.

Многочисленные литературные данные показывают, что заикающимся свойственны определенные нарушения личности и познавательных процессов, влияющие на полноценность процесса общения, а также расстройства вербальных и невербальных средств коммуникации. Что касается коррекционной работы, то здесь за основу часто берутся теории зарубежных авторов, основанные на принципах необихевиоризма.

Комплексный подход к преодолению рецидивов заикания в логопедии связан с именами Н. П. Тяпугина, И. И. Тартаковского, Ю. А. Флоренской, М. Е. Хватцева.

Н. П. Тяпугин опубликовал ряд работ по заиканию с 1928 по 1952 гг. В вопросах этиологии и патогенеза заикания он был последователем Г. Д. Неткачева, И. П. Павлова, объясняя заикание и возникающие при этом уловки, сопутствующие движения с позиций физиологии И.П. Павлова — образованием патологических условных рефлексов.

Тяпугин впервые подробно разработал и изложил в литературе коллективно-психологический метод лечения заикания, а также предложил методы работы по преодолению рецидивов. Больные с заиканием объединялись в группы «Оздоровление речи» и работали под руководством инструктора, бывшего пациента, лечившегося в этом же коллективе. Девиз группы: «Через оздоровление психики — к здоровой речи».

Тяпугин считал, что пребывание и занятия больного в коллективе имеют колоссальное значение по следующим причинам:

· больной попадает в социальную среду, отрыв от которой вследствие своей болезни он чувствует особенно сильно;

· больной оказывается среди равных себе — товарищей по несчастью, что дает ему сознание уверенности в себе, необходимые для лечения силы;

· больной, привыкший к постоянному самоанализу, к постоянному болезненному переживанию своих поступков и своего поведения, здесь, в коллективе, отвлекается от своей болезни, больше думая о других;

· в коллективе больные взаимно поддерживают друг друга в трудных ситуациях, радуются и заряжаются бодростью от успехов; ошибки одного предупреждают ошибки других, опыт одного учит остальных;

· работу больных направляет руководитель, который сам в прошлом страдал заиканием;

· лечебное воздействие, которое обусловлено внушением и без которого не обходится ни одна психотерапия, в условиях коллектива проявляется наиболее сильно.

Врач в таком коллективе обследует и наблюдает больных, направляет работу учреждения и групповые занятия, проводит индивидуальную работу с больными. Индивидуальные обследования осуществляются в условиях коллективного обсуждения, где каждый получает урок для себя.

Коллективно-психологический метод, предложенный Тяпугиным, включал следующие виды работ: объяснение больному его заболевания; медленная речь и звуковые упражнения (главное правило: «если хочешь говорить быстро — говори медленно»); работа с имеющимися у больного мыслями о заикании и фобиями речи («картины воображения»: пациент пытается представить себя другим человеком); самовнушение (аутотренинг утром и вечером); «раскрепощение тела»; практика смелого поведения; общественная работа.

Подводя итоги, Тяпугин обратился к вопросу о сроках лечения. Он считал, что двухмесячный срок является достаточным для того, чтобы больной усвоил метод и проделал работу над собой. Но это не значит, что больной полностью вылечился. Тяпугин отмечал, что нужный успех в лечении с трудом достигается, если: имеется особо тяжелая форма болезни; не созданы благоприятные условия среды; заикание является симптомом другой болезни; больной не проявляет активности в работе над собой.

Больного с самого начала предупреждают отом, что занятия в коллективе — это школа, позволяющая ему преодолеть заикание, но при этом требующая прежде всего самостоятельности и активности со стороны самого пациента.

В начале лечения большинство больных дает быстрое и резкое улучшение. Но это улучшение есть только временный эффект, вызванный самим фактом лечения, «праздничным» настроением больного. Поэтому, когда наступают «будни» в работе, то происходит ухудшение, которое очень огорчает больных. Чтобы предотвратить разочарование пациента, необходимо своевременно предупредить его, что лечение заикания требует серьезной работы по перестройке личности, которая и дает желанные и прочные результаты.

По мнению Тяпугина, больные по выходе из групп еще нуждаются в большой работе над собой, чтобы добиться прочных и устойчивых результатов. Все зависит, считает он, от тяжести болезни, от индивидуальных качеств больного, а также от среды, в которой он находится

Тяпугин пишет, что рецидивы возможны тогда, когда у больного в силу каких-либо причин наступает ослабление его нервно-психического состояния, когда больной прекращает самостоятельную работу, не проявляет активности и т.д. Однако во время возвратов болезнь уже не носит прежнего характера, а представляется ослабленной. Если он сам предпринимает соответствующие меры или возвращается в клинику, то тогда обычно в тот или другой срок он справляется с рецидивом. То обстоятельство, что во время работы в коллективе больной не прерывает связь со своей обычной средой, способствует предупреждению рецидива.

Для предупреждения рецидивов больной получает рекомендации от специалистов относительно дальнейшей самостоятельной работы, соблюдения режимных моментов.

Идею коллективной психотерапии с самого начала приветствовали А. Б. Залкинд, Ф. А. Рау, Л. М. Розенцвейг, М. Б. Кроль, Д. В. Фельдберг, Д. И. Азбукин, В. К. Сережников, Л. А. Квинт, Ю. В. Канабих, А. К. Шнейдер.

Коллективно-психологический метод лечения заикания, впервые достаточно подробно описанный и изложенный в советской литературе Н. П. Тяпугиным, получил дальнейшее развитие в работе И. И. Тартаковского «Коллективный метод лечения заикания» (1934).

Тартаковским было создано общество взаимопомощи заикающихся «Здоровая речь». Он считал, что само определение психоневроза как социальной болезни общества с неизбежностью толкает невротика в коллектив. Индивидуальная психотерапия восстанавливает нарушенные функции больного в искусственной среде, за пределами которой, в своей обычной обстановке, больной не застрахован от рецидива.

В основе психотерапии заикания Тартаковский видел совместный труд в коллективе с конкретной целью — исцелиться. Он считал, что невротика можно только постепенно вводить в здоровый социальный коллектив, через ряд промежуточных звеньев, все усложняющихся ситуаций. Таким образом невротик неизбежно придет к коренной ломке старой психологии, к переоценке ценностей, прошлого. По мнению Тартаковского, зияющую пропасть между невротиком и обществом восполняет коллективная психотерапия.

Коллективно-психологический метод лечения заикания Тартаковского построен по принципу самолечения, на инициативности и активности больных. Это не исключает помощи специалиста-консультанта в случае необходимости.

Дата добавления: 2015-05-29 ; Просмотров: 525 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник