Меню Рубрики

Аппарат монолог для лечения заикания

На разных этапах коррекции речи заикающихся специалисты-логопеды используют различные технические средства обучения. В настоящее время известны четыре типа изменения акустических характеристик речи с помощью аппаратов: заглушение, звукоусиление, «отставленная» речь, или «ЭХО».

1. Звукозаглушение собственной речи как прием в работе по преодолению заикания известен еще со времен Демосфена. В качестве заглушающего фона используется «белый шум», акустически напоминающий шум прибоя. Коррекция речи заикающегося с помощью звукозаглушения связана с именами А. А. Маланичевой (1954 г.), В. И. Воскресенского (1962 г.), А. В. Крапухина (1981 г.). Ф. Черри ит. д.А. В. Крапухинмеханизм влияния «белого шума» трактует следующим образом: повышениегромкости речи наблюдается при всех видах заглушения (эффект Л. Ламбарди); возникает разрыв привычной слухоречевой связи; звуковаглушение выполняет роль отвлечения от речевого акта. Но главным образом положительный результат при звукозаглушении принадлежит эффекту повышения громкости.

2. Звукоусиление как метод устранения заикания был предложен В. А. Раздольским в 1965 г. Эффект наступает благодаря изменению привычной громкости собственной речи.

3. Метроном, или метод ритмической стимуляции речи, известен столь же давно, как и метод заглушения.

В 1828 году французский врач Коломбо организовал в Париже первый в мире отофонетический институт для лечения различных дефектов речи, в том числе и заикания. Он разработал метод лечения заикания, на первом этапе которого предлагал заикающимся говорить нараспев, затем читать и пересказывать прочитанный текст под ритмические удары сконструированного им специального прибора, частота ритмических ударов в котором менялась с помощью специального устройства. Усвоению навыка изменения темпа и ритма речи он придавал большое значение. Основой его метода явились ритмическое дыхание и ритмическая речь. Его исследования получили всеобщее признание и были удостоены премии Парижской медицинской академии. В1968 году И. Азбин, используя ритмический вибротактильный стимулятор-касал- ку, получил эффект в 90 процентах случаев.

Положительный результат в работе по улучшению техники речи заикающихся с использованием метронома получил Дж. Бреди (1969 г.). Еще К. С Станиславский подметил, что речь следует за жестом и мимикой. Поэтому впереди надо пустить силу, которая, как на «буксире», потянет за собой переменное упреждение. В дальнейшем «буксир» можно ослабить, либо совсем убрать. Именно таким «буксиром» может стать метроном. Темпо-ритмические упражнения, произнесение текстов под метроном, во второй половине девятнадца-’ того века описал К. С. Станиславский в своей книге «Работа актера над собой». Эти упражнения являются частью его знаменитой системы.

4. «Эхо», или эффект отставной речи, был открыт Б.

В настоящее время с целью исправления заикания успешно используется аппарат «Монолог».

Аппарат «Монолог» объединяетфункциизвукозаглушения, звукоусиления, ритмической стимуляции, воспроизведения речи с определенной задержкой («Эхо»). Использование в аппарате четырех основных технических средств позволяет получать разнообразные комбинации лечебных методов. Эффект зву коза глушения может быть использован на всех этапах занятий как самостоятельно, так и в комбинации с другими показателями. Исследования показали, что максимальный эффект может быть достигнут в комбинации с метрономом, а также с «Эхо». Звукоусиление осуществляется в диапазоне от нормального звучания до дискомфортного восприятия, что обеспечивает возможность добиться резкого снижения громкости собственной речи говорящего. Звукоусиление рекомендуется использовать на ранних этапах работы, так как эффект изменения громкости речи способствует уменьшению фиксации на речевом дефекте, а также снижению судорожного компонента заикания. На более поздних этапах работы звукоусиление в комбинации с «эхо» дает положительный результат в период автоматизации полученных навыков. Метроном используется в работе с аппаратом «Монолог» ритмическая стимуляция осуществляется путем подачи в наушники щелчков метронома в диапазоне от.30 до 120 ударов в минуту. На ранних этапах формирования навыка равнометричной речи метроном желательно сочетать с задержкой речевого сигнала. В этомг случае параллельно будут отрабатываться навыки интонационно-мелоди- чеСкой выразительности, плавности и слитности речи. «Эхо» дает задержку речевого сигнала в диапазоне от 10 до 200 мсек, что, в свою очередь, улучшает качество звучания, замедляет речь, способствует коррекции просодической стороны речи и наконец, что пожалуй, является самым важным способствует формированию навыка речевого самоконтроля.

Возможность варьировать в различных комбинациях и сочетаниях заложенные в аппарате функции позволяет осуществлять индивидуальный подход и индивидуальный режим работы для каждого пациента, добиваясь тем самым высокой эффективности в преодолении различных речевых расстройств. Основными достоинствами аппарата являются; его малый размер и вес; Техническая простота и доступность для каждого пользователя; автономное питание от аккумулятор’- — ных батарей. Это позволяет пациенту использовать прибор для отработки правильной речи не только в условиях стационара и домашних условиях, но и в общественных местах, а также в личностно-значимых ситуациях (разговор по телефону, выступление перед аудиторией, экзамен и т. д.)

Аппарат эффективен сам по себе и как вспомогательное средство при лечении заикания с использованием разнообразных методов исправления заикания. «Лечение заикания» в данном случае це совсем точный термин, скорее речь идет о тренажере для коррекции речи, который помогает избавиться от причин заикания и нормализовать речь.

источник

Ученица 6 класса, испытав на себе современные способы борьбы с заиканием, придумала оригинальное техническое решение. С ним миллионы людей с речевыми дисфункциями смогут без проблем выступать с презентациями и участвовать в дискуссиях.

Арине Филимоновой 12 лет, она живет в Нижнем Новгороде, учится в обычной школе, посещает занятия в дворце детского творчества. О ее изобретении мы узнали на конференции финалистов всероссийского конкурса научно-технического творчества «Шустрик», проведенной в совместно с Фондом содействия инновациям и ПСБ. «Техническая система профилактики и преодоления заикания во время выступления» включает в себя метроном, задающий темп речи, и миостимулятор, отвлекающий организм от спазма речевого аппарата.

В 4 года у Арины обнаружились особенности речи. Она на себе испытала типичные методы лечения заикания: занятия с логопедом, приемы медленного говорения, избегание проблемных звуков. В кружке технического творчества появилась возможность самостоятельно заняться решением проблемы заикания. Первое изобретение включало в себя только метроном на базе платы Arduino, сигнал от которого передавался на Bluetooth-наушник и регулировался в пределах 40-100 ударов в минуту. Метроном должен был помогать стабилизировать темп и ритм речи.

Испытав его на себе, Арина поняла, что одного метронома недостаточно. Нужно было как-то избавиться от спазма мышц гортани. Здесь помогли консультации с врачами разных специализаций. Логопед Е.Л. Самарина предложила способ «мышечного отвлечения». При его использовании необходимо отбивать ритм пальцами по телу, чтобы увеличить количество работающих при говорении мышц. В этом случае количество спазмов гортани, возникающих во время волнения, уменьшается.

Как еще можно «отвлечь» мышцы? Например, миостимулятором. При проведении процедуры миостимуляции можно воздействовать на любую группу мышц, но лучшим выбором оказалась диафрагма. Подача тока в эту область не только снимает гортанный спазм, но при частоте в 15 Гц и интервале, совпадающем с частотой метронома, входит в фазу и синхронизирует дыхание.

Длительность используемых для электростимуляции импульсов составляет 1-100 мс. Сила тока для мышц живота в области диафрагмы: 10-15 мА. При таких параметрах миостимулятор упорядочивает работу диафрагмы, контролирует сокращение брюшных мышц и обеспечивает легкость так называемого «нижнего брюшного дыхания», которое входит в методику дыхательных гимнастик при лечении логоневроза.

Арина опробовала итоговое решение на себе. Там, где раньше приходилось контролировать дыхание, вести внутренний счет слогов и делать незаметные движения руками, теперь можно было свободно говорить, сосредоточившись только на теме выступления.

Чем интересен прототип, разработанный школьницей? Он состоит из простых элементов, имеет интуитивно понятный принцип действия и сферу применения. Около 1% взрослого населения планеты заикается, причем среди мужчин эта особенность наблюдается в 4 раза чаще, чем у женщин. От этого недуга не застрахованы даже знаменитости. Все наверняка замечали особую манеру выступления Илона Маска – он использует логопедические методики для борьбы с заиканием. С прибором Арины Филимоновой Илон Маск мог бы петь соловьем.

Неужели раньше не было никаких технических решений, спросите вы? Таких, которые бы комплексно воздействовали на организм человека с речевыми дисфункциями и облегчали сложные и ответственные моменты, нет.

Существует, например, аппарат Деражне, разработка вековой давности, эффективная и по сей день. Принцип работы построен на звукозаглушении, постоянный шум подается прямо в уши, вызывая отключение звукового контроля. Человек перестает слышать, что говорит. Такой вариант при выступлениях и общении не подходит.

Точно так же не подходит «ЭХО-аппарат» авторства Б. Адамчика, изобретенный в 1959 году. Он построен на методе «регуляции обратной связи». Пациент говорит в микрофон, который соединен с магнитофоном. Запись усиливается и возвращается в наушники с некоторым запаздыванием.

В аппарате «Монолог» объединены функции звукозаглушения, звукоусиления, ритмической стимуляции и воспроизведения речи с определенной задержкой. В нем ритмическая стимуляция организована путем подачи в наушники щелчков метронома в диапазоне от 40 до 140 ударов в минуту. Уже ближе, но для выступлений на публике не годится.

Существуют устройства, использующие для лечения заикания ток, это так называемый метод транскраниальной стимуляции постоянным током. На определенные зоны мозга осуществляется воздействие низкочастотного импульсного тока, что приводит к нормализации работы нервной системы. Моментального эффекта он не дает и с выступлением перед аудиторией оперативно помочь не может.

Так что место прибора, способного на 10-20 минут «отключить» заикание в случае надобности, до сих пор остается вакантным. На базе изобретения Арины уже можно разглядеть его контуры.

Как нужно доработать этот прототип, чтобы получился удобный и коммерчески успешный продукт? Сделать его компактным. Да, он по-прежнему будет состоять из двух частей, но сам метроном можно поместить внутрь стимулятора, оставив на наушнике кнопку управления (включение/выключение, синхронизация по частоте). Настройку частоты и силы импульсов вести через мобильное приложение. Миостимулятор снабдить легкой литиевой батареей, продлевающей автономность устройства. Сделать в нем гнездо для переноски и подзарядки наушника.

Если спозиционировать такой прибор не как средство лечения, а как систему оперативной помощи заикающимся при выступлениях и общении, успех обеспечен. В планы Арины Филимоновой не входит доведение своего изобретения до коммерческого использования. Интересно, кто станет тем удачливым стартапом, кто подхватит эту идею?

источник

Предназначен для комплексной реабилитации детей и взрослых, страдающих любыми формами заикания и необходим для закрепления навыков коррекции речи.

В предлагаемом аппарате впервые объединены 4 функции, необходимые для работы логопеду:

  • Функция приглушения собственной речи;
  • Функция «Эхо», воспроизводящая речь с определенной задержкой;
  • Звукоусиление, позволяющее воспроизводить собственную речь в усиленном режиме;
  • Метроном, способствующий формированию темпо-ритмических навыков.

Возможность варьировать в различных комбинациях и сочетаниях, заложенная в аппарате, позволяет осуществлять индивидуальный подход и индивидуальный режим работы для каждого пациента, добиваясь тем самым высокой эффективности в преодолении различных речевых расстройств.

При использовании аппарата «Монолог» удается добиться значительного улучшения речевого статуса, расширения коммуникативных и адаптационных возможностей, ликвидации признаков девиации личности.

Заикание является дискоординационным судорожным нарушением речи. Проявления заикания сводятся к расстройствам плавности, слитности, темпо-ритмической организации речи. Они имеют форму специфических запинок, обусловленных судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Для заикания важным является нарушение коммуникации, что приводит к психогенному изменению личности больного. Заикание встречается у 2 — 4 процентов населения России. Чаще страдают мальчики и мужчины. Возникает заикание, как правило, в возрасте 2-5 лет. в период становления речи.

В возникновении заикания играют роль эндогенные, экзогенные и социальные факторы, а также личностная предрасположенность. Заикание может иметь как острое, так и постепенное начало. Внешним симптомом заикания являются тонические или клонические судороги, возникающие в органах речи больного. В зависимости от локализации судорог, различают артикуляторную, голосовую и дыхательную формы заикания. При заикании могут иметь место насильственные движения, чаще в области мышц лица. Отмечается общее напряжение, скованность движений, двигательное беспокойство.

В дальнейшем у заикающихся формируются психические особенности, проявляющиеся в страхе речи, сложностях общения, логофобии. Логофобия, как правило, не зависит от тяжести заикания, а является индивидуальной патологической эмоциональной реакцией пациента на дефект речи. Фиксированность на дефекте является одним из основных факторов, усиливающим его.

Различают три степени тяжести заикания: легкую, среднюю и высокую. Степень тяжести заикания оценивается не только по степени проявления речевого дефекта, но и в зависимости от степени выраженности логофобии, фиксации на дефекте, приводящих к нарушению коммуникативной функции речи и социальной адаптации. Лечение заикания проводится комплексно в амбулаторно-поликлинических условиях, в условиях дневного стационара, в логопедических группах ДОУ, в санаториях, в условиях суточного стационара. Комплексные мероприятия включают логопедические, психологические, психотерапевтические, музыкально-ритмические занятия, медикаментозную терапию, ЛФК, физиотерапию.

Комплексная реабилитация или коррекция включает в себя:

  • Логопедические индивидуальные и групповые занятия с использованием различных технических средств обучения;
  • Психологические индивидуальные и групповые занятия, направленные на развитие социальной адаптации;
  • Логоритмические занятия, целью которых является развитие ритмической организации речи и движений;
  • Психотерапевтические занятия с использованием метода групповой релаксации.

Результатом такой коррекции является улучшение речевого статуса, расширение коммуникативных возможностей, ликвидация признаков девиации личности, расширение адаптационных возможностей.

На разных этапах коррекции речи заикающихся, специалисты-логопеды используют различные технические средства. В настоящее время известны четыре типа изменения акустических характеристик речи с помощью аппаратов: заглушение, звукоусиление, «отставленная» речь или «ЭХО». Действие этих аппаратов на речь проявляется в снижении выраженности проявлений дефекта.

Предлагаемый аппарат «МОНОЛОГ» объединяет функции звукозаглушения, звукоусиления, ритмической стимуляции и воспроизведения речи с определенной задержкой («ЭХО»). Использование в аппарате возможностей четырех технических средств позволяет получать разнообразные комбинации.

  1. Эффект ЗВУКОЗАГЛУШЕНИЯ может быть использован на всех этапах занятий как самостоятельно, так и в комбинации с другими показателями. Исследования показали, что максимальный эффект может быть достигнут в комбинации его с метрономом, а также с «ЭХО».
  2. ЗВУКОУСИЛЕНИЕ — осуществляется в диапазоне от нормального звучания до дискомфортного восприятия, что обеспечивает возможность добиться резкого снижения громкости собственной речи говорящего. Звукоусиление рекомендуется использовать на ранних этапах работы, так как эффект изменения громкости речи способствует уменьшению фиксации на речевом дефекте, а также снижению судорожного компонента заикания. На более поздних этапах работы — звукоусиление в комбинации с «ЭХО», дает положительный результат в период автоматизации полученных навыков.
  3. МЕТРОНОМ — в работе с аппаратом «МОНОЛОГ» ритмическая стимуляция осуществляется путем подачи в наушники щелчков метронома в диапазоне от 30 до 120 ударов в минуту. На ранних этапах формирования навыка равнометричной речи, метроном желательно сочетать с задержкой речевого сигнала. В этом случае параллельно будут отрабатываться навыки интонационно-мелодической выразительности, плавности и слитности речи. «ЭХО» — дает задержку речевого сигнала в диапазоне от 10 до 200 м/сек., что, в свою очередь, улучшает качество звучания, замедляет речь, способствует коррекции просодической стороны речи и. наконец, что. пожалуй, является самым важным — способствует формированию навыка речевого самоконтроля.


Заложенные в аппарате «Монолог» функции звукоусиления, звукозаглушения, ритмической стимуляции, «эхо» — будут не только способствовать снижению выраженности судорожного компонента заикания, но и помогут преодолеть некоторые нарушения звукопроизношения, недостатки темпо-ритмической и интонационно-мелодической организации речи, как при органических, так и при функциональных речевых расстройствах. Людям речевых специальностей аппарат поможет овладеть навыками голосоведения, паузирования, а также навыками слитной, плавной, благозвучной, выразительной речи.

Основными достоинствами аппарата являются: его малый размер и вес; техническая простота и доступность для каждого пользователя, автономное питание от аккумуляторных батарей. Это позволяет пациенту использовать прибор для отработки правильной речи не только в условиях стационара и домашних условиях, а также в личностно-значимых ситуациях (разговор по телефону, выступление перед аудиторией, экзамен и т.д.)

источник

Стоит 8400 р.
Дорого да, но альтернативы нету, очень эффективный прибор. В якутске даже нету специалистов по заиканию. А заикающихся очень много, как так?!
Я поговорил на счет отправки в Якутию. Мне сказали что без проблем отправляют в любой регион.
Смело звоните им или пишите по интернету.

Я у них в офисе попробовал разные настройки и прямо там перестал заикаться)
Очень рад)

Как воше работает аппарат? Гарантия есть?

здравствуйте)хочу спросить на счет прибора монолога. как заказать по интернету?

Читайте также:  Адаптация ребенка с заиканием к детскому саду

Здравствуйте. Они не отвечают
Дайте номер тел и адрес

elena, продам такой аппарат за 5000 рублей.

здравствуйте. Продайте мне

Гарантия у аппарата 1 год.
Я только купил, управление очень простое, работает отлично, функцию свою выполняет.
Я правда еще не тестировал на аудитории, но после настройки еще не заикался пока в разговорах.
Настраиваешь параметры под себя (метроном, время задержки, громкость шума и пр.).
Работник сказал что недавно женщина купила у них из Харбалаха, отправили ей туда посылку.
Аккумулятор встроенный, хватает на 14 часов непрерывной работы.
Для выступлений и совещаний думаю поможет:)

Прибор сам по себе маленький.
Одеваешь наушники с микрофоном.
Когда говоришь через наушники слышишь свою речь. Там можно настроить в широких пределах все, например свой голос слышишь с некоторой задержкой (время задержки регулируется), метроном и пр. Все эффекты можно регулировать под себя независимо друг от друга или также можно совмещать разные методики.

Ребята, подскажите как заказать этот аппарат

Вы напишите по ихнему e-mail
monolog@list.ru
Они отправят вам свои реквизиты, в общем договоритесь)

в понедельник ответят 🙂 Можете рассказать об аппарате? Сложен в использовании? Как заниматься с ним? На чудо не надеюсь, но будет ли эффект после чтения вслух с ним? Или лучше использовать его при разговоре? Спасибо за быстрый ответ!

Там каждый метод коррекции настраивается индивидуально.
Аппарат очень прост в управлении. Только сразу уберите поролоновую амбрюшину наушника, без него лучше))

В руководстве очень подробно описана методика работы с аппаратом. Есть примеры уроков. Я вот собираюсь купить сборник стихов. Мне сразу помог, просто настроить надо под себя;)

надежда появилась. Сразу помог — это после снятия прибора или с его использованием? Можно вашу почту?

При снятии прибора уже не помогает. Он просто корректирует типа очков.
Возможно при целенаправленном использовании во время лечения у специалиста поможет вылечится. В руководстве кстати есть немножко уроков логопедических занятий.
Вы мне напишите на личку, дам почту.

мне на сайте регистрироваться нужно. В том и дело, возможен ли эффект после длительных тренировок? Т.е. возможна ли нормальная речь без использования прибора?

Betyun, здравствуйте!я хотела бы заказать аппарат ,у меня дочка заикается ,7 лет ей,в данный момент занимаемся по этой программе у логопеда.Хотела узнать,он реально помогает избавиться от заикания навсегда ?!спасибо

У меня сын 9 лет заикается этот аппарат детям подойдет?

Не знаю даже. Возможно реклама, но в паспорте написано:
Аппарат «Монолог» может быть использован для реабилитации детей (с 7-летнего возраста), подростков и взрослых с любыми формами заикания.

Я кажется где то читал, что подростки и взрослые лучше восприимчивы методам коррекции данным аппаратом.

Кажется аппарат будет удобен при выступлениях и разговорах.
Но постоянно носить включенным тяжко, там же работает микрофон и все слышится в наушниках причем с отставанием на доли секунды, очень необычно слышать свой голос, + еще белый шум и метроном))
Можно носить наушник с микрофоном в одном ухе.

Как долго будет идти посылка?

Я не знаю, вы спросите у фирмы.
Я просто приобрел для себя и не представитель их.
Меня забанили вчера видимо подумали что я рекламирую))

Расскажите, вы постоянно находитесь с аппаратом? Есть ли улучшения?

Нет, буду пользоваться на выступлениях и совещаниях.
В общем когда потребуется много говорить.
Конечно можно носить постоянно, включать время от времени в нужный момент, например в телефонном разговоре или в магазине и пр.
Улучшения чувствую.
Продавец говорил, что некоторые специально покупали перед защитой диссертации например.

Разве разрешается им пользоваться во время защиты?

Если объяснить ситуацию, то не вижу причин почему не будет разрешаться)

Аппарат пришел. Правда в разряженном состоянии. Немного подзарядил, побаловался. Конечно, выводы еще рано делать, но такое ощущение, что с аппарат невозможно заикаться. Хотя, возможно показалось.

Поздравляю!)
Главное нормально разобраться, нужен подход правильный как и к любой технике!

Да, с задержкой не могу определиться. Изначально 170 мс стояла. Кажется, как это очень медленно. Сегодня утром попробовал позаниматься. Учил текст. Ничего не выучил 🙂 Собственный голос отвлекает и после 40- минутного занятия заболела голова. Зато ощутил плавность речи.

Ребята как успехи? У меня проблемы-быстрая речь и заикание. Хочу исправить монологом.

Эдуард, проблема с быстрой речью и заиканием появилась и у моего сына. Вам удалось исправить? Поделитесь, пожалуйста.

если есть улучшение после первых занятий с этим аппаратом,

то это может быть просто эффектом новизны. Почти при любой методике от заикания наступает временное заметное улучшение, а потом опять.

Здравствуйте. У меня сын 7 лет начал заикаться, сколько неврологов ,сколько лекарств , ничего не помогает. На самом ли деле апппрат эффективен? Подскажите кто подьзовался.

Аппарат Монолог работает по принципу DAF. Тоже занимались по такой программе, когда проходили методику Демосфен. Можете почитать о программе здесь: https://demosfen.org/daf
ну и сама методика на том же сайте.

«Принцип программы Демосфен DAF заключается в искусственном увеличении времени между речью и слуховым восприятием своей речи, что меняет особенности работы речевых центров мозга, исключая возможность появления заикания и помогает закреплению нового речевого стереотипа в рамках методики.»

источник

Изобретение относится к области медицины и предназначено для устранения заикания, коррекции речи и слуха, возникших вследствие ранений и травм головного мозга. Аппарат содержит приемник звуковых сигналов, усилитель сигналов, две линии задержки, два блока коммутации, низкопропускной и высокопропускной фильтры, блок фильтров и установки частот, в котором имеются прямой канал, два полосно-пропускных фильтра, низко- и высокопропускные фильтры, а также аппарат содержит суммирующий усилитель сигналов, головные телефоны и тактильный вибратор. Аппарат позволяет провести исправление недостатков речи, развитие слухового восприятия, сохранение информации об этом в соответствующих отделах головного мозга. 1 ил.

Изобретение предназначено для устранения заикания, коррекции речи и слуха у слабослышащих людей, устранения заикания и дефектов речи, возникших вследствие ранений и травм головного мозга, перенесенного инсульта, для постановки правильного произношения, при обучении иностранным языкам, для подбора оптимального слухового поля.

Известны аппараты серии «Верботон» «Г-20», «Г-30», «Дилей» (изготовитель — Хорватия), каждый из которых применяется только по одному конкретному назначению.

Известно устройство для лечения заикания, для улучшения речи здоровых людей, техническим эффектом которого является повышение эффективности лечения заикания при отсутствии психических заболеваний у больного [1]. Оно содержит микрофон, усилитель с регулируемым коэффициентом усиления, электроды, задатчик случайных чисел, блок управления, генератор звуковой частоты, динамик, генератор индикации и светодиод.

Известно устройство для корректирования речи при заикании, содержащее детектор, усилитель, источник света, источник звука, измерительный блок, блок регулирования пороговых уровней измеряемого сигнала, стимулятор [2].

Также известно устройство для исправления речи заикающихся, содержащее магнитофон с каналом записи и каналом воспроизведения, усилитель воспроизведения, головные телефоны, канал стирания, блок управления задержкой фонограммы, генератор белого шума, смеситель [3].

Наиболее близким по технической сущности и достигаемому результату является терапевтический прибор для лечения заикания, содержащий приемник звуковых сигналов, схему сдвига частоты и задержки во времени и передатчик звуковых сигналов на приемник, который можно закрепить на ухе или ввести в ушной канал [4].

Недостатками вышеперечисленных устройств является их низкая эффективность, поскольку работа приборов основана на исправлении речи заикающихся механически.

Цель изобретения — подсознательное исправление недостатков речи, развитие слухового восприятия, сохранение информации об этом в соответствующих отделах головного мозга.

Действие аппарата основано на эффекте задержанной речи. Время восприятия звука продлено: заикание вызывает изменение акустического восприятия речи. Когда обратный акустический сигнал задерживается на определенную величину, обнаруживается положительный эффект, проявляющийся в полной или частичной нормализации речевой деятельности.

Аппарат для лечения заикания содержит микрофон и магнитофон или два микрофона как приемники входного сигнала, усилитель с регулируемым коэффициентом усиления, две независимые линии задержки, низкопропускной фильтр, высокопропускной фильтр, прямой канал, четыре канала фильтров низкопропускной с переключаемыми частотными срезами от 90 Гц до 4 кГц, с полуоктавным или октавным шагом, два полосно-пропускных фильтра с частотными срезами от 350 Гц до 1,4 кГц и от 2 кГц до 8 кГц, с полуоктавным или октавным шагом, высокопропускной фильтр с переключаемыми частотами среза от 2,8 кГц до 8 кГц, с полуоктавным или октавным шагом, два блока коммутации, суммирующий усилитель сигналов, головные телефоны, тактильный вибратор.

На чертеже представлена блок-схема аппарата для лечения заикания и дефектов речи, где

1 и 1a — два микрофона или микрофон и магнитофон как приемник входного сигнала,

2 — микрофонный усилитель сигнала,

5 — первый блок коммутации,

6 — блок фильтров и установки частот,

7 — второй блок коммутации,

8 — суммирующий усилитель сигналов,

9а — тактильный вибратор как источник выходных сигналов.

Действие аппарата основано на том, что у пациента не механически, а подсознательно исправляются недостатки речи и развивается слуховое восприятие, и информация об этом сохраняется в соответствующих отделах головного мозга. Неправильное произношение вызвано тем, что данный конкретный человек дефектно воспринимает звуки на слух, потому их так и произносит. Аппарат помогает правильно воспринимать на слух и затем научиться правильно произносить звуки в речи. Пациент слушает коррегируемые чистые звуки на оптимальных для каждого звука частотах при комфортном слушании для каждого пациента индивидуально.

Когда обратный акустический сигнал задерживается на определенную величину, обнаруживается положительный эффект, проявляющийся в полной или частичной нормализации речевой деятельности. Заикающийся слышит в головных телефонах речь логопеда (как образец), затем собственную речь с опозданием до двух секунд (слово — пауза — слово), в результате чего корректируется темп, ритм его речи, что в свою очередь приводит к значительному снижению речевой судорожности. Общее состояние речи значительно улучшается, степень заикания становится более легкой и исчезает совсем. Также при работе на аппарате улучшается артикуляция звуков, вырабатывается более сильный голос, отрабатывается интонационная выразительность. Аппарат может использоваться одновременно для коррекции заикания, развития слухового восприятия у лиц с нарушенным слухом и исправления звукопроизношения. Система фильтров позволяет подбирать оптимальное слуховое поле (оптимальные частоты, при которых у пациента наилучшая разборчивость речевого материала при минимальном усилении — индивидуально для каждого пациента). Предусмотрена трансмиссия низких частот, оптимальный подбор звуков. Аппарат также может быть использован в допротезной терапии — перед подбором слухового аппарата индивидуального пользования.

Также может одновременно использоваться для коррекции заикания, речевых нарушений и обучения иностранным языкам. Пациент, работая на этом аппарате, имеет возможность усваивать правильную речь и правильное произношение в иностранном и родном языке — это достигается коррекцией, основанной на ритме, интонации и психоакустических характеристиках звуков языка.

Коррегируется не изолированный звук, а звук в логотомах (слоях), так как соседние звуки влияют на данный звук, изменяя его. С каким гласным или соседним согласным начинается коррекция дефектного звука, зависит от нарушения произношения пациента (искажение, замена, отсутствие звука; его высота, напряженность, артикуляция, протяженность и т.д.). Пациенту не объясняется артикуляция. Он слушает, сравнивает, пробует имитировать, подражать тому, что слышит, контролирует свое произношение. Затем при появлении чистого произнесения звук автоматизируется и дифференцируется от сходных по звучанию звуков как обычно, во всех позициях (в логотомах), при расширении слушания в речевой зоне (от 300 до 3000 Hz), в словах, предложениях, связной речи.

Аппарат работает следующим образом. Речевой сигнал, поступивший через микрофоны или микрофон и магнитофон 1 и 1а, усиливается микрофонным усилителем 2. Через линии задержки 3 и 4 с независимым задаваемым временем задержки — от 0 до 1999 мс, с шагом 1 мс (максимальная задержка каждого канала около 2 с) — сигналы поступают на первый коммутатор 5 и направляются на требуемые в конкретном случае фильтры — низкопропускной или высокопропускной, или полосно-пропускные, или прямой канал, находящиеся в блоке фильтров 6. Через блок коммутации 7 сигналы поступают на суммирующий усилитель 8, где просуммированный сигнал усиливается до необходимой величины для нормальной работы головных телефонов (наушников) 9 и тактильного вибратора 9а. Тактильный вибратор позволяет работать над дефектами голоса (низкий, высокий).

Пример конкретного выполнения.

Задается время задержки первой линии задержки — 90 мс, время задержки второй линии задержки — 190 мс. Две независимые линии задержки работают в диапазоне 0-1999 мс, который выбран на основе наработок, время задержки зависит от характера дефекта речи. Сигнал первой линии задержки проходит через фильтр низких частот с частотой среза 600 Гц, сигнал второй линии задержки проходит через фильтр высоких частот с частотой среза 3000 Гц. Регуляторами уровня звука устанавливаются необходимые величины на основе субъективного восприятия пациента. Низкопропускной фильтр работает с двумя переключаемыми частотными срезами 300 и 600 Гц, с крутизной 40 дБ/окт. Частота среза зависит от характера дефекта речи, величины — абсолютные, фонемный ряд соответствует определенной частоте каждого звука.

Высокопропускной фильтр работает с частотой среза 3000 Гц, с крутизной 40 дБ/окт. Полоса пропускания прямого канала 20 -1800 Гц.

Четыре канала фильтров работают со следующими частотами среза:

— низкопропускной фильтр — 125,180, 250, 355 Гц, с крутизной 60 дБ/окт.;

— первый полосно-пропускной фильтр — с центральными частотами 180, 250, 355, 500, 710, 1000 Гц, с шириной полос — 1 октава или 1/2 октавы, с крутизной 20 или 60 дБ/окт.;

— второй полосно-пропускной фильтр — с центральными частотами 1400, 2000, 2800, 4000, 5600, 8000 Гц, с шириной полос 1 октава или 1/2 октавы, с крутизной 20 или 60 дБ/окт.

— высоко-пропускной фильтр — 2000, 5600 Гц, с крутизной 60 дБ/окт.

Аппарат для лечения заикания и дефектов речи отличается от прототипа тем, что позволяет совмещать несколько функций в одном: проводить одновременную коррекцию механического нарушения речи и нарушений звукопроизношения. Обладает невысокой стоимостью, небольшим весом (не более 3,5 кг), габаритами (300300135 мм), малой потребляемой мощностью (не более 35 Вт), что позволяет использовать его как в стационарных условиях, так и в качестве переносного прибора. Аппарат производится в промышленных условиях российским предприятием ООО «Путь домой».

1. Патенты РФ №2152194, МПК A 61 F 5/58.

2. Патент РФ №2030172, МПК F 61 F 5/58.

3. Патент РФ №1718911, МПК A 61 F 5/58.

4. Патент США №5961443, МПК A 61 F 5/58 — прототип.

Аппарат для лечения заикания и дефектов речи, содержащий приемник звуковых сигналов, микрофонный усилитель сигналов, низкопропускной фильтр, две линии задержки сигналов, головные телефоны, отличающийся тем, что в качестве приемника звуковых сигналов используются два микрофона или микрофон и магнитофон, при этом в устройство введены высокопропускной фильтр, высокопропускной, первый полоснопропускной, второй полоснопропускной и прямой каналы, причем все фильтры и прямой канал объединены в блок фильтров и установки частот, а также введены два блока коммутации, суммирующий усилитель сигналов и тактильный вибратор, причем приемник звуковых сигналов через микрофонный усилитель соединен с линиями задержки сигналов, которые через первый коммутатор соединены с блоком фильтров и установки частот, соединенным через второй коммутатор с суммирующим усилителем, который соединен с головными телефонами и тактильным вибратором.

источник

Логопедическая реабилитация дошкольников с помощью аппарата «Монолог». Теория и практика.

ДЕМОСФЕН 383 — 322 год до н.э.

Л огопедические индивидуальные и групповые занятия с использованием технических средств обучения ( аппарат для коррекции речи «Монолог», мультимедийные презентации для коррекции ОНР, музыкально- ознакомительные досуги ). Психологические индивидуальные и групповые занятия, направленные на развитие социальной адаптации; Логоритмические занятия, целью которых является развитие ритмической организации речи и движений; Психотерапевтические занятия с использованием метода групповой релаксации. Комплексная реабилитация детей в условиях детского сада 956 компенсирующей направленности

Улучшение речевого статуса ребёнка; Расширение коммуникативных возможностей; Ликвидация признаков девиации личности; Расширение адаптационных возможностей . Результатом комплексной п сихолого — логопедической коррекции является:

Средства ТСО используемые при коррекции заикания ЗВУКОЗАГЛУШЕНИЕ «БЕЛЫЙ ШУМ» Разрыв привычной патологической слухоречевой связи Выполняет роль отвлечения от речевого акта Э ффект повышения громкости голоса А.А.Маланичевой (1954г.) В.И.Воскресенского (1962г.) А.В.Крапухина (1981 г.) Ф.Черри ЗВУКОУСИЛЕНИЕ Эффект наступает благодаря изменению привычной громкости собственной речи Как метод устранения заикания был предложен В.А.Раздольским в 1965г. МЕТРОНОМ Метод ритмической стимуляции речи Усвоению навыка изменения темпа и ритма речи Дж.Бреди ( 1969г) Н.И . Жинкин К.С.Станиславский

» ЭХО» или ЭФФЕКТ ОТСТАВНОЙ РЕЧИ был открыт Б. Лее в 1952 году Эффект отставной речи связывают с нарушением обратной слуховой связи. Метод лечения, основанный на принципе «регуляции обратной связи» с помощью «ЭХО — аппарата», предложил польский автор Б.Адамчик в 1959 году. В 1981 году А.В.Крапухин в установке «Логос», наряду с звукозаглушением и звукоусилением, использовал эффект «Эхо».

Корректофон — построен на эффекте заглушения собственной речи — «белый шум»; Аппарат «Эхо «- воспроизводит речь с определенной задержкой, создающей эффект эха; Звукоусиливающий аппарат — позволяет воспроизводить собственную речь в усиленном режиме; Метроном- способствует формированию темпо-ритмических навыков. АКР — 01 «Монолог «

ЭТАПЫ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЛОГОПЕДИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ ПРИ ЗАИКАНИИ С ПРИМЕНЕНИЕМ АППАРАТА «МОНОЛОГ»

ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ РАБОТА ПЕРЕД НАЧАЛОМ КАЖДОГО ЗАНЯТИЯ Выполнить основной комплекс артикуляционной гимнастики; Для восстановления дыхания и настроя на дальнейшую работу принять удобную позу, прослушать спокойную, приятную музыку; Э тап релаксации – максимально расслабить плечевой пояс, мышцы шеи и затылочной области. На лице «маска покоя»; В состоянии расслабления отрабатывается мягкое, аккуратное, плавное произношение звуков. Звук произносится с выдохом. При произнесении гласных звуков всегда произносится с «полной» артикуляцией, что обеспечивает хорошую дикцию. Согласные звуки произносятся аккуратно, «сдувая с губ», «проскальзывая»; Обучение навыку речевого самоконтроля с помощью функций «ЗВУКОУСИЛЕНИЕ» и «ЭХО»; Обучение навыку развития силы голоса с помощью функций «ЗВУКОЗАГЛУШЕНИЯ» («БЕЛЫЙ ШУМ»)

ПЕРВЫЙ ЭТАП РАБОТА СО ЗВУКОМ и СЛОГОМ ( на аппарате функции «ЗВУКОУСИЛЕНИЕ» и «ЭХО ») Каждый гласный звук артикулируется без голоса. Каждый звук произносится: шёпотом, тихим голосом, голосом средней громкости, громко, согласуя с «дирижированием» ведущей руки. Следить за чёткой артикуляцией и громкостью голоса; После длительного произнесения звука делается пауза; Переход к слогам. Обучение плавному переходу от звука к звуку. (далее выставляется функция «БЕЛЫЙ ШУМ» и работа этапа повторяется)

а ааа ….. уууу ….. ыыы ….. o оо ….. иии ….. эээ …..

Мяу – мяу! Гав – гав! Пиф – паф! Тик – так! Ква – ква ! Кря – кря!

ВТОРОЙ ЭТАП РАБОТА СО СЛОВОМ (на аппарате функции « ЗВУКОУСИЛЕНИЕ» и «ЗАДЕРЖКИ ЗВУКА») Слова произносятся слитно, на одном выдохе. Говорить начинаем с выдохом. Ударный звук должен звучать громче. Произнесение каждого ударного звука сопровождаем «дирижированием». Ударный звук находится в начале, середине, а затем и в конце слова.

а збука о блако у тка и глы э мму о кна

арб у з бан а ны балер и на гвозд и ки вор о ны дер е вья

Современными логопедами, психологами и педагогами выявлена закономерность: если ребёнок к началу школьного обучения правильно произносит все звуки родного языка, имеет развитое фонематическое восприят.

Логопедическая реабилитация дошкольников с помощью аппарата «Монолог». Теория и практика.

Введение, Пояснительная записка, Содержание программы, Планирование логопедических занятий.

Целью моей работы является повышение педагогической компетентности воспитателей в вопросах использования метода сказкотерапии в образовательном процессе ДОУ и знакомство с методами сказкотерапии.

Программа предназначена для оказания логопедической диагностико-консультативной помощи родителям будущих первоклассников, направленной на выявление уровня и особенностей речевого развития .

Развивать мелкую моторику рук детей дошкольного возраста в процессе пальчиковых игр.

Материал собрания знакомит родителей с играми, в которые можно поиграть в семейном кругу для обогащения речи детей.

источник

Конспект подгруппового логопедического занятия по теме «Коррекция заикания с использованием аппарата АКР — 01м «Монолог»»

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Цыремпилова М. Д-Ц., учитель-логопед ГКОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат V вида», г. Улан-Удэ, Республика Бурятия

Конспект подгруппового логопедического занятия по теме «Коррекция заикания с использованием аппарата АКР -01м «Монолог»»

Цель : Совершенствовать навык плавной, интонированной речи без заикания.
Задачи :
1. Вызвать расслабление мышц шеи, плечевого пояса, конечностей по контрасту с напряжением, расслабить эти же мышцы по представлению.

2. Освоить технику диафрагмально-реберного дыхания, сознательно регулировать распределение выдоха на определенные речевые отрезки (слог, слоговые последовательности, слово).
3. Выработать необходимые движения для свободного владения и управления мышцами нижней челюсти, языка, губ.

4. Использовать технику правильной речи (мягкая атака звука, замедленный темп речи, опора на ударный гласный звук, слитность голосоведения) при произнесении слова, последовательности слов.
5. В оспитывать у детей самоконтроль за речью и поведением, чувство уважения друг к другу.

Оборудование: зеркала, 2 аппарата для закрепления навыков и коррекции речи АКР -01м «Монолог», карточки с речевыми заданиями.

I . Организационный момент

Потому что не спешим.
II . Релаксационная гимнастика

Руки поднять вверх, стараться как можно сильнее вытянуться, напрягая все тело. Расслабить кисти, локти, бросить вниз.

Ноги слегка расставить. Сжать покрепче пальцы в кулак, подержать несколько секунд. Затем распрямить пальцы рук.

Ноги слегка расставлены, обе ступни касаются пола, но вес тела перенесен на одну из ног. Переносить тяжесть тела с одной ноги на другую.
Тик-так, тик-так,
Ходят часики вот так:
Влево, вправо,
Влево, вправо.

Правую руку медленно поднять в сторону – бросить, как плеть. То же с левой рукой.

Оба плеча поднять к ушам – бросить.

Туловище согнуть в поясе и бросить его вниз, руки повиснут, как плети, вдоль ног, повиснет голова – медленно подняться.

Каждое упражнение повторяется 3-4 раза.
III . Артикуляционная гимнастика

Выдвинуть нижнюю челюсть вперед, вернуть в исходное положение.

Растянуть губы в улыбку с напряжением, затем расслабить губы и вернуть в прежнее положение.

Улыбнуться, приоткрыть рот, положить широкий расслабленный язык на нижнюю губу. Удержать позу на счет 1—5.

Имитировать жевание с закрытым и открытым ртом.

Присасывающее движение губ.

Попеременно высовывать узкий напряженный язык («жалом») и широкий расслабленный («лопатой»).

Оттянуть язык назад с усилием. Ощутить напряжение корня языка. Затем расслабить язык, уложив его на дно полости рта.

IV . Дыхательно-голосовая гимнастика

Произносить на диафрагмальном выдохе с мягкой голосоподачей (выдох с мягким придыханием) звуки.

источник

О страхах, преодолении и ценности слов

Семнадцатилетняя Ольга Мисик, читавшая Конституцию ОМОНу на акции 27 июля, почти сразу стала одним из символов московского протеста. Ольга с раннего детства заикается, публичные выступления для неё — всегда стресс и экзамен. Человеку с заиканием часто приходится заставлять других себя выслушать. Мы поговорили с разными людьми, которые заикаются, о преодолении и страхах, дружбе и профессиональной дискриминации — о том, как речевая особенность повлияла на их жизненный выбор и ощущение свободы.

Я начала заикаться в четыре года. То же самое было с моим старшим братом, но у него это прошло через год. Все думали, что у меня тоже пройдёт, но я заикаюсь до сих пор. Я ходила к логопедам, но эффекта от этого не было. Страх публичных выступлений у меня появился в подростковом возрасте. В младшей школе вслух нужно было читать в основном стихи, а стихи у меня почему-то всегда получались нормально. Но я заикаюсь, когда читаю вслух прозу. Если понимаю, что запнусь, быстро придумываю другое слово. Из-за этого я хорошо пишу, так всегда было — в школе литература была моим любимым предметом. В этом году я поступила на журфак, мне всегда хотелось писать тексты, пока я делаю это в своём телеграм-канале.

Когда 27 июля я читала Конституцию росгвардейцам, почему-то почти не заикалась. Может быть, статья оказалась простой или мне повезло, а может, я понимала, что вокруг слишком много людей и камер и было бы ужасно в чём-то ошибиться. Обычно, если я волнуюсь, начинаю заикаться только сильнее, но в этот раз почему-то обошлось. Я это не контролирую и не особо представляю, как это работает.

Когда 27 июля я читала Конституцию росгвардейцам, почему-то почти не заикалась

Конституция оказалась с собой у моего друга, с которым мы поехали на митинг. Он спросил: «Оля, хочешь взять Конституцию?» Я плохо помню, что было дальше, но да, я почему-то начала читать её росгвардейцам. Я была на митингах 9 сентября про пенсионную реформу, на митинге 10 марта за свободный интернет, на маленьких экологических митингах, на шествии 12 июня в защиту Ивана Голунова и потом на всех митингах в поддержку независимых кандидатов. Вообще, я всегда что-то подобное делаю, у меня каждый раз внутренний челлендж: бывает, что я просто разговариваю с росгвардейцами или обнимаю их. По дороге на акцию я обычно думаю, что сегодня не буду светиться и высовываться, но как только оказываюсь на митинге, меня сразу тянет в первые ряды и всё выходит само собой.

Многие считают, что с росгвардейцами не надо общаться и относиться к ним с сочувствием, но ведь росгвардейцы — это солдаты-срочники, и то, чем они занимаются сейчас, не их выбор. Я разговаривала с ними, они равнодушны к политике, им плевать на выборы и всё остальное. И вообще они разные: бывают классные, грустные или несчастные, мне таких очень жалко. А бывают равнодушные. И если мы покажем, что хорошо к ним относимся, они примут сторону демонстрантов, потому что окажутся перед выбором — между теми, кто хорошо к ним относится, и теми, кто пригнал их на этот митинг как пушечное мясо.

Перед митингом 3 августа я написала пост, где призывала людей выйти на одиночные пикеты, и теперь мне вменяют призыв к незаконной демонстрации. Я думаю, что рано рассуждать о том, какой будет прекрасная Россия будущего — я вряд ли доживу до этого момента, слишком долгий процесс, но это точно будет страна, где работает демократия и свобода слова.

Всё началось в шесть лет. В этот год было много стрессовых событий: например, мы перевернулись на машине. Мы с родителям жили в маленькой деревне с населением в 350 человек. Медицины там фактически не было (и не будет, скорее всего, никогда), поэтому меня водили к бабушкам-целительницам, которые шептали на воду, пугали меня и снимали порчу. Я был у гипнотизёра в соседней деревне. Когда я пришёл к нему в первый раз, мне было лет восемь. Он сказал: «Сейчас ты уснёшь», — и я кивнул. После этой фразы он начал меня о чём-то расспрашивать, и я сказал ему, что не сплю. У нас тогда, кажется, не было денег, и родители передавали целительницам и гипнотизёрам соленья и мясо. Была целительница, которая по следу от свечки распознала порчу. И нужно было отдать ещё две банки огурцов, чтобы эту порчу снять. Конечно, родители хотели как лучше и пытались испробовать все способы, а это были самые доступные.

В третьем классе меня отправили в санаторий для детей с заиканием, нас учили разговаривать нараспев и с перестукиванием пальцами по коленке на каждый слог. Эта методичность должна была помочь говорить более плавно, но всё осталось без улучшений, так что классу к пятому все плюнули и не пытались как-то исправить ситуацию, хотя я стал заикаться сильнее. Я практически не мог нормально разговаривать, из-за напряжения к речи добавилась ещё и мимика: когда я долго не мог выговорить слово, у меня начинала трястись голова. Кажется, это было не самое приятное зрелище. Помню самый жуткий момент: я сдавал устный экзамен по геометрии в девятом классе, геометрию я знал идеально и не готовился к экзамену. По билету мне нужно было рассказать и доказать теорему. Я знал решение, я написал его на доске, оставалось только проговорить, но я не мог: меня сковывало и трясло от напряжения. Я физически чувствовал, что хреново говорю — не только слышу это, но ещё и выгляжу не так, как обычно. Проблему усиливало то, что в комиссии, которой я это рассказывал, была моя мама — завуч школы, где я учился. Мне казалось очень странным, что она видит, как я заикаюсь. Как будто я был шпионом, который всю жизнь скрывал это от неё.

В прошлом году
я получил такой комментарий:
«Очень хороший преподаватель. Несмотря на дефекты речи мы всё слышали и всё понимали».
Почему-то эти слова меня очень задели

В университете есть «Студенческая оценка преподавателей» — это онлайн-анкета, нужно проставить баллы и ответить на несколько вопросов о каждом преподавателе, который вёл предметы в модуле. В прошлом году я получил такой комментарий: «Очень хороший преподаватель. Несмотря на дефекты речи мы всё слышали и всё понимали». Почему-то эти слова меня очень задели. Я понимаю, что с психологической или медицинской точки зрения это действительно дефект, но для меня всю жизнь это было нормой, и мне впервые так сказали об этом. Я понимал, что это был положительный комментарий, но мне впервые было очень неприятно и по-детски обидно.

Я преподаю в Вышке уже семь лет. Я переживаю перед каждой лекцией, семинаром и совещанием. Публичное выступление — это всегда двойной стресс. С одной стороны, я волнуюсь, потому что хочу хорошо выступить и объяснить. Когда я волнуюсь, начинаю заикаться, а уж когда начинаю, думаю: «Блин, они видят, что я нервничаю и заикаюсь, наверное, что-то идёт не так». Это замкнутый круг. Самый действенный способ в этой ситуации — просто остановиться и начать заново. Повезёт, если слово на гласную и его можно протянуть, с согласными сложнее.

Помимо возможности рассказывать о том, что мне нравится, преподавание — это ещё и общение с людьми. Я сравниваю процесс с тренировкой, потому что чем меньше я разговариваю, тем больше заикаюсь. Я сильно заикался до двадцати лет. А в двадцать пошёл работать в «Связной» — продавать телефоны. Мне кажется, этот опыт меня очень выправил, в какой-то степени я перестал бояться разговаривать с людьми, работал принцип «не поговоришь — не поешь».

Я не помню периода, когда я не заикался, так что мне не нужно было особенно работать над принятием этой особенности. Иногда я замечаю за собой, что стараюсь не заикаться, чтобы просто показать, что могу. Так бывает редко. Наверное, я был бы рад, если бы не заикался. Это бы упростило мою жизнь, потому что некоторые телефонные звонки и общение для меня по-прежнему стресс.

Если я волнуюсь, стопроцентно буду заикаться, но бывают дни, когда я спокоен и почти не заикаюсь. Есть градация: если я заикаюсь во время разговора с братом или родителями не один раз, а несколько, значит, моя психика работает на пределе — это индикатор напряжения. Чем я лучше себя чувствую, тем лучше я разговариваю.

Хрестоматийно, что мои бабушка и дедушка познакомились в центре по лечению заикания. Заикаться они не перестали. Я уже очень плохо помню, как заикалась бабушка, но вот дедушка может читать стихи и петь не заикаясь, чего не могу я. Когда он читал нам вслух в детстве, он тоже не заикался. А когда он приходит в магазин, чтобы купить что-то, начинает заикаться сразу же. Мои папа и брат начали заикаться с того момента, как научились говорить. Брата из-за этого даже в два года изолировали в глухую деревню, чтобы он получал меньше информации извне. Наша бабушка, которая тоже заикалась, считала, что если ребёнок получает слишком много информации, он не успевает её переваривать, поэтому поступать и выходить должно примерно равное количество. Это не сработало, но он потом единственный из всех нас слушал текст в наушниках и медленно его повторял — это ему помогло. Он умеет разговаривать так, чтобы не заикаться. Но он решил не заканчивать до конца этот курс, чтобы его не забрали в армию. Папа ходил к психологу, и тот сказал ему, что особо с этим ничего не сделаешь, поэтому лучше принять и не обращать внимания.

Я начала заикаться примерно в пять. Шансы, что я буду заикаться, были пятьдесят на пятьдесят: мама не заикается, но меня всё-таки перетянуло в папину сторону. В детский сад я не ходила, потому что у меня была няня, и до школы я даже не понимала, что заикаюсь. Я общалась с другими детьми, но мало. Лет в семь уже начала понимать, что не могу говорить так же быстро, поэтому другие дети меня перебивают, а я ничего не могу с этим сделать. Особенно неприятно было в шестом-седьмом классе. Я была довольно отстранённым подростком. Меня некоторые передразнивали. Были пара человек, которые меня поддерживали, но если я начинала заикаться или повторялась, то многие начинали посмеиваться.

Отвечать у доски было трудно. Когда надо было сдавать выученные стихи, я просила учительницу написать их на доске, рассказывать мне очень не хотелось. Учителя предлагали компромиссы: встать в конец класса и рассказать стихотворение за спинами, чтобы мне не смотрели в глаза, или подойти рассказать на перемене. Они не понимали, что количество человек, которые на меня смотрят, не влияет на то, как я заикаюсь. В разговоре с близкими я буду заикаться так же, просто не буду себе отдавать в этом отчёт, а среди посторонних замечу, что заикаюсь, и подумаю: «Могла бы и получше рассказать». Если я пою в дуэте или в хоре, я не заикаюсь, потому что ответственности на моём голосе как будто бы меньше.

Обидно бывает только в тех случаях, когда я придумываю хороший саркастичный ответ, но начинаю
на подлёте, заикаюсь, и эффект пропадает

Есть сочетания согласных, которые мне очень трудно произносить. Перед разговором я стараюсь мысленно скомпоновать предложение таким образом, чтобы этих звуков было как можно меньше. Когда мой речевой аппарат не может протолкнуть эти звуки, я беру паузу и заменяю слово на другое. Ещё хорошо помогают префиксы. В школе меня ругали за слова-паразиты, которые я вставляла в речь: «Эм», «Да», — но это было моим способом настроиться.

На самом деле, когда перебивают, это очень раздражает. Особенно когда хотят закончить за тебя, но говорят не то, что ты хотел сказать. Очень обидно, что заика не может перебить в ответ. Если человек ничего для меня не значит, я не буду ему объяснять, что вести себя так не нужно. В прошлом году, когда я училась на первом курсе, одногруппница от меня узнала, что заикание — это патология, что люди так разговаривают не потому, что им так прикольно. Она была в шоке, никогда не слышала, что это наследственное.

Обидно бывает только в тех случаях, когда я придумываю хороший саркастичный ответ, но начинаю на подлёте, заикаюсь, и эффект пропадает. Меня тоже водили к психологу, но там ничего не изменилось. Мне говорили то же самое, что и папе, но в шестом классе я не могла смириться с тем, что не смогу от этого избавиться. К тому, чтобы не зацикливаться на заикании, я пришла сама чуть позже, это случилось буквально года два назад. Я просто поняла, что не боюсь общаться с людьми, не боюсь спросить дорогу, не боюсь быть приветливой с продавщицей в магазине. Я уже не боюсь, что меня посчитают странной.

Семейная легенда гласит, что я начал заикаться после того, как в детстве меня облаяла собака. Когда я был маленьким, меня это особо не беспокоило. Однажды надо мной колдовал логопед, но ничего из этого не вышло. Помню, что в доме после этого сеанса поселилось слово «логоневроз». Как-то раз в начальной школе я решил поучаствовать в конкурсе чтецов, что для заикающегося человека так себе формат. Я читал «У лукоморья дуб зелёный», ни разу не заикнулся и занял первое место. Мне подарили дурацкую книжку про пещерных людей, которые друг друга пожирают. Зачем ребёнку такая книга? Ну, наверное, взяли первую, которая была в библиотеке. Ещё помню довольно мерзкий экзамен на технику чтения — я сидел перед учительницей и читал ей текст на скорость. Я ужасно заикался от волнения. Так это со мной всегда и работает: волнуюсь — значит заикаюсь, или что-то очень хочу рассказать, меня перехлёстывают эмоции — и я начинаю заикаться.

Я отлично учился в младшей школе, и кажется, это была первая двойка, которую я принёс. Я тогда даже не обиделся, а разозлился. Помню, подумал: «Зачем? Ведь учительница-то знает, что я заикаюсь.» На следующей неделе я пересдал этот экзамен. Тогда я уже не волновался, а злился. Злость — хорошее чувство. Когда злишься — не заикаешься. Самым криминальным словом в школе было «здравствуйте». Это же самое первое слово, которое ребёнок произносит, когда учитель заходит в класс, но «д» очень сложный звук — твёрдый, я как будто об него спотыкаюсь, когда хочу произнести. Но мне кажется, одноклассники вообще внимания не обращали на моё заикание. В компании мы иногда прикалывались с ребятами по этому поводу: если я подолгу зависал над каким-то словом, то начинал ржать, и всем остальным тоже становилось тоже смешно.

С возрастом я вообще стал меньше заикаться на согласные, заикание стало скорее манерой речи, определённым говорком. Товарищ недавно сказал, что из-за того, что я растягиваю гласные, кажется, что я иронизирую даже в те моменты, когда говорю что-то серьёзное. Я сам по себе ироничный человек, а это ещё раз дополняет образ. Раньше часто бывало так, что я мог много общаться с человеком, но только спустя несколько месяцев, он меня спрашивал: «Ты чего, заикаешься?» Мне кажется, люди в принципе не очень внимательны, поэтому могут не замечать такое. Многие просто ждут момента, чтобы сказать самому, а не слушают других. Девчонки иногда говорили мне, что заикание — это очень обаятельно. Я сначала удивлялся, но меня убеждали, что это изюминка. Кто-то говорил, что заражается заиканием от меня: после общения заикается ещё несколько дней. Видимо, это коварная работа зеркальных нейронов.

Товарищ недавно сказал, что
из-за того, что
я растягиваю гласные, кажется,
что я иронизирую даже в те моменты, когда говорю что-то серьёзное

Главный киношный образ, который висит у меня в голове на эту тему, — знаменитая сцена из «Зеркала», где парень, который вообще с трудом говорит слова, приходит к врачу, которая произносит фразу: «Громко и чётко: „Я могу говорить!“», — и переводит напряжение из речи в руки. Такого заикания у меня никогда не было. Я не люблю публичную активность, просто потому что для меня это неорганично. Недавно я смотрел интервью с Любовью Аркус, где она вспоминала метод «вертушки» Алексея Германа: это очень много параллельных сбивчивых разговоров без конца и начала. Мне очень это нравится, ведь обычно в кино все разговаривают чётко и выверенно, реплики несут в себе много смысла, все очень пекутся о хронометраже, потому что это деньги. «Так люди не говорят». Это главная претензия: такая речь не похожа на настоящую, ведь в повседневной жизни она более скомкана. В скомканной речи — большая правда жизни. Все речевые баги, нюансы произношений, говоров и речевых оттенков часто остаются за бортом произведения искусства, хотя именно это всегда и есть самое симпатичное.

Мне очень повезло с соавторами, мы пытаемся в диалогах сохранять шероховатости речи. Они иногда могут сообщить о человеке больше, чем он пытается сказать — его случайные мысли, которые в логично построенной речи взрываются, как пузыри на болоте. Если я приду на свидание с какой-то внутренней темой и буду заикаться, когда начну говорить, девушка может понять намного больше, чем я хочу сказать. Те, кто внимательны во время разговора, это чувствуют.

Я начала заикаться, когда мне было семь и я пошла в первый класс. Первый год это никто не называл заиканием, просто мне было тяжело читать вслух, я не могла произнести следующее слово. Вообще я была очень развитым ребёнком и, придя в школу, читала не по слогам. Сначала никто не понимал, что это такое, потом в какой-то момент кто-то спросил меня: «Ты что, заикаешься?» А я долго отрицала. Потом одноклассники начали меня дразнить. Родители говорили: «Не обращай внимания», — но я не могла не обращать внимания, когда меня изображали другие дети. Много раз пыталась умно ответить на издёвки, но начинала заикаться в процессе, и это становилось очередным поводом надо мной посмеяться.

В третьем классе, когда мне было девять, очень настырная мама одноклассника, которая была дружна с моей бабушкой, взяла мою фотографию с детского утренника и отнесла к гадалке. Гадалка заговорила ниточку по фотографии и велела её закопать со словами: «Когда ниточка сгниёт, Даша перестанет заикаться». Судя по тому, что я заикаюсь до сих пор, ниточка была из нейлона. Потом мы с мамой и бабушкой пошли к этой гадалке втроём: было темно, коптили свечи, она водила яйцом над моей головой. Было очень смешно, потому что бабушка и мама сидели с очень серьёзными лицами, а я думала: «На что я трачу свою жизнь?» По версии гадалки, я начала заикаться из-за того, что мама делала ремонт, когда была мной беременна, и нужно было прийти ещё на несколько сеансов, чтобы меня вылечить.

Чуть позже по телику начали крутить рекламу курсов от заикания. После очередной акции травли, когда я сидела в школьной раздевалке в слезах, позвонила маме и сказала: «Давай признаем, что я заикаюсь, давай это просто признаем. Я хочу лечиться, мне нужны эти курсы». Мама согласилась, и когда мы приехали в центр с курсами, нам сказали, что причина заикания в том, что меня переучивали писать с левой руки на правую. В детстве все думали, что я амбидекстр (ложку и вилку я держала левой рукой), но когда в первом классе нам сказали: «Все возьмите ручки в правую руку», — я так и сделала, и у меня всегда был очень плохой почерк.

Суть курсов заключалась в том, что нужно было очень медленно читать текст в очень больших наушниках, чтобы не слышать своего эха. Всё это вызывало во мне ужасный протест, я саботировала мероприятие и навсегда испортила себе впечатление от «Всадника без головы», которого нужно было читать в наушниках. В итоге курсы мне вообще не помогли, но я не исключаю, что кому-то могли помочь.

Моя речь как была, так и осталась минным полем. Просто я чуть лучше научилась владеть металлоискателем

В подростковом возрасте я стала заикаться намного меньше, и одноклассники на меня подзабили, зато года четыре назад стала заикаться на гласные, чего раньше не делала. Есть несколько способов, которыми я это прикрываю. Во-первых, я растягиваю гласные. Во-вторых, это увеличенный словарный запас: если я чувствую, что сейчас запнусь, меняю слово, чтобы донести ту же мысль другими словами, но без опасных звуков. Мне говорят, что я хорошо пишу и подбираю слова — отчасти это из-за умения быстро придумывать синонимы. В-третьих, у меня ритм речи очень осторожный: я как Марио, который бежит и перепрыгивает через препятствия, но иногда я просто не успеваю перепрыгнуть. Я заикаюсь гораздо чаще, чем люди слышат: каждый раз, когда я беру микропаузу, это момент, когда я пропускаю запинку. Короче, моя речь как была, так и осталась минным полем. Просто я чуть лучше научилась владеть металлоискателем.

В четырнадцать лет я захотела стать актрисой. Поступала в театральные вузы после десятого и после одиннадцатого класса, но оба раза не поступила. Очень хорошо помню прослушивание, на котором сидели Райкин и Гуськов. Я увлечённо читаю, они внимательно смотрят, я чувствую, что есть контакт, меня никто не останавливает, и вдруг я заикаюсь и в ту же секунду ощущаю, что у всех как будто выключается лампочка над головой, внимание потеряно, меня останавливают через две фразы. Тогда в театральный я так и не поступила, отучилась на журфаке, но было понятно, что это не моё. В итоге после того, как я получила высшее образование, поступила в «Московскую школу нового кино» на курс Муравицкого, где тоже заикалась на прослушивании. Поступая туда, я думала, что мне уже нечего терять, и была уверена, что меня не возьмут.

А сейчас я играю в спектаклях. Недавно был показ спектакля, в котором я играю уже полтора года, и я очень много в нём заикалась. За кулисами меня поймал продюсер и спросил: «Дашка, а ты чего заикаешься-то сегодня?» На что я ответила: «А ничего, что я заикаюсь по жизни?» На недавней читке в «Театре.doc» моим персонажем была девушка, которая держит пленников. К ним она относится как к расходному материалу, но вдруг к ней приводят пленницу, которой она восхищается. По роли я то ору на одних, то заискиваю перед другой. И мне ничего не приходилось делать специально: когда я ору, я не заикаюсь, а с ней заикаюсь. Первый раз в жизни моё заикание сработало на меня.

Когда я заикаюсь во время читки, я начинаю себя за это есть. Я терпеть не могу, когда меня перебивают и когда за меня продолжают слово. Я шучу, что нельзя перебивать человека, который заикается, потому что второй раз я могу то же самое не сказать. Я сравниваю для себя такие моменты с ситуацией, когда незрячего человека без спроса в метро хватают под руку и ведут. Хотя понятно, что таким людям куда сложнее, чем мне, но ощущение очень неприятное. Недавно на гастролях я сильно заикалась. Там была сцена, где я читаю с листа, я не успела выучить этот текст. Обычно я учу текст к читкам, потому что когда читаю знакомый текст, шансов, что буду заикаться, меньше. Во время перерыва ко мне вышла режиссёр и сказала: «Давай дальше я почитаю?» Забрала у меня планшет и ушла. Наверное, на её месте, я бы сделала так же.

Несколько очень разных мужчин на свиданиях говорили мне: «Слушай, вообще-то заикание — это секси». В этот момент у меня каждый раз было ощущение, что человек обнаружил у себя очень странный фетиш. Но с другой стороны, такие комплименты легитимизируют особенности.

Недавно я поехала к хорошему неврологу, чтобы всё-таки понять, есть ли способ мне как-то помочь. Он спросил, есть ли какие-то факторы, которые влияют на моё заикание, я сказала, что нет, и тогда он сказал фразу, которая показалась мне самым правдоподобным объяснением: «По ходу у тебя просто повисает процессор» — железо просто не тянет программное обеспечение, и если что-то должно страдать, то будет страдать речь. Тут я хотя бы понимаю, что делать: уменьшать количество задач, которые мой мозг выполняет одновременно. Для этого есть приложение Headspace, например. Ещё, если я читаю вслух, стараюсь не читать вперёд всё предложение, а разбиваю его на части в голове.

источник

Классы МПК: A61F5/58 аппаратура для лечения заикания
Автор(ы): Броницкий И.В. (RU) , Максимов В.Ю. (RU) , Озеров В.И. (RU) , Юдин А.Д. (RU)
Патентообладатель(и): Общество с ограниченной ответственностью «Путь домой» (RU)
Приоритеты: